Лобьякас: Трамп - больше не гарант безопасности для стран Балтии

Ахто Лобьякас.

ФОТО: Eero Vabamägi/Postimees

Маловероятно, что Трамп вступит в войну из-за стран Балтии, утверждает колумнист Postimees Ахто Лобьякас.

2 января Конгресс США с большим перевесом проголосовал за резолюцию, которая запрещает президенту использовать деньги налогоплательщиков для выхода из НАТО. Пару лет назад эта новость выглядела бы гротескной политической пародией. Теперь же это часть той атмосферы неуверенности, которая окружает президента Дональда Трампа.

Какова именно позиция США по НАТО, Европе и странам Балтии, в доступной и понятной форме проанализировала на прошлой неделе по просьбе журналиста Джуди Демпси, работающей в центре Carnegie Europe, дюжина экспертов.

На вопрос, превратился ли НАТО в плане сдерживания угрозы в бумажного тигра, консенсусного ответа получено не было. Однако в ответах звучат интересные мотивы, ни один из которых не согреет душу странам Балтии. Один из них касается весьма серьезной обеспокоенности Германии курсом Вашингтона, другой – отделения стран Балтии от ведущихся дебатов о безопасности Европы.

Нервные союзники, особенно в Восточной Европе, все больше делают эгоистический выбор.

Чем больше знак вопроса относительно Вашингтона, тем больше Германия должна самостоятельно заботиться о безопасности Европы. Германия может быть противоречивым лидером в вопросах безопасности, но не может бесконечно позволять себе стратегической безответственности.

Европейский программный директор Фонда Маршалла Ян Техау лаконично формулирует две важнейшие проблемы. Во-первых, в контексте сдерживания имеет вес только мнение верховного главнокомандующего армии США – т.е. президента, поскольку лишь он обладает полномочиями начать войну и применить ядерное оружие. Техау констатирует, что Трампа уже приходилось убеждать не выходить из НАТО. Немногие верят, что он будет готов воевать за Европу. Преданность США Европе во времена Трампа стала относительной. Иными словами, «это зависит». Трамп, в частности, исключил начало Третьей мировой войны в целях защиты агрессивного маленького государства, входящего в НАТО. В тот раз президент говорил о Черногории, но то, что он принял президентов стран Балтии за лидеров балканских государств, позволяет заподозрить, что это касается и Эстонии.

Аналитик Европейского совета по международным отношениям в Берлине Ульрике Франке добавляет к этому еще один вопросительный знак: сдерживание со стороны США предполагает защиту в экстремальных случаях. Это должно особенно беспокоить страны Балтии, считает она. Ход мысли нетрудно понять: страны Балтии недостаточно важны для реализации экстремальных сценариев.

Вторая сформулированная Техау проблема в связи с НАТО касается эмоциональной сути сдерживания: «Лишь военные на земле могут дать подлинное содержание лозунгу «нападение на одного – это нападение на всех»».

Воинские подразделения США в странах Балтии, как известно, ротируются. Постоянно присутствующие здесь батальоны – это британские в Эстонии, канадские в Латвии и немецкие в Литве. Вот те страны, которые реально от лица НАТО сдерживают угрозу в странах Балтии.

Проблемы Эстонии этим не ограничиваются, поскольку ответственным за нашу безопасность может оказаться государство, которое из-за Брекзита может оказаться разодранным и повергнутым в хаос на долгие годы. Если страны Балтии все больше будут выглядеть придатком в американских стратегических расчетах, ситуация может стать еще более сложной с точки зрения Германии, когда Берлин однажды всерьез начнет задумываться о европейской обороне.

Техау завершает свой анализ замечанием, что усугубляющаяся неуверенность действуют союзникам на нервы. С этим связана еще одна опасность: нервные союзники, особенно в Восточной Европе, все больше делают эгоистический выбор, и это еще больше подрывает единство НАТО. Польша и Венгрия своими недемократичными решениями испытывают терпение Германии. Польша вдобавок или взамен ищет, помимо НАТО, особых двусторонних отношений с американцами. У стран Балтии такой роскошной возможности нет, поэтому все больше приходится надеяться на Польшу или Германию. В нынешней ситуации для первой это имеет сомнительное стратегическое значение, а у второй для влияния на Россию есть лишь политико-моральные рычаги.

НАВЕРХ