Геноцид, происходивший на глазах у всего мира

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Валенс Манирагена.
Валенс Манирагена. Фото: Orient.spbu.ru

Древняя и богатая культура, субтропический климат, богатая флора и фауна, много полезных ископаемых и быстрее всего растущее население. Африка могла бы быть раем, но чаще оказывается филиалом ада. После ухода колонизаторов геноцид там – обычное дело. Самые страшные события происходили там в 1994 году в Руанде, когда темпы уничтожения людей были быстрее, чем во время террора Гитлера и Сталина. Редактор Postimees Таави Минник побеседовал о Черном материке и геноциде в Руанде с африканистом СПбГУ Валенсом Манирагеной, которому двадцать лет назад удалось выжить в мясорубке.

В 1994 году в Руанде за сто дней был убит миллион человек. Это 10 000 человек в день. Убивали женщин, детей, стариков. Это трудно себе представить, тем более, что все это происходило не когда-то очень давно, а при нашей жизни, всего двадцать лет назад. В отличие от бойни в Европе многие не знают о геноциде в Руанде, несмотря на то, что число жертв было неслыханным. Просто происходящее в Африке, на самом деле, никого не интересует. И то, что хуту собираются полностью истребить тутси, было известно заранее, но ни американцы, ни европейцы не вмешались. Если не считать вмешательством эвакуацию своих граждан из Руанды. Благодаря этому, в конце концов, удалось сбежать и Валенсу Манирагене.

-  Африка — большой континент с разными народами и культурами, но из Европы кажется, что это одна большая страна. А как смотрят на Европу и европейцев из Африки?

- Африканцы стали отличать европейцев, они не все похожи; были колонизаторы из Германии, из Франции и так далее. В Африке понимают, что Европа — это не одна страна, Европа мультикультурна и разнообразна. О Восточной Европе в Африке известно меньше, в отличие от колониальных держав. Достаточно положительно относятся к России: она никогда не была колонизатором.

- В годы моего детства было много новостей о геноциде в Руанде. А как вы помните эти события, как это все началось? Хуту и тутси раньше жили мирно?

- Война в Руанде началась в 1990 году, в результате она вылилась в массовое убийство руандийских тутси местными хуту в 1994 году. Я отчетливо помню эти ужасные события; одна из сторон всячески противоборствовала геноциду, но он, к сожалению, разразился. Для меня эта война — череда страданий, я был вынужден покинуть свою страну. Отмечу, что, приблизительно, до 1960 г. хуту и тутси жили мирно; в 1960 году колониальная администрация заменила большую часть вождей тутси на хуту. Последние получили преимущество, король был низвергнут, и в 1962 году Руанда стала независимой республикой. Тутси стали покидать страну. Примерно с этого времени и начинается нарастание напряженности между хуту и тутси. Хуту и тутси - не враги, но политические элиты сталкивают их в своих интересах. Полагаю, что события 1994 года в Руанде могут повториться.

- Как вам удалось уехать из Руанды?

- Я выехал оттуда благодаря российской эвакуации граждан и их семей: я был женат на гражданке России. Если бы я не уехал из страны в то время, не факт, что я остался бы в живых. Если ты не согласен с правящим режимом, то, в лучшем случае, попадешь в тюрьму. В худшем — будешь убит.

- Создалось впечатление, что геноцид на африканском континенте — обычное дело. Почему люди не могут решить проблемы без насилия?

- Я думаю, кто-то заинтересован в том, чтобы это насилие происходило. Простой народ хочет жить мирно. Политические элиты преследуют свои интересы и не останавливаются ни перед чем. Например, в Руанде не производят оружие, но оружие там есть. Откуда? Кто продает? Люди, стоящие у власти, пользуются человеческими слабостями, взывая к самым низменным инстинктам, сталкивают их по надуманным поводам. Думаю, что люди, живущие в Руанде, такие же, как живущие в Эстонии или в России. Радуются, когда идет дождь — значит, будет хороший урожай, горюют, когда уходит близкий человек. Человеческие радости и горести простые, и они одинаковы во всем мире.

- В одном из интервью вы отметили, что российский и руандийский менталитеты похожи. Что вы имели в виду?

- И в России, и в Руанде (и, думается, в ряде других стран) наблюдается преклонение перед властью, почитание правителей. Отношение к правящей элите некритичное, люди принимают любое решение власти. Конечно, и в Руанде, и в России, имеется прослойка людей, несогласных с властью, думающих иначе. Но действующий режим настолько жесткий, что не допускает никакого инакомыслия. После ухода колониальной администрации в африканских странах к власти пришли люди, получившие образование именно у колонизаторов. Колонизаторы позаботились о том, чтобы те, кто придет им на смену, не подвергали опасности их интересы. После обретения независимости африканцы получили возможность обучаться в разных странах. Но, тем не менее, у власти до сих пор выпускники школ колонизаторов.

- Россия и Африка похожи: много полезных ископаемых, плодородная земля, нефть и газ, много человеческих ресурсов. Почему, тем не менее, существует высокий уровень бедности и различных проблем — войн, эпидемий, преступности?

- Думаю, проблема в том, что правящая власть заботится не о своем народе, а о благополучии тех, кто помог им эту власть обрести. Африка ищет себя, свой путь, она устала от бывших колониальных держав. Усиливается влияние Китая в Африке. Сами африканцы относятся к этому настороженно; не должно получится так, что мы сменили одного хозяина на другого. Необходимо осознать себя и самим решать свою судьбу.

- Я беседовал с антропологом, который много времени проводит в Африке; он отметил, что человек, который уезжает из Африки, отличается от среднестатистического человека. Как вы относитесь к иммиграции в европейские страны?

- В Руанде есть поговорка: «Птица, которая нигде не летает, не знает, где созрела пшеница». Люди уезжают из Африки в Европу не только для того, чтобы получить социальное обеспечение. Многие едут учиться, перенимать европейский опыт, чтобы, вернувшись, улучшить и модернизировать жизнь в родной стране. Многие бегут и от войн, которые периодически случаются. В Санкт-Петербурге я руковожу благотворительным обществом «Ичумби», которое помогает беженцам из африканских стран оформить миграционные документы, освоить русский язык и найти работу. В России почти нет никакого социального обеспечения; человек сам решает как ему жить. Так что остаться бездельником не получится.

Ключевые слова

Наверх