Эдвард Лукас: новое российское оружие, из-за которого действительно стоит беспокоиться

Фото иллюстративное.

ФОТО: TASS / TASS

Из России постоянно поступают военные страшилки. Тема одной из них — "Посейдон", огромная ядерная торпеда или дрон. Россия азартно позволяет просачиваться подробностям о ее радиусе действия и мощности, часть которых может даже быть правдивой. Второе якобы непобедимое оружие — гиперзвуковой ракетный комплекс "Авангард", который должен поступить на вооружение в этом году.

Эти и другие новшества в арсенале Кремля дают военным планировщикам и службам разведки Запада достаточно пищи для размышлений, но не меняют общую картину.

Россия в военном плане гораздо слабее США и их союзников. Она потерпит поражение в любом полномасштабном противостоянии. И если ситуация дойдет до полномасштабного нанесения ядерных ударов, все мы погибнем. Это не изменилось со времен холодной войны.

Подлинное значение нового оружия является внутригосударственным: оно существует для того, чтобы убеждать россиян, что их страна по-прежнему является сверхдержавой, а утекающие в комплекс военной промышленности налоги тратят с умом.

Тем не менее, стратегическая цель России заключается не в том, чтобы разбить Запад, а в том, чтобы сдерживать его с помощью тактики «разделяй и властвуй». В рамках этой тактики она пользуется конфликтами между странами (например, между США и их европейскими союзниками), а также такими разделительными линиями и напряжением внутри этих стран, как этнические, языковые, религиозные и социальные расколы. Этому способствует и политическая поляризация в той форме, от которой сейчас из-за Брекзита страдает Великобритания, из-за миграции — европейские страны, а из-за правительства Трампа — США.

Ядерное оружие, новое или старое, играет в этом незначительную роль. Военное запугивание занимает в этом определенное место, но это всего лишь одна из множества стратегий, которые Кремль использует, чтобы сеять разногласия.

В числе других — кибератаки, информационные операции, покупка влияния за деньги, использование правовой системы (которое иногда называют «боевыми действиями под прикрытием международного права», или lawfare), использование энергетического экспорта в качестве рычага и подрывная деятельность. Вместо того, чтобы позволять увиденным по российскому телевидению блестящим вещам очаровать нас, нам стоило бы подумать о том, как справиться с тем оружием, которое Россия использует сейчас.

Нам также нужно учитывать оружие следующего поколения этого некинетического, невоенного способа вести войну.

Одна из надвигающихся на нас угроз — это так называемая технология deepfake — аудио- и видеоматериалы, произведенные программным обеспечением, которое изображает реальных людей говорящими и делающими то, что они никогда не говорили и не делали.

Мы уже много лет знакомы с используемыми в кино техниками цифровой фотообработки (CGI). Когда-то они были трудозатратными и дорогими, но с тех пор успели стать дешевыми и быстрыми. Технологию deepfake можно использовать, чтобы представлять политиков смешными или достойными осуждения или, например, отдающими приказ сдаться.

Вторая угроза, связанная с этой, это использование искусственного интеллекта и машинного обучения для создания убедительных электронных контактов вроде телефонных разговоров, передачи сообщений через приложения для общения и тому подобного, которые могли бы использоваться в политических и враждебных целях.

Большое количество кажущихся подлинными телефонных разговоров, коротких сообщений и сообщений из социальных сетей можно использовать для запугивания избирателей, отвлечения их внимания или формирования их взглядов.

Третья новая тактика — это супердоксинг - применение угроз в интернете, чтобы заставить критиков замолчать. В доксинге нет ничего нового, но ресурсы службы человеческой и сигнальной разведки мононациональных государств могут сделать его гораздо более неприятным и эффективным. Он может выражаться в утечке частных данных, совершенной, чтобы использовать потенциально неловкие эпизоды частной жизни человека. Те же техники могут применяться к членам семьи.

Четвертая тактика, которую стоит иметь в виду, это более уверенное использование отчужденных социальных групп. В ситуации, когда в западных обществах снижаются уровень доверия внутри общества и чувство уверенности общественности, растет потенциал расколов и потрясений.

Связи России с протестными движениями, группами самообороны и другими общественными или культурными организациями отмечаются во многих европейских странах. Цель может заключаться в том, чтобы политизировать их или использовать для подрывной деятельности.

Об этом оружии вам по российскому телевидению вряд ли расскажут. Спросите себя: почему?

Эдвард Лукас — автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

НАВЕРХ