Жители Кивиыли страдают от вони, тяжело дышать и в лыжном центре

Кивиылиский лыжный центр впервые за многие годы радуется приличной снежной зиме. Хорошей лыжной погодой на выходных пытаются воспользоваться около двух тысяч человек, но иногда им на головы вместо привычного белого снега начинает сыпаться черный, рассказали журналисты передачи «Радар», выходящей на телеканале Kanal2.

Жители Кивиыли вынуждены годами терпеть вонь, напоминающую запах тухлых яиц, дым и черный снег, сыплющий с неба. В чем дело? В Кивиылиском химкомбинате, который является и счастьем, и несчастьем для города. Он дает работу большей части населения пятитысячного города, но и черную сажу с запахом протухших яиц, залетаюющую прямо в спальни. Одним из таких жителей является патриот Кивиыли Майро Горбачев.

Теперь он озадачен. Крупнейший городской работодатель – химкомбинат – существует там почти сто лет, четыре года назад сменил собственника и теперь принадлежит Alexela Grupp. И производство сланцевого масла взялось испытывать терпение  местных жителей.

Однако теперь не только местные жители вынуждены дышать таким воздухом: в снежные выходные население Кивиыли увеличивается на 20 процентов. Майро Горбачев говорит, что в такую погоду, когда нет ветра и вони, в лыжном центре очень хорошо: «Но нам приходится уходить, когда запускается это производство и дым идет прямо на гору. Он забивается в рот, в бороду – всюду. Говорить невозможно, дышать невозможно, кататься на лыжах не хочется. В такие моменты словосочетание "экстремальный спорт" приобретает новое значение».

И старейшина волости Люганузе видит эту проблему: «Неделю назад во время снегопада мы придумали шутку. Было ощущение, что идет темный снег. Я предложил местным сделать рекламу, мол, нигде черный снег не идет, только здесь, в Кивиыли».

Но шутки шутками, а местные жители не сидят сложа руки. Как только из трубы начинает валить черный дым, а по городу разноситься неприятный, но в основном неопасный запах тухлых яиц, люди привычно берут в руки телефоны и начинают звонить в Инспекцию по охране окружающей среды. Как ни странно, жалобы местных жителей услышали. Весной 2017 года под руководством Департамента охраны окружающей среды воздух в Кивиыли начали  основательно исследовать, чтобы определить основной источник загрязнения и измерить, насколько сильно загрязнен воздух.

Прямо на горе Центра приключений установили измерительную станцию, которая должна была изучить воздух от «А» до «Я». Главный специалист отдела надзора за качеством воздуха Центра исследований окружающей среды Эрик Тейнемаа помогает понять ситуацию. В прошлом году измерительная станция определила 236 почасовых и девять суточных превышений сероводорода и два суточных превышения мелких частиц. Один раз уровень сероводорода в воздухе оказался в четыре раза выше разрешенного. Но Тейнемаа говорит, что за короткий срок такие превышения здоровью людей не угрожают, скорее это неприятно.

«На таком уровне, конечно, сероводород напрямую людям не опасен. По крайней мере, мне об этом неизвестно, - превышение нормы, по словам Тейнемаа, скорее связано с запахом, который даже в малых дозах может быть неприятен. - Конечно, намного опаснее мелкие частицы, в которых могут находиться различные канцерогенные соединения. Вот это опасно».

В мае на трубе установили новый электрический фильтр, который должен был улучшить ситуацию. Но жалобы людей продолжались. В прошлом году Инспекция охраны окружающей среды получила рекордное количество жалоб от местных жителей. А замеры продолжаются. Теперь к уже имевшейся измерительной станции с юго-восточной стороны установили ее одну, чтобы найти новые источники загрязнения, определить происхождение которых до того не получалось.

Но насколько серьезна эта ситуация? Лучше всего это знает научный сотрудник Тартуского университета, специализирующийся на народном здоровье, Ханс Орру, который может оценить, как загрязненный воздух влияет на здоровье людей и в какой момент это становится опасным: «Когда мы вдыхаем загрязненные частицы, они попадают в наши легкие, а из легких – в кровообращение. Если ты один раз покатаешься на лыжах, то, скорее всего, останешься здоровым. Могут возникнуть определенные неприятные ощущения, это может раздражать, но никакой, например, болезни сердца не возникнет».

В 2015 году Орро исследовал состояние здоровья детей, живущих в зонах сланцевого производства, и сравнивал их показатели с показателями тартуских детей. Результат - в плохом смысле слова - оказался значительным: «По сравнению с Тарту, у детей значительно чаще возникают воспалительные процессы в дыхательных путях. Если мы посмотрим на астму, то ситуация не такая плохая. Если же мы посмотрим не предастматическое состояние, то оно уже может быть, просто его еще не диагностировали».

Другими словам, у местных детей больше предастматических состояний и заболеваний верхних дыхательных путей. Местные жители считают, что для оценки влияния не нужно проводить исследования: нужно просто пожить у них и ощутить ситуацию на собственной шкуре.

«Можно сказать, что дети постоянно болеют. У людей начинаются приступы тошноты, когда труба дымит в нашу сторону. По утрам болит голова. Обычно они работают вечером или ночью, когда люди уже спят и ничего об этом не знают. Утром просыпаешься - и понимаешь, что тебе плохо», - рассказал Майро Горбачев.

Однако вернемся к катанию на лыжах. Застревающая в бороде сажа и трудности с дыханием на вершине горы. Так ли это невинно и безопасно, как утверждается, и Кивиылискому центру приключений на остается ничего другого, кроме как  смириться? Один из создателей Центра приключений Янек Маар приезжает в Кивиыли из Таллинна скорее редко, но и он успел надышаться плохим воздухом: «Мы сами такие моменты, конечно, видим лучше. Часто поднимаемся на гору. В прошлом году несколько раз получали негативные отзывы от посетителей. Но сами мы надеемся, что завод что-то предпримет и ситуация улучшится». По его словам, на гору больше всего влияют внезапный запуск завода, в результате чего, при соответствующем ветре, сажа сыплется прямо на головы спортсменам: «Это самое неприятное, что может произойти. В прежние годы такое случалось чаще, но в этом году еще не было».

Янек Маар говорит, что и до них дошли жалобы некоторых людей. То же признает и старейшина волости Люганузе, который отмечает, что опасности для здоровья людей это не представляет, скорее речь идет о неудобстве.

«Люди говорили, что, может быть, было трудно дышать, но это зависит от людей. У каждого человека свой порог терпения. Местные жители в большей степени к этому привыкли. Естественно, гостям и клиентам это неприятно, но, к счастью, я не заметил, чтобы из-за этого сюда перестали приезжать», - сказал он.

Находясь в Кивиыли, журналисты хотели получить комментарий и у представителей химкомбината, но они согласились ответить лишь письменно. Когда журналисты снимали завод, к ним подошел охранник и приказал прекратить съемку, пообещав позвонить в полицию. А после все происходило, как в приключенческом фильме, поскольку охранник G4S в течение нескольких десятков километров преследовал редакционную машину.

В последний момент представители завода все же передумали и согласились прокомментировать ситуацию в таллиннской студии. По словам эксперта по окружающей среде Kiviõli Keemiatööstus Андре Захарова, никто, конечно, не собирался не пускать журналистов на завод. Он подчеркнул, что несмотря на 30-миллионные убытки за четыре года в него инвестировали пять миллионов евро именно для снижения загрязнения и источников загрязнения. Например, почти два миллиона евро потратили на установленный в мае электрический фильтр.

«Фильтр собирает 99 процентов сажи и замеры показали, что цель достигнута, а превышения связаны с запуском и остановкой станций по производству масла», - сказал Захаров. Он добавил, что химкомбинат старается приурочить запуск и остановку к таким периодам, когда на улицах находится как можно меньше людей, например, в ночные часы и в выходные, но для лыжного центра это как раз тот период, когда там много посетителей: «Вопрос в том, что вызывает такие эмоции у людей. Это зависит от людей». Он добавил, что жалобы очень субъективны. Это делали и бывшие работники, и их мотивы сложно объяснить.

Но одно дело - что-то на бумаге. Реальность же такова, что новый фильтр во время запуска и остановки не работает, поскольку не выдерживает такой нагрузки. Это и есть те моменты, когда окрестности получают самую большую дозу загрязнения. Несмотря на новый фильтр, в этом году в Инспекцию охраны окружающей среды поступили шесть жалоб от людей, а местные жители сняли на видео снег с сажей как в городе, так и на лыжной горе.

Главный специалист отдела внешнего воздуха Министерства окружающей среды Рийна Мирущак отмечает проблему и говорит, что именно поэтому измерительная станция снова работает на горе. Кроме того, хотят установить и другой источник загрязнения, которое распространяется с юго-востока города. В то же время, она говорит, что проблема скорее периодическая, и каждый день людям не приходится терпеть сыплющуюся на головы сажу или запах тухлых яиц.

Ведущееся сейчас исследование должно показать, принесло ли результат то, что было сделано в последний год. Если нет, то предприятию придется снова потрудиться: «Нет, мы не утверждаем, что это нормальная ситуация. Поэтому сейчас мы со своей стороны делаем все, чтобы решить эту проблему. Поэтому мы и проводим повторное исследование. Но все это требует времени и инвестиций. Тут в какой-то момент был небольшой кризис в сланцевом секторе, когда цена на нефть была очень низкой». С ее точки зрения, сейчас видно, что такие ситуации все же периодические: «Мы надеемся, что эта проблема будет решена максимально быстро».

Если этого будет недостаточно, у жителя Кивиыли Майро Горбачева есть идея начать собирать подписи, чтобы отнести их вместе с изложением проблем местных жителей в правительство и в парламент.

По словам Андре Захарова, предположительно, надобности в этом нет, поскольку вне зависимости от результатов нового исследования, есть план сделать новые инвестиции и снизить загрязнение и неприятный запах.

Если в результате исследований окажется, что нормы загрязнений по-прежнему превышены, на проблему начнут смотреть внимательнее. Кивиылискому химическому предприятию нужно будет составить конкретный план, как снизить объемы выбросов, чтобы не остаться без лицензии. Но до тех пор местным жителям придется придумывать новые способы, как справляться с вонью и сажей.

НАВЕРХ