Каверзный вопрос Партии реформ: почему мы еще не в пятерке самых богатых?

Reformierakonna valimisloosung oli viia Eesti Euroopa viie rikkama riigi hulka.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Postimees поинтересовался у Партии реформ, почему Эстония несмотря на пребывание Партии реформ у власти на протяжении многих лет все еще не вошла в пятерку самых богатых стран.

Мы могли бы подразнить в ответ, что время еще есть. К тому же, другие партии не давали нам достичь цели – мы ведь всегда были вынуждены делить власть. Но, отвечая серьезно, я не верю, что кто-то воспринимал этот лозунг буквально как обещание, это все-таки рекламный слоган и призыв, который отражал политэкономическое стремление стать богатым как народ. Несмотря ни на что, в экономической компетенции мы не встречали конкуренции других партий, и это прибавляло тогда лихости, но на сегодняшний день мы несравненно опытнее и умнее, чем тогда, умнее и опытнее стало и все общество.

Это лозунг был провозглашен в 2006 году, когда еще не был достигнут пик бума, когда инфляция, дефицит текущего счета, рост кредитов еще не были безумными, еще была свободная рабочая сила и независимые прогнозы показывали неограниченный рост нашего экономического счастья – предположу по памяти – примерно на 15 лет. Таившийся дефицит бюджета еще не умели даже измерить. Как мы помним, вся эта сказка кончилась через два года, причем не только в стране, но и во всем мире.

Лично я не использовал этот лозунг, поскольку, хотя сам я не делаю прогнозы, я знаю слишком много об экономике и инерции соотношений национальных богатств. Но лозунги не ухватишь за хвост, если уже не удалось предотвратить их полет. Меня рекламщики тогда даже не спрашивали. Стремление человека к материальному благополучию – неизменный порок, поэтому там не было ничего шиворот-навыворот, избирателей тоже не спросили. В политической конкуренции излишний оптимизм относительно простых решений и возможностей правительства был общим, как обычно, не признавали границ роста и проблемы в структуре инвестиций и экономики.

И все же мы можем считать Эстонию одной из блестящих экономик последних трех десятилетий. Несколько лет назад лучше цифры роста были лишь у Южной Кореи, но и они замедлились. Со своей средней зарплатой выше 1300 евро мы намного богаче, чем с 600 евро в 2006 году. Хотя по стране половину этого съедает рост цен, в международном плане влияние последнего меньше. Эстонцы уже сейчас путешествуют больше, поскольку могут платить и за рубежом. Они заново открыли для себя не только чары своей страны, но и познали быстрый рост благополучия. По зарплатам и имуществу мы намного опережаем Латвию и Литву. Совсем на другом уровне социальная система, а эстонская школа – лучшая в мире. Стоимость имущества нашего населения в этом столетии, по разным оценкам, выросла в восемь раз.

Конечно, мы и как индивиды, и как общество обогатились за счет кризисного опыта, чего нельзя сказать по отношению безусловного большинства партий. Прежнее постоянное закачивание кредитного воздуха в экономику и госсектор сменилось более взвешенным отношением и более плотной мускулатурой экономики. В нынешнем ВВП в евро процент нежирного мяса намного больше, чем было в кроне. Увеличилось и имущество. Частные лица уменьшили потребление и весьма увеличили накопления, в том числе пенсионные ступени, а фирмы увеличили собственный капитал.

В сотрудничестве с Евросоюзом государство разработало механизмы предотвращения и управления кризисом, при создании которых мне выпала честь представлять Эстонию. Одно время у нас были даже бюджетные правила, запрещавшие жить не по средствам, и хотя нынешнее правительство во многом их отменило, сохранилось знание о структурном равновесии, о том, что сравнивать с государственными расходами по существу. Что лучшие годы для подготовки к худшим были упущены, мы точно можем сказать о нынешнем правительстве.

Мы могли бы быть богаче, если бы не было международного кризиса столетия, и мы сами не осложнили бы это во время тогдашнего бума в своем оптимизме относительно ЕС, кредитов и иностранных инвестиций. Эти ошибки, конечно, залатаны, но предприятия по-прежнему инвестируют весьма осторожно. Их немногочисленность и нехватка рабочей силы больше всего тормозят рост эстонской экономики, но у нас нехорошо было и с экономикой крупных экономических партнеров, Финляндии и России.

Даже при отсутствии этих проблем не могло быть и речи об исполнении знаменитого лозунга. Но для меня, изучавшего международного экономику, все же сказочно и то, что мы по средней зарплате из стран с социалистическим прошлым все еще немного отстаем только от Словении, которая во времена нашего возрождения казалась чистым Западом, и опережаем Грецию и Португалию, которые были Западом, а по благополучию находимся в Финляндии 90-х, которая тогда казалась нам потребительским раем. По цифрам мы европейские середнячки, а наш уровень потребления и образ жизни весьма похожи на европейские. Теперь мы знаем, что более богатые страны экономически больше не оптимисты, но и мы, чтобы достичь их уровня, должны карабкаться дальше по лестнице экономической мудрости и добавленной стоимости.

Если речь идет о трех десятилетиях и богатстве вообще, в актив следует записать эстонскую школу, науку, культуру, более 2% на безопасность, социальные гарантии и свободы. В этих моментах мы близки к пятерке самых богатых или даже входим в нее в мировом масштабе. Свобода прессы, ощущение коррупции, э-государство, демократия, разделение властей или правовое государство, охрана окружающей среды, где мы стоим выше, чем в рейтинге уровня доходов. Я горжусь Эстонией, хотя не горжусь правительством. Надеюсь, что в нашем обществе умеют более широко оценивать благосостояние, чем в 2006 году и умеют ценить не гонку за ростом, а жизнеспособность.

НАВЕРХ