Отец оставил детям в наследство долги по алиментам

Смерть годами уклонявшегося от уплаты алиментов отца поставила его дочь и ростящую ее в одиночку мать перед двумя плохими выборами, которые они считают пробелами в законах, ставших причиной чудовищной несправедливости.

ФОТО: Sander Ilvest

Отец, за 14 лет  задолжавший дочери по алиментам 10 000 евро, оставил детям в наследство и свои долги, и расходы на судебного исполнителя, пишет Postimees.

Мирьям (имя измененоред.) не ощутила большой отцовской любви. Мать и отец разошлись, когда ей было три года. С того момента отношения между родителями только ухудшались. Ее мать, Аннели, говорит, что бывший муж денег на ребенка не давал, мотивируя это тем, что трехлетний ребенок якобы в особых деньгах не нуждается и мать потратит их на себя.

Были и случаи, когда сам отец звонил ребенку, учившемуся в начальной школе, и вытягивал из дочери деньги. По словам матери, на развитие Мирьям он оказывал лишь негативное влияние. Несмотря на это, новость о смерти Тийта летом прошлого года стала для Аннели шоком. Она не знала, как сказать об этом Мирьям. Как бы там ни было – отец, тем более, что несколькими месяцами ранее умер дедушка. Однако поскольку девочка своего почти отца не помнила и никак не ощутила его любовь, его уход особой трагедией не стал.

Через пару месяцев после похорон Тийта в почтовом ящике Аннели оказался счет от судебного исполнителя. Алименты для Мирьям с 2008 года востребовало бюро судебного исполнителя Кайре Пыльтс. Точнее, за эти годы судебный исполнитель смог получить с Тийта для Мирьям 5000 евро, более 10 000 евро Тийт оставался должен.

Большая часть полученной суммы поступила в первые годы после развода в виде 700 крон, а позже 94 евро в месяц, начиная с 2014 года, когда исполнитель получил возможность самостоятельно забирать их со счета Тийта, который после тяжелой аварии стал получать пенсию по инвалидности. Но и тогда были месяцы, когда исполнитель был вынужден сообщать Аннели, что алименты взять не с чего.

Долг в наследство

Если в иных ситуациях в исполнительном производстве действует принцип, что расходы исполнителя оплачивает должник, то после смерти Тийта исполнитель Кайре Пыльтс предложила Аннели две возможности. Поскольку с Тийта больше ничего не востребовать, Аннели могла бы подать ходатайство о прекращении производства, что обойдется ей в сумму более 200 евро. Вторая возможность – оставить требование о взыскании алиментов в составе наследства Тийта, а это значит, что требование по зарплате судебного исполнителя переходит наследнику Тийта и Аннели может от него освободиться. Но наследницей Тийта является его с Аннели дочь – несовершеннолетняя Мирьям.

Аннели не могла поверить в такую несправедливость. Денег от Тийта с помощью судебного исполнителя она за эти годы почти не получала, а теперь ей и дочери в наследство от отца достался долг по алиментам в десятки тысяч евро (который так и так придется списать) плюс требование судебного исполнителя оплатить его работу. Аннели обратилась к адвокатам.

Адвокат Карл Хаавасалу углубился в этот случай и пришел к выводу, что исполнитель Пыльтс могла просто прекратить производство, и Аннели не должна была бы выбирать между двумя предложенными ею вариантами. Если сейчас, согласно Закону о семье от 2010 года востребование алиментов прекращается по причине смерти должника, а исполнительное производство можно прекратить по ходатайству востребователя, то есть представителя ребенка, то с Тийта востребовали алименты еще со времен действия старого Закона о семье. В старом законе вообще не было речи о том, что будет с востребованием алиментов в случае смерти родителя, таким образом можно исходить из пункта закона, согласно которому судебный исполнитель прекращает исполнительное производство по причине смерти востребователя или должника.

Адвокат Хаавасалу обсудил это дело и с другими судебными исполнителями и нотариусами. Все удивились – никто прежде с такими случаями не сталкивался. Судебного исполнителя Пыльтс попросили прекратить производство по собственной инициативе, а это значит, что она должна будет списать свои расходы. Но Пыльтс с этим не согласна. Она по-прежнему предлагает Аннели свои два варианта.

В письменном ответе Postimees Кайре Пыльтс сказала, что исполнительное производство – это платная услуга, и государство ее не финансирует: «Несправедливо заставлять судебного исполнителя самого нести расходы по ведению исполнительного производства. Деньги на работу исполнителя и содержание бюро собираются от сторон исполнительного производства, прежде всего, из исполнительных расходов оплачиваемых должниками. Судебный исполнитель не может оказывать бесплатную помощь».

Она добавила, что участникам процесса было бы удобно, если бы судебный исполнитель прекращал производство, не требуя оплаты расходов на производство, но судебный исполнитель не может сам нести расходы по востребованию долга, поскольку он нанесет себе ущерб: «Этого участники производства часто не могут, или не хотят учитывать, но за доходы бюро судебных исполнителей отвечает сам исполнитель».

А адвокат Хаавасалу спрашивает: «Почему оплачивать работу судебного исполнителя должна и без того в одиночку содержащая ребенка мать, особенно, если большой пользы от исполнителя не было? Это явно противоречит идее востребования алиментов. С одной стороны, мы говорим людям, что нужно стоять за свои права, требовать алименты в суде, но тут же позволяем удерживать деньги из детских алиментов на оплату работы судебного исполнителя, поскольку при производстве возникли долги».

Дело совести

Представляющий Палату судебных исполнителей  Ристо Сепп признал ситуацию Мирьям особенной: «По нынешним законам исполнитель сам может выбрать направление. Если бы этот случай был на моем столе, думаю, что я прекратил бы производство, как советует адвокат. Можно говорить о различиях между старым и новым законами, но где-то проходит граница здравого смысла. Утверждения обеих сторон кажутся правильными, но нужно видеть всю картину: на кого возложить нагрузку. Сейчас в итоге нагрузка ложится на ребенка».

Он объяснил, что если исполнитель производство не прекратит и востребователь своей позиции не представит, то требование просто зависнет и исполнитель не сможет наложить никаких нагрузок на востребователя: «Если востребователь ничего не ответит судебному исполнителю, исполнитель не сможет исходить из его пожелания. Для востребователя алиментов это явно самое лучшее решение, но для исполнителя это означает бесплатно выполненную работу».

В практике Сеппа востребователи так редко сами просили прекратить производство, что их можно пересчитать по пальцам одной руки. Но тогда судебного исполнитель мог востребовать с должника оплаты расходов на прекращение производства.

Исполнитель Кайре Пыльтс объяснила, что востребователь долга по алиментам может не принимать наследство или принять его с проведением инвентаризации наследуемого имущества. В этом случае наследник оплачивает долги наследуемым имуществом. Пыльтс также отметила, что если исполнитель не смог востребовать долг в полном объеме, то и его работа оплачивается по сокращенным ставкам.

Канцлер Палаты судебных исполнителей и банкротных управляющих Кристи Хунт сказала, что случай Мирьям заслуживает сожаления, но по закону такое возможно. Она отметила, что понимает и исполнителя, который уже сделал свою работу, и кто-то другой ему за это не заплатит. Палата, по ее словам, сделала много предложений о внесении поправок в Закон о семье.

«Мы считаем, что обязанность оплачивать расходы судебного исполнителя не должна возлагаться ни на одного из родителей. Во время семейно-правовых споров и особенно в случаях, связанных с детьми, помогать должно само государство: покрывать расход на исполнительное производство или помогать достижению договоренностей прежде, чем исполнительное производство вообще начнется. Это должно быть обязанностью государства, поскольку кто бы из родителей ни оплачивал расходы по исполнительному производству, пострадает именно ребенок, так как именно на эту сумму сократится его наследство», - объяснила Хунт.

Аннели планирует теперь провести инвентаризацию наследства, которая поможет выяснить, стоит ли Мирьям вообще принимать наследство отца вместе с долгами. В свою очередь такая процедура стоит почти 200 евро. Кроме того, она может обжаловать в суде отказ судебного исполнителя прекратить производство.

Министерство: судебный исполнитель опирается на внутренние убеждения

Представитель Министерства юстиции Гуннар Вайкмаа

Гуннар Вайкмаа.

ФОТО: Erakogu

Прежде у нас таких случаев не было.

Справедливо было бы оплатить исполнительные расходы, поскольку это объективно доказуемо и сложнее всего объяснить, почему их должен оплачивать сам  судебный исполнитель.

Но, по нашей оценке, требование о прекращении исполнительного производства не является несправедливым. Если судебный исполнитель не прекращает это производство, он опирается на свои внутренние убеждения.

Судебный исполнитель мог бы потребовать компенсацию своих расходов и оплату своего труда, но вынести в отношении своей оплаты хорошо взвешенное решение. Это не кажется самым простым вариантом, но он все же оставляет возможность избежать особенно несправедливой ситуации.

Если с решением судебного исполнителя не согласны, его можно оспорить и решение вынесет суд.

Ясно, что ребенок в и без того сложной ситуации не должен пострадать дополнительно.

НАВЕРХ