Сортируем мусор: придется ли надраивать выбрасываемую упаковку зубной щеткой?

Контейнеры для отходов.

ФОТО: LIIS TREIMANN/PM/SCANPIX BALTICS

Если до сих пор жители страны преимущественно выбрасывали упаковку вместе с остальным мусором, и она попадала в смешанные отходы, то в скором будущем для нее может понадобиться специальный контейнер. Rus.Postimees выяснял, как это может выглядеть на практике и готовы ли к этому жители Ласнамяэ.

Возможность сдавать беззалоговую упаковку была и раньше, для этого существуют, например, контейнеры около магазинов, на заправках и в других местах общественного пользования. Всего в Таллинне насчитывается около 500 таких контейнеров, из них 91 – в Ласнамяэ. Теперь же Министерство окружающей среды предлагает со второй половины 2020 года обязать собственников домов установить контейнеры прямо около дома и сортировать упаковку на месте потребления. В этом нет ничего удивительного: осознанное потребление и грамотная утилизация отходов в недалеком будущем станет неотъемлемой частью развитого общества, а в цветовой дифференциации мусорных контейнеров нормальный европеец уже сейчас разбирается не хуже, чем жители Плюка в цветовой дифференциации штанов. Но далеко не все таллиннцы.

Сор разного сорта

«Мы дома вообще ничего не сортируем», - говорит жительница Ласнамяэ Марина, не подозревающая о разноцветных мусорных контейнерах для разных типов тары и не имеющая ни малейшего понятия о местах их расположения. В семье Людмилы к сортировке мусора подходят более ответственно: «Упаковку мы не сортируем, но сами вывозили старые краски и лаки, которые остались после ремонта, и автомобильные покрышки на свалку». К перспективе появления новых контейнеров жительница района относится положительно, с одним уточнением: «Если организаторы не будут сходить с ума, т.е. если там не будет 105 разных емкостей для разной упаковки, а утилизируемую упаковку не надо будет предварительно разрезать на 105 кусочков».

Не сортируют упаковку и в семье Марии, хотя, по ее мнению, это было бы логично и правильно. «Я обязательно откладываю бумажную упаковку (например, коробку от пиццы) и с остальной макулатурой отношу в контейнер для бумаги. Мне кажется, уже давно назрела необходимость контейнеров для стеклянной тары - они есть у торговых центров, но это неудобно, должны быть при каждом доме. Мы ведь платим залоговые деньги за стеклянную бутылку от колы, но выбрасываем куда больше стекла, если покупаем суп в банке, маринованные огурцы или консервированный горошек. Стекло нужно перерабатывать, а пока складывается ощущение, что подход к переработке избирательный», - замечает она. То же, по ее словам, касается и пластиковой упаковки: «Бутылки мы сдаем и получаем залоговые деньги обратно, а пятилитровые, например, канистры из-под питьевой воды просто выбрасываем в общий контейнер».

Если относительно стеклянной тары еще как-то понятно, что не стоит бросать ее в общий контейнер с бытовыми отходами, то о небольших пластиковых упаковках среднестатистический городской житель сегодня задумывается гораздо меньше. Между тем, согласно исследованию Eurostat, жители Эстонии занимают третье место в Евросоюзе по количеству пластикового мусора на душу населения. Конечно, говорят и о том, что это не совсем адекватные данные, и в некоторых странах этот показатель сознательно занижается в отчетах, и тем не менее, 46 кг пластика в год на человека – это достаточно много, чтобы задуматься. Особенно учитывая, что по объему вторичного использования пластиковой тары Эстония в ЕС вообще вторая с конца.

Тарарам во дворах

В теории звучит прекрасно: сделаем нашу планету чище, спасем мировой океан, перестанем употреблять в пищу рыбу, начиненную пластиком, будем ходить в магазин со своей тарой многоразового использования, перейдем на авоськи, перестанем покупать хлеб и булку в пластиковых пакетах и, разумеется, будем сортировать все отходы. На практике рядовой потребитель столкнется с необходимостью решать мелкие бытовые проблемы. Например, новые контейнеры потребуют места, которого в наших дворах и без того не хватает. Причем одно дело – просто сократить парковку на два, допустим, парковочных места. Другое – если товарищество озаботилось строительством так называемого «мусорного домика», куда парочка новых контейнеров для стекла и пластика может и не поместиться. Специалисты возражают, что основный объем мусора составляет именно упаковка, поэтому при изменении правил сортировки неизбежно сократится объем смешанных бытовых отходов, стало быть, общий объем останется прежним. Однако правильно организованная сортировка мусора предполагает установку отдельных контейнеров не только для стекла и пластика, но и для композитной упаковки (т.е. все ваши пачки из-под сока и молока должны будут храниться отдельно). В волшебной сумке Мэри Поппинс, как мы помним, помещалось все, можно ли ожидать этого от «мусорных домиков» - далеко не факт.

Еще один неизбежный вопрос, возникающий при чтении правил сортировки отходов, которые и сейчас можно найти на сайте города Таллинна, - насколько чистым должен быть выбрасываемый мусор. Действующий порядок предполагает, что нельзя выбрасывать упаковку, испачканную пищей. Но, положа руку на сердце, кто из нас моет пластиковые стаканчики из-под йогурта или старательно трет зубной щеткой не идеально пустую консервную банку из-под сардинок в масле? И даже если задрать штрафы за выброшенную грязную упаковку и наладить эффективную систему контроля, перевесит ли общественная польза неизбежный в таком случае расход воды? Специалисты, однако, возражают, что такой тщательности от горожан требовать никто не будет.

«Мыть упаковку до блеска водой из-под крана не экологично и просто не практично, - говорит главный специалист отдела отходов Таллиннского департамента окружающей среды Александр Тараскин. - Чтобы упаковка попала в переработку и затем еще послужила нам, например, