«Частные детективы в Эстонии» - что дозволено, а что нет

Олег Матвеев

ФОТО: личный архив

Если вы идете на личную встречу с человеком, задумывались ли вы о том, можно ли записывать разговор на диктофон или нет? И если записать, то что за этим последует в плане уголовной ответственности, если о факте записи кто-нибудь узнает?

Согласно действующей статье 137 части 1 Пенитенциарного кодекса, слежка за другим лицом с целью сбора данных о нем, осуществляемая лицом, не имеющим законного права на проведение оперативно-розыскной деятельности, наказывается денежным взысканием или тюремным заключением на срок до трех лет.

Но что означает данная статья в трактовке следственных органов и судов на самом деле, знают далеко не все.

Скажем сразу, что Госсуд в деле Прийта Тообала признал, что формулировка вышеупомянутой статьи закона неудачна. Из текста закона не до конца ясно понятие слежки за другим человеком в частном порядке. Но воз и ныне там – в Рийгикогу не изменяли закон и не собирались пока это делать.

Согласно решению Госсуда, запись своего личного разговора с другим человеком на диктофон в любом месте, будь то кафе, бар, ресторан, суд, школа, театр, родной дом и прочее, не является уголовно наказуемой, т.е. разрешена. Причем вы можете даже не уведомлять своего собеседника о включённом диктофоне и наличии записи – всё легально.

То же самое касается вашего разговора с другим человеком по скайпу или по телефону. Статус человека в этом случае тоже не имеет никакого значения.

Госсуд подчеркнул также, что подобная ситуация не противоречит статье 43 Конституции о тайне сообщений. Вместе с тем коллегия Госсуда не была едина в этом мнении, и другую сторону занял судья Кергандберг, сославшись, в свою очередь, на отличающееся от местного мейнстрима мнение занимавшего в разные годы должность председателя Госсуда, судьи ЕСПЧ и суда ЕС Уно Лыхмуса.

Но на сегодня телефонные или диктофонные записи абсолютно легальны как доказательства во всех судах Эстонии. Были случаи, когда переданный частным лицом в суд телефонный разговор с подозреваемым помогал установить факт признания преступником ограбления.

Автор не понаслышке знает и о семейных спорах, когда супруги записывают друг друга на диктофон и затем отправляют записи своих личных препирательств судье. Как подмечает защищающий в судах права детей присяжный адвокат Урмас Арумяэ, в эмоциональном плане это больная тема - с каким рвением это делается и преподносится суду как истина в последней инстанции. Только не всегда полоскание чужого белья суд интересует. Да, это средство поймать человека на лжи, но слово дорогого стоит и может обернуться против вас, предупреждает Урмас Арумяэ.  

Полиция зафиксировала, что обиженная мать со своей сообщницей на протяжении более чем одной недели неоднократно наблюдала - скрытно, без ведома и согласия отца ребенка - из сада через окна дома около 10 вечера, что делают ребенок и его новая семья. 

Другое дело, когда за другим столиком в кафе сидят люди, ведущую свою частную беседу, в которой вы участия не принимаете. А тем более, если вы, человек посторонний, их ещё и фотографируете или снимаете на камеру. То же самое касается записи чужого разговора в соседнем офисном помещении: здесь вы точно можете нарваться на неприятности. В этом случае не имеет значения, скрытая ли это слежка или открытая.

Интересен случай, когда семилетний ребенок по более раннему постановлению гражданского суда остался жить с отцом, а мать довольствовалась закрепленным в суде порядком общения с ребенком. Полиция зафиксировала, что обиженная мать и ее сообщница на протяжении более чем одной недели неоднократно наблюдали - скрытно, без ведома и согласия отца ребенка - из сада через окна дома около 10 вечера, что делают ребенок и его новая семья. Сообщница периодически отправляла матери очередную порцию добытых фотографий.

Если лицо ранее не наказывалось в уголовном порядке, за такое деяние его будет ждать денежное наказание не менее 300 евро, возмещение судебных расходов в размере нескольких сотен евро, не говоря уже об отметке в общедоступном регистре наказаний на 1 год.

Незаконно и намеренное чтение, сбор и распечатка личной корреспонденции, мейлов, сообщений в соцсетях, запись бесед по скайпу без ведома и согласия общающегося, если речь не идет о разговоре тет-а-тет. Автор имеет прежде всего в виду скрытый вход в компьютерную и прочую электронную систему часто с незаконным взломом паролей.

Также уголовно наказуема передача нелегально полученной электронной корреспонденции частным лицом, который не имеет права этого делать. Суд будет рассмитривать при ужесточении наказания, был ли это единичный или системный случай.

Нельзя передавать и деликатные личные данные, например, журналисту от частного лица, если законного основания на то нет. Запрещено и адвокату без письменного согласия клиента разглашать полученную в рамках оказания юридических услуг конфиденциальную информацию. Деликатными личными данными является личная жизнь сама по себе (например, детали семейной и сексуальной жизни), здоровье, коммерческая тайна, политические взгляды. Личная жизнь охватывает весь жизненный распорядок человека, в том числе место жительства, зарегистрированные машины, правонарушения, информации о которых нет в общем доступе.

Отдельно регулируется законом запрет на неразглашение информации о личной жизни, здоровью или коммерческой деятельности другого лица со стороны чиновника. В связи с этим интересно слушавшееся в Пярнуском уездном суде дело, согласно которому полицейский пошел навстречу своему знакомому, желавшему узнать, кто припарковал машину вблизи ворот его мастерской на несколько дней. Знакомому полицейского помешала машина, и он хотел сообщить об этом помешавшему водителю по телефону.

Полицейский исправно доложил своему товарищу по SMS, кто собственники и ответственные пользователи машины, а также их номера телефонов. Полицейский выяснил эти данные в соответствующих инфосистемах полиции.

В результате полицейский выплатил денежный штраф 842,50 евро, судебные расходы в несколько сотен евро и получил отметку в регистре наказания на год. Имя этого уже бывшего полицейского может узнать любой желающий, т.к. упомянутое решение находится в свободном доступе в интернете.

Подытоживаю: перед тем, как вы решите записать свой личный разговор, особенно, если вы планируете его куда-либо выложить, не помешает лишний раз подумать. Юриспруденция юриспруденцией, а человеческие отношения тоже никуда не девались. Тем более, что практика Госсуда не вечна и порой делает крутые повороты. Надеюсь, осталось не так долго ждать, когда аналогичная история из Эстонии поступит в Европейский суд по правам человека.

НАВЕРХ