«Стой, где положено!", или Синдром апартеида: лечение шоком

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Сначала мне было смешно. «Обязательно убедись, что ты стоишь на правильной стороне». Что-то похожее на Жванецкого (цитирую по памяти): «Иду по улице, никого не трогаю, вдруг слышу сзади: „Продолжайте движение!“ Продолжаю. Слышу: «Не оборачивайтесь!» «Не оборачиваюсь»»

Потом стало как-то не по себе: вспомнился апартеид, ЮАР, расовые беспорядки…

Ещё потом возникло легкое восхищение нестандартной и практически беспроигрышной бизнес-идеей: многие прохожие, заинтригованные надписями «Здесь только русские» и «Siin ainult eestlased», углядев внизу номера телефонов, бросились звонить по ним, слыша в трубке голос автоответчика, советующий проверить ту самую правильность места дислокации. Не думаю, что такие звонки были для пользователей бесплатными…

Но еще более «потом» накатил приступ интеллектуального перфекционизма, требующего немедленно разобрать по косточкам все возникшие поочередно ощущения и выбрать что-то одно, внятно и удовлетворительно объясняющее возникшую ситуацию.

Пойдем по пунктам

Пункт первый – смешно. Нет, не подходит. Во-первых, сама описанная великим сатириком история в сути своей совсем не смешная, а, скорее, страшноватая. А во-вторых, ну правда, не смешно. Велят стоять там, где надо. А кому надо? И чего это я вдруг обязательно должен в чем-то там убеждаться? Отметаем этот тезис с негодованием.

Пункт второй – апартеид со всеми его прелестями. Вроде, по внешним признакам похоже. Но… нет, тоже не катит. По своей сути апартеид – это навязанное понаехавшими в Южную Африку белыми чужаками разделение населения на первый и второй сорт по расовому признаку, главным образом – по цвету кожи, в унизительной для коренных жителей форме. За что, к слову, белая раса сегодня и получает «сдачу» в виде миллионов темнокожих беженцев, наводняющих пощади и жилые кварталы европейских городов и устанавливающих там свои порядки.

Тогда как в рассматриваемом нами случае мы, во-первых, имеем дело с инициативой, исходящей явно не из среды приезжих. А во-вторых, только круглый (квадратный, семиугольный, кубический – выбрать по вкусу) идиот способен сегодня на полном серьезе рассчитывать, что открытые призывы к раздельному пользованию общественными местами будут позитивно восприняты обществом. Даже если кто-то втайне так и думает. Печально закончившийся опыт избирательной кампании 1995 года с её плакатами «Эстония – для эстонцев!», послужившими причиной самоубийства известного поэта и артиста Юхана Вийдинга, кое-чему все-таки научил…

Наконец, третий пункт – финансовый. Поразмыслив, приходится отказаться и от него: слишком велики затраты на изготовление и размещение такой рекламы и её коммуникативно-технического обеспечения в виде выделенной телефонной линии и аудиоклипов и слишком скоротечен период действия всей этой интриги, чтобы не просто окупить затраты, но и выйти в прибыль.

Что же в сухом остатке?

Существует такое понятие, как шоковая реклама. То есть, к примеру, чтобы привлечь повышенное внимание к объявлению о наборе в кружок бального танца, следует предварить такое объявление изображением фаллоса – хотя бы условным…

Правду говорить легко и приятно?

Главный посыл авторов скандального плаката (а ими оказались, как многие и предполагали, активисты самой молодой на сегодня политической партии «Ээсти 200») – растормошить общественное мнение. Я даже не стану повторять их доводы – любой заинтересованный человек может найти их без труда в любом СМИ, которое ему лично дороже и ближе.

Не будем пока трогать результаты, но своей цели «двухсотники» достигли: внимание общественности привлечено и даже возбуждено. Не так чтобы чрезмерно, но все-таки… С результатами сложнее, но мы еще к этому вернемся.

В одном Кристина Каллас и ее единомышленники, безусловно, правы: «Расколотое общество – наша реальная проблема. Пусть первый бросит в меня камень тот, кто скажет, что смысл изображенного на плакатах не является правдой».

Подписываюсь под каждым словом. Но ровно до обозначенной в цитате точки. Дальнейшие рассуждения, на мой взгляд, есть чистейшего популизма чистейший образец. Хотя и допускаю, что в своих рассуждениях о раздельном обучении, раздельной работе и раздельном проживании «Ээсти 200» вполне искренни. Но предлагаемые рецепты преодоления сложившегося статус-кво представляются, как минимум, несостоятельными.

Прав был старина Екклезиаст, утверждая, что «нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чем говорят: „смотри, вот это новое“; но это было уже в веках, бывших прежде нас».

Проблеме, обозначенной в объяснениях Кристины Каллас, вовсе не двадцать восемь лет. Еще в период, называемый нынешними историками временем советской оккупации, власти пытались решить эту проблему, насаждая совместное обучение – от детских садов до средней школы (про вузы разговор отдельный, там все-таки играли роль другие факторы). Эффект был даже не нулевым, а со знаком «минус»: в детских садах эстонские дети начинали скорее говорить по-русски, чем русские – по-эстонски, то же самое и в школах, а это уже, знаете ли, русификация... Почему так получилось – на эту тему защищен, думаю, не один десяток кандидатских и докторских диссертаций. С тем же эффектом (не считая, разумеется, персональной прибавки к зарплате защитившимся соискателям).

Намерение «окончательно решить эту проблему в ближайшее время», как это сформулировано в предваряющем пресс-конференцию по поводу случившегося заявлении правления партии-возмутителя общественного спокойствия, – не меньший популизм, чем звучавшие ранее обещания вывести Эстонию в пятерку самых процветающих стран Европы (или мира?) и прочие декларации о благих намерениях. А по форме так и вовсе напоминает «окончательное решение еврейского вопроса»…

Не имеет эта проблема решения. То есть в принципе оно есть, но исключительно на личностном, точнее – межличностном – уровне. На общегосударственном, в приказном или хотя бы «добровольно-принудительном» порядке – никак! Уж на что мощными рычагами интернационального воспитания обладала советская пропагандистская машина, но и та оказалась бессильной.

Да, «Ээсти 200» громко заявила о своей готовности побороться за место на политическом Олимпе. Имею, однако, сильное основание подозревать, что весь мощный заряд энергии при этом уйдет в гудок.

Впрочем, есть все-таки один момент, ради которого, может, и стоило заваривать всю эту кашу. Я говорю о безымянном парне, который – после того, как высокие административные инстанции объяснили, что никакого криминала в этой шоковой рекламе они не усматривают, – на свой страх и риск замазал черной краской провокационные плакаты и наклеил поверх них афиши спектакля «Со второго взгляда», совместного проекта Русского театра и Таллиннского городского театра. Надписи на них гласят: «Erinevad языки, üks народ, разные keeled, один rahvas».

Есть все-таки в этом мире нормальные люди.

НАВЕРХ