Каверзный вопрос Социал-демократической партии: дорогие машины, шубы, хорошие вина. Что вы за соцдемы?

Эйки Нестор.

ФОТО: Эрленд Штауб

Postimees поинтересовался: «Дорогие машины, дорогие костюмы, красивые шубы, хорошие вина. Что вы за соцдемы?» Ответил социал-демократ Эйки Нестор.

Этот вопрос не новый и, кто знает, каверзный ли он. Скорее, слишком издевательский и, конечно, не беззлобный, но у политика есть святая обязанность отвечать. Но тут вот какая ерунда.

Я привык, когда говорят, что Нестор – старый соцдем. Наполовину я согласен с этой оценкой, наполовину – нет, поскольку я не старый: мне только что исполнилось 65 лет. Но если такая картина складывается в вопросе, даже не знаю, что делать с этой второй половиной.

Машины у меня нет – ни дорогой, ни дешевой. Должность требует, чтобы меня из пункта «А» в пункт «Б» доставляли на служебном автомобиле. Отказываясь от охранников, я пообещал отвечающим за безопасность руководителей страны, что не буду пользоваться общественным транспортом. Признаюсь, что нарушал это правило, но не очень часто. И я понимаю, что если кто-то даст мне в автобусе в нос, ответственные за безопасность могут получить по шее. Но эстонец, в чем я убежден, – разумный человек и глупостей делать не будет. Особенно, например, на Хийумаа, где все свои и где без общественного транспорта не обойтись.

Костюмы мне пришлось покупать и, став спикером парламента, я купил их даже несколько. Пришлось учесть то, где приходится бывать и что делать. Выяснилось, что для того, чтобы представлять страну, мне нечего было достать из шкафа. Нельзя подвести народ и государство. Спустя десятилетия надел и галстук. Депутаты, которые видели меня десятки лет, поначалу меня даже не узнали. Понятия «костюм, галстук и Нестор» не стыковались.

С шубами еще хуже. Как-то так сложилось, что дружба с животными – это наша семейная традиция. Полная солидарность с защитниками животных. Когда в зале парламента мы в очередной раз обсуждали прекращение выращивания пушных зверей в Эстонии, один депутат спросил у докладчика: а кто финансирует эти объединения защитников животных? Я встал и честно признался, что, например, я и члены моей семьи. Через прямое платежное поручение.

Из хороших вин лучшим я считаю темное пиво. Из-за воспаления гайморовых пазух тут возник большой перерыв. Если протокол требует, приходится брать в руки бокал с вином. К счастью, протокол не требует, что его нужно выпить до дна. И если уже быть честным до конца, то с большим удовольствием я ем холодец и рыбу. Поди знай - вдруг кто-то считает, что и это не слишком социал-демократически.

Ну вот, теперь, когда все мысли по этому вопросу я выплеснул, приходится сделать вывод, что оценка «старый соцдем» вообще не годится. То есть, не старый и вроде не соцдем.

Но вопрос скорее в том, что образ, который социал-демократам пытаются навязать, и представление о том, какой эта социал-демократия должны быть, не сходятся.

Вы, пожалуйста, не сердитесь, но меня действительно не беспокоит, когда у кого-то дела идут хорошо. Но меня тревожит, когда у кого-то они идут плохо или не самым лучшим образом: человек забыт или отложен на потом, оставлен в одиночестве. Все равно, по каким причинам. Я понимаю, что автор передовицы удобной газеты в интересах продаж порой должен руководствоваться этими благородными чувствами, среди которых есть и зависть. Хорошо, а это как-то продвигает жизнь дальше? Ладно, сразу оговоримся, что зависть, конечно, не является тем чувством, которое характеризует народ с маленькими доходами. Напротив, большая часть воспринимает жизнь такой, какая она есть, и не завидует. А бывший банкир с приличным доходом может натянуть на себя желтый жилет и набирать пункты на зависти.

Еще в детстве на улицах Каламая я понял, что нет разницы – женщина ты или мужчина, молодой или старый, из города или из деревни, верующий или нет, гетеро или гомо, бизнесмен или работяга, белый или темнокожий, эстонец или представитель другого народа, доцент или студент, с водительским правами или без них – большая часть людей все понимает. Но некоторые отдельные личности, к сожалению, являются негодяями. Любое насилие исключено - и точка.

По многим причинам я не видел наделавший много шума сериал «Банк». Но одну часть посмотрел и ухо выловило оттуда одну фразу: хорошего не помнит никто, а плохое никогда не забудут. Но это является частью политики, и тут не о чем спорить – это просто есть. Но я убежден, что вклад соцдемов в развитие Эстонии был намного больше, чем количество отданных за нас голосов на выборах.

И, завершая, но не поучая. Просто обстоятельства таковы, каковы они есть. 23 апреля этого года исполнится сто лет с того дня, как было создано Учредительное собрание. Первое собрание в Эстонии, избранное демократическим путем, которое разработало новую конституцию и построило фундамент для молодого государства с помощью многих иных замечательных решений. Выборы в этом собрании выиграли социал-демократы. Аугуст Рейс стал председателем Учредительного собрания. Я горжусь тем, что являюсь вторым соцдемом в истории Эстонии, который руководит избранным народом верховным советом.

В Эстонии все будет хорошо, когда важен будет каждый. Разве нет?

НАВЕРХ