Любимый город, ты не обалдел?

Марианна Тарасенко.

ФОТО: Тоомас Татар

Тем, кто добрался сегодня до работы в целости и сохранности, – респект. Слава всем, бредшим под дождем через льды и лужи, сугробы и грязь, не ударив в нее лицом. Отдельный почет тем, кто сумел спуститься в подземный переход и выбраться из него не на коленях. Потому что лучше умереть стоя. 

Проснулась утром под барабанную дробь по крыше, глянула на прогноз погоды: плюс два, по ощущениям минус шесть, дождь, потом снег, а под вечер – минус шесть уже не по ощущениям. Глубоко задумалась, в итоге надела шубу и взяла зонт. Думала, что очень умная.

Мой путь от автобуса до работы – по Лайкмаа через подземный переход и снова по Лайкмаа, потом через бульвар Рявала к «Рэдиссону», а затем – по Маакри. Ребята, это путь камикадзе.

Итак, я в шубе, в руке зонт, на ногах – зачем-то замшевые сапоги. Я стою у отеля Tallink и думаю, куда ступить, чтобы не провалиться и не поскользнуться: колдобины льда покрыты надежным слоем воды. Пройти по стеночке? Но она вся занята: по ней ползут другие люди. А по середине тротуара гордо вышагивает мужчина с ведром, эдакий свободы сеятель пустынный, и не слишком щедро разбрасывает из ведра куда попало незнамо что.

Не песок, не гранитную крошку, не – прости господи – золу. Неужели соль? Да не может быть! Но иначе что бы сейчас проступало у меня на сапогах красивой белой каемочкой? Но это сейчас, а тогда я до подземного перехода все-таки добрела, а к нему… очередь. Потому что каждый хочет подержаться за перила и по возможности ступить не на самый высокий бугор еще позавчерашнего льда. Ну ладно, прошла я через этот переход, однако знала, что радоваться рано – и правильно знала.

На автобусной остановке – лепота, благостно там и хорошо: снег и лед растоптаны и даже виден асфальт. Мокро и грязно, но хоть не скользко. Около банка LHV – бугристый каток с водой и парой гранитных крошечек на метр, поскольку не банкирское это дело – улицы чистить и разбрасывать камни, около Euroopa Liidu Maja – аналогично. И правда, а чего Юнкер и Могерини не убирают? Или кто-то еще – мало ли их там по Брюсселям, Страсбургам и Люксембургам чалится? У стеночки подтаяло, можно просочиться, но всем известно, что с этого самого дома регулярно летают «сосули». Но у меня же зонт, мне не страшно!

Переход через Рявала – это как переход Суворова через Альпы, альпийские реки и альпийские грязи. Вскарабкаться на островок безопасности (ржунемогу) – это как покорить Монблан, с той разницей, что Монблан белый. У «Рэдиссона» чище. То есть там тоже очень грязно, но зато нет льда.

Маакри – отдельная песня, это ущелье, в котором есть всё: промеж отвесных скал небоскребов и глубоких впадин строительных котлованов сереют ледники и сугробы, журчат ручьи и колышутся лужи, чавкают – целебные, надеюсь – грязи. И только около химчистки и прачечной по определению чисто. Ну, это понятно – не банкиры же, не отельеры и, видимо, не европейцы.

Я так была озабочена проблемой самосохранения, что не заметила, как дождь кончился, и шла под зонтом, размахивая им, что твой канатоходец балансиром. Но никто надо мной не смеялся, потому что все тоже хотели жить и смотрели себе под ноги.

Это центр города??? Это позор, а не центр города!!! Кстати, ступени подземного перехода я вообще вычищенными не помню – там два варианта: либо оно растаяло само, либо оно само не растаяло.

И вот скажите мне, чем это объясняется? Неожиданной зимой в январе или до муниципальных выборов еще долго? Дорогая мэрия и дорогая управа, а вы разве не в курсе, что простой избиратель в большинстве своем не различает функции власти муниципальной и государственной? И да, куда прислать счет за испорченную обувь? 

К вечеру вся эта байда вместе с обещанным снегом замерзнет. Vale Tallinn, morituri te salutant.

НАВЕРХ