Спор вокруг создаваемой в Кохтла-Ярве госгимназии заставляет спросить, действительно ли и насколько страшна жизнь в двуязычной школе, с двумя параллельными учебными программами. Отдельный вопрос, что питает эти страхи – чисто местная политическая борьба, непроведенная разъяснительная работа, беспокойство за общину или что-то совсем иное, пишет Postimees.

Объединенная гимназия в Кохтла-Ярве, где под одной крышей собрались выпускники эстонской и русской основной школы, сама по себе не представляет ничего нового. Таких школ по всей Эстонии насчитывается девять.

На этой неделе Postimees побывал в двух из них, Чудской гимназии в Муствеэ и Кивиылиской 1-й средней школе. Как показывает опыт двух этих гимназий, даже в маленькой Эстонии все бывает очень по-разному.

Причин несколько. Во-первых, особенности самого региона и соотношение его жителей, говорящих по-эстонски и по-русски. Работавший в обеих школах директором Арне Пийримяги считает, что играет роль и исторически сложившаяся в школе среда.

Например, в причудском Муствеэ гимназия была открыта в одном здании с основной школой, а в Кивиыли она возникла на базе эстоноязычной школы. Результат? В Муствеэ насквозь эстоноязычное гимназическое образование прозябает, а в Кивиыли не демонстрирует никаких признаков усталости. При общении со школьной семьей стало ясно одно: совместное обучение молодых людей, пришедших из эстонской и русской основных школ, требует огромного труда от учителей и самих учеников.

Директора и учителя единодушны в том, что реформу затеяли не с того конца. Или, как говорит директор Кивиылиской гимназии Хейди Уусталу: «Мы не можем строить дом, начиная с крыши».

Она имеет в виду запланированную еще в 1993 году, но начатую лишь в 2007-м реформу, цель которой – переход на эстоноязычное гимназическое образование. Чтобы переход оказался для русских школ менее болезненным, была дана возможность часть предметов преподавать по-русски.

И Уусталу, и Пийримяги говорят, что начинать с гимназии было неправильно, и, если стремиться к совместному обучению детей из разных общин, необходимо начинать с нижних ступеней. Из мнений директоров и учителей также следовало, что Министерство образования должно больше поддерживать школы, где совместно учатся дети из разных общин.

Как описал один учитель: «Мне ситуация напоминает то, как Петр I заставил хуторян строить город, не дав им тачек и инструментов. То же самое здесь. Надо преподавать на эстонском, а методики как таковой нет».

***

Родители победили по очкам: директор госгимназии уходит

Напряженность вокруг открывающейся осенью Кохтла-Ярвеской госгимназии привела к тому, что выбранная директором Ирина Путконен вчера вечером заявила о своей отставке.

Строительство госгимназии в Кохтла-Ярве уже идет, но эстонские родители беспокоятся за будущее своих детей.

ФОТО: Peeter Lilleväli / Põhjarannik

Если утром 1 сентября 2006 года большая часть учеников и их родителей в приподнятом настроении строилась на торжественную линейку, то взбешенным мамам и папам детей из Ярвеской гимназии Кохтла-Ярве было не до праздника. Вместо этого они пришли к школе, чтобы воевать с тогдашним директором Ириной Токман.

Это был не первый раз, когда родители вышли против нее на баррикады. В конце концов, из этой «школьной войны» они вышли победителями, и директор потеряла место. Победы родители жаждут и сейчас, 13 лет спустя.

Обстановка в Кохтла-Ярве и сегодня накалена. Даже описание ситуации не слишком изменилось: родители хотят, чтобы была восстановлена справедливость, и яблоко раздора опять упало на колени Ирине. Правда, на этой раз другой Ирине – Путконен, которая была назначена директором новой госгимназии.

Вчера родители одержали победу по очкам. Путконен сообщила, что с 1 февраля покидает должность директора по личным причинам. Что это были за причины – она в своем обращении не уточнила.

