Я русский, русским и останусь…

Маре Россманн.

ФОТО: Erakogu

…раз уж я таковым родился. Хоть я и появился на свет на территории Эстонии, но никогда от своей идентичности не откажусь, потому что без нее я счастливой жизни себе не представляю. Вам меня ассимилировать не удастся! Так в социальных СМИ написал выпускник одной из русских школ. Бывшая учительница Маре Россманн решила прокомментировать высказывание абитуриента в "Учительской газете".

Послушала на радиостанции Kuku дебаты на тему единой эстонской школы между Каей Каллас и Кристиной Каллас. Обе были единодушны в том, что без создания единого образовательного пространства начиная с детсадовского возраста никакой интеграции не получится.

Кая Каллас подчеркнула, что нас, эстонцев, чуть более 800 тысяч, и что во всем мире никто, кроме нас самих, не побеспокоится о сохранении и развитии эстонского языка и культуры. Кристина Каллас отметила, что в эстонской школе у русских должна сохраниться возможность остаться русскими.

В советские времена в группе детского сада, в которую ходили мои сыновья, был только один мальчик, домашним языком которого был русский. Это явление было настолько редким, что один эстонский мальчуган будто бы даже сказал про него: «Такой маленький, а уже русский». Теперь, когда у нас имеются детсады и школы, в которых рядом друг с другом учатся как эстонцы, так и русские, этот опыт может нас чему-то научить. Как выбрать правильный темп и ритм, чтобы идти дальше?

Я полагаю, что в интересах представителей обеих национальностей было бы не смешение наших культур, а их самобытное развитие. В одном из своих интервью Кристина Каллас заявила, что эстонцы как нация не умеют быть великими. Нашей целью никогда и не было превосходить других грубой физической силой, зато мы хотели отличаться своей силой духа. Величием духа мы на протяжении столетий и отличались, как и отличаемся сейчас. Нам нужно смириться с тем, что существуют темы, по которым мы в ближайшем будущем не договоримся.

Один мой знакомый грузин сказал, что пройдёт минимум сто лет, прежде чем русские и грузины сумеют помириться. Время залечивает раны. Прошлое забывается в течение трёх поколений.

Ошибка закралась в нас ещё в начале 90-х, когда эстонцы подумали, что пускай русские как-то сами по себе живут там, в Ида-Вирумаа, а мы тут, по другую сторону моста в Сями, будем жить своей жизнью. Главное – это не мешать друг другу. Сейчас же мы опять перегибаем палку. Не проходит и недели, чтобы какой-нибудь высокий чиновник не побывал бы в Нарве.

Интеграции мешает отсутствие доверия. Яна Тоом заявила, будто эстонцы и не хотят идти на контакт с русскими. Эстонцам, в свою очередь, тяжело понять, как это можно прожить всю жизнь в стране и не выучить государственный язык, а потом поехать на заработки в Финляндию и освоить там финский менее чем за год.

Один экономист сказал, что функционируют лишь те системы, при которых на рынке приходится жертвовать своей жизнью, шкурой и деньгами. При навязывании чего-либо сверху возникает неприязнь. Во времена СССР в моём классе учился парень, который заявил, что не будет учить русский язык, поскольку это язык поработителей. Разве это не так, что, по крайней мере, для части русских людей эстонский язык является языком государственной власти, и что по отношению к эстонскому государству они особо тёплых чувств они не испытывают?

Прежде всего, стоило бы сосредоточиться на решении проблем, существенных для всех жителей Эстонии. Чтобы жизнь стала лучше для всех, чтобы проблемы со здоровьем решались быстрее, чтобы дети получали более качественное образование, чтобы окружающая среда была чище и безопаснее.

В старину говорили, что за мир нужно бороться так, чтобы камня на камне не осталось. В борьбе за Эстонию мы не должны её разрушить. При претворении в жизнь идеи о создании единой эстонской школы нужно в первую очередь договориться насчёт того, что нас объединяет, а затем шаг за шагом двигаться дальше.

Наше государство, которому исполнилось сто лет, будет счастливо лишь тогда, когда в нём будут жить счастливые люди.

НАВЕРХ