Но тревога за двуязычную госгимназию никуда не делась. В первую очередь, обеспокоены родители детей из нынешней эстоноязычной Ярвеской гимназии Кохтла-Ярве. Школа переезжает в новое здание, под крышей которого будут учиться и школьники из русской школы. Грубо говоря, в новой госгимназии на каждого выпускника эстонской основной школы придется четыре выпускника русской.

Эстонскую Ярвескую гимназию местные жители считают оплотом эстонскости. «Школа была эстоноязычным оазисом, который объединял эстоноязычную общину. Нас беспокоит, что этот оазис исчезнет», - говорит председатель попечительского совета и выпускница этой школы Маре Роозилехт.

По словам Роозилехт, неправильно прозвучало, будто критики создаваемой госгимназии хотели сделать школу для эстонцев. «Естественно, эстонские и русские молодые люди будут учиться вместе, но они и так учились бы вместе и получали бы одинаковое эстоноязычное образование», - говорит Роозилехт. Таким образом, местная эстоноязычная община хочет, чтобы новая школа была на 100% эстоноязычной, а другой, частично русскоязычной программы, не было.

Много лет работавшая в Вируском колледже ТТУ Роозилехт беспокоится не одна. За рождением госгимназии с тревогой наблюдают и выпускники, которые хотели бы вернуться в родной город, но из-за возникшей сумятицы засомневались.

Точно в такой ситуации находится Ингела Виркус, которая окончила эстонскую Ярвескую гимназию в 2013 году. «Мой брат весной заканчивает девятый класс Ярвеской гимназии и именно поэтому хочет учиться в гимназии где-нибудь в другом месте. Лично мне жаль, поскольку эту гимназию окончили я, моя мама и многие другие наши родственники», - говорит Виркус.

Другие побеседовавшие с Postimees жители Кохтла-Ярве говорят, что запутанная ситуация заставляет эстонскую молодежь голосовать ногами, поэтому они уезжают учиться в другие гимназии. «Жаль, что это означает – за пределы Ида-Вирумаа. От этого теряет весь регион», - говорит Виркус.

По мнению Роозилехт, проблема состоит в том, что в эстонской Ярвеской гимназии учится и молодежь с родным русским языком. Как правило они сознательно учились на эстонском, чтобы в будущем им было проще.

Поступая в госгимназию, они могут выбрать, учиться на эстонском полностью или выбрать 60/40. «Русская молодежь разочарована, поскольку для них это было бы откатом назад, - говорит Роозилехт. – Они попадут в такую среду, в которой они будут слышать русский язык чаще эстонского, и в некотором смысле будет способствовать тому, чтобы они выбрали какие-то предметы на русском».

Чего хотят критики школы?

Как и в девяти других школах по всей Эстонии, где вместе учатся молодые люди из русских и эстонских основных школ, в новой госгимназии тоже было бы две параллельные программы. Одна часть учеников училась бы полностью на эстонском, вторая – по крайней мере, на 60%, а остальные предметы – на русском.

Отстаивающие эстоноязычное образование в Кохтла-Ярве родители и выпускники хотят, чтобы все обучение полностью проходило только на эстонском. Они не хотят, чтобы кому-то шли на уступки. Родители понимают, что их требование не из легких, поскольку в Кохтла-Ярве много русской молодежи. Они предлагают, чтобы те молодые люди, которые хотят учиться частично на русском, ездили в школу в десятке километров оттуда. В Йыхвиской гимназии много лет можно было учиться на эстонском и на русском.

Роозилехт тоже говорит, что знает людей, которые планируют всей семьей уехать из Ида-Вирумаа, чтобы ребенок получил приличное эстоноязычное образование. «Мы хотим, чтобы эстонская молодежь сбежала из Ида-Вирумаа?» - спрашивает она.

«Конечно, вызывает беспокойство, если кто-то действительно из-за этого уедет, - говорит заведующий отделом школьной сети Министерства образования Райво Труммаль. – Этого мы точно не хотим».

Труммаль признает, что видение эстонской и русской общины не всегда совпадает, но тогда необходимо найти такой вариант, который подходил бы обеим. Чтобы дети из эстонских семей все же могли учиться в нормальной эстонской школе, а у молодежи из русской был разумный переходный период.

«Но ясно, что без поддержки и доверия общины все это очень сложно обеспечить. Восстановлением этого доверия надо заниматься», - констатировал Труммаль. В ближайшее время в Кохтла-Ярве планируются масштабные собрания, чтобы разобраться в путанице и снять напряжение. Желание Роозилехт, чтобы с осени обучение в школе было полностью эстоноязычным, по словам Труммаля, нереалистично, поскольку это было бы не под силу детям из русской школы. Но он согласен, что нужно двигаться в этом направлении.

***

В гимназии Муствеэ больше нет места эстоноязычному образованию

Мама Антона (18) – эстонка, папа – русский. Благодаря этому он билингв. Когда Антон закончил в Муствеэ эстоноязычную основную школу, ему пришлось выбирать – отправиться учиться куда-то в другое место, как остальные одноклассники, или остаться в родном городе, но пойти в другую школу.

Чудская гимназия.

ФОТО: Meelis Meilbaum / Virumaa Teataja

Антон решил остаться и теперь учится в Чудской гимназии, где насчитывается чуть более ста учеников. С первого по девятый класс учебная работа в школе ведется на русском, некоторые - более легкие - предметы преподаются на эстонском. В гимназии муствеэская молодежь учится по двум разным учебным программам – одна на 100% эстоноязычная, вторая – на 60% эстоноязычная, остальное – на русском.

Антон – один из двух гимназистов, которые полностью учатся на эстонском. Остальные 39 учеников учатся по эстонско-русской программе. Как, например, ровесница Антона Алина, которая общается со своей семьей на русском, но очень хорошо говорит и по-эстонски.

«Есть и такие одноклассники, которые плохо понимают по-эстонски. Тогда мы помогаем», - говорит Алина. «Учась вместе, две общины больше общаются друг с другом. Так находятся друзья!» - добавляет Антон.

Ученики Чудской гимназии Лилия, Антон и Алина.

ФОТО: Meelis Meilbaum / Virumaa Teataja

Но факт, что последние два года на полностью эстоноязычную программу не пришло учиться ни одного молодого человека. Хотя эстоноязычную основную школу Муствеэ ежегодно оканчивает с десяток учеников, никто из них не остается в местной гимназии. В прежние годы в гимназию поступало два и более учеников.

«Конечно, это печалит. Но ничего не поделаешь», - говорит директор школы Арне Пийримяги.

По его словам, проблемы начались много лет назад, когда обсуждалось, оставить ли гимназическую ступень в эстонской или русской школе. Из-за нехватки учеников было невозможно содержать две гимназии. Гимназию создали на базе русскоязычной школы, и по словам Пийримяги, это было ошибкой.

Хотя в глазах закона в Чудской гимназии обучение теперь ведется на эстонском – как и требуется – нет никаких сомнений, что школа и сейчас во многом остается русскоязычной. На стенах красуются русскоязычные таблички, в коридорах доминирует русский язык.

«Сегодня у учеников, пришедших из эстонской основной школы, не остается иного выбора, как уехать», - констатирует Пийримяги. По словам директора, нет никакого экономического смысла открывать класс для двух учеников.

Проработавший в этой школе шесть лет Неэме Коок преподает историю Эстонии. Это один из тех входящих в 60% предметов, которые обучающиеся по двуязычной программе должны штудировать на эстонском.

«На практике же я говорю по-эстонски и повторяю по-русски. Иногда, может быть, сам больше говорю по-русски», - рассказывает он.

По словам Коока, у него просто не остается иного выбора. Если он хочет, чтобы ученики думали и рассуждали, естественно, что молодежь с разным уровнем владения языком должна понимать, о чем идет речь. «Если бы я говорил с десятым классом только по-эстонски о том, как в ходе русификации школы становились русскоязычными и при этом падала успеваемость, не все бы это поняли. Я же хочу, чтобы они понимали», - говорит учитель истории.

Его коллега, учитель музыки и эстонского языка Елена Пучкова соглашается. «Учитель сам должен прикладывать много усилий. Одного учебника недостаточно», - говорит она.

По словам Пучковой, у молодых людей, пришедших из русской школы, при общении эстонский язык в гимназии становится лучше, но грамматику приходится догонять. «С грамматикой все совсем плохо!» - оценивает учитель.

Елена Пучкова и Рийна Мюйрсепп. 

ФОТО: Meelis Meilbaum / Virumaa Teataja

В то же время Пучкова говорит, что ученики – большие молодцы и много трудятся: «Я всегда удивляюсь и думаю, как бы я сама справилась, если бы меня после девятого класса бросили в такой котел и сказали, что теперь надо учиться на эстонском».

***

Кивиылиская школа показывает, что предубеждения не всегда обоснованны

Когда Ана (18) окончила девятый класс, она исключила для себя Кивиылискую 1-ю среднюю школу. Она знала, что там учатся молодые люди из эстонской и русской школ – кто полностью на эстонском, кто по эстонско-русскоязычной программе. Девочке из эстоноязычной школы такая среда казалась пугающей, поэтому она уехала учиться в Раквере.

Но жизнь привела ее обратно в Кивиыли. Теперь ей и самой немного жаль, что она сразу не стала учиться в гимназии в Кивиыли.

«Благодаря местной компании я теперь лучше владею русским языком, - говорит Ана. – Это прекрасно, как мы на самом деле практикуем язык друг друга, чтобы общение было удобнее». По ее словам, молодежь из русских школ держится отдельно, но с удовольствием общается и со сверстниками из эстонских школ. Никакого отчуждения нет. «Они тоже пытаются, как пытаюсь я», - говорит она.

Учительница Тийна Килуметс, ученица Алина и директор школы Хейди Уусталу. 

ФОТО: Meelis Meilbaum / Virumaa Teataja

«Но будем честны, чтобы компании объединились, необходима большая работа. Здесь нам есть куда развиваться», - говорит директор Кивиылиской 1-й средней школы Хейди Уусталу.

Здесь в гимназических классах насчитывается 72 ученика, у эстоноязычного образования нет проблем. Две трети учеников учатся на эстоноязычной программе, остальные – 60% на эстонском и 40% - на русском.

Взаимодействие двух программ не всегда проходило легко. Пришлось многое изобретать и идти путем проб и ошибок. «Нас это немного огорчало. Иногда даже возмущало», - рассказывает директор.

Учитель истории и обществоведения Тийна Килуметс признает, что бывают и трудные моменты. На ее уроки приходят молодые люди, которые учатся полностью на эстонском, и пришедшие из русских школ ученики, которые частично учатся на русском. Учитель констатирует, что уровень владения эстонским среди бывших учеников русских школ очень разный.

«Приходится надеяться, что ребенок и самостоятельно будет работать», - говорит учительница, старающаяся не переходить на русский во время эстонского урока. Разве что на перемене к ней подойдет ученик и попросит, чтобы учительница что-то объяснила. Нередки и такие случаи, когда ученики ищут помощи в Google Translate. По словам Килуметс, очень помогли бы так называемые адаптированные учебники. «Не совсем ведь честно, когда я даю ученикам из русских школ кишащий незнакомыми словами текст, который и детям-то с родным эстонским сложно понять, - говорит она. – Здесь я чувствую, что у меня руки коротки. Меня чисто физически не хватает».

Уусталу и Килуметс придерживаются мнения, что необходимо больше поддержки со стороны государства, например, при общении с родителями. «Надо убрать у них страх по поводу того, что если они отдадут ребенка в эстонскую школу, он станет отстающим», - говорит Килуметс.

«И у эстоноязычных родителей точно так же, - добавляет Уусталу. – Никто не станет здесь как-то коверкать национальность ребенка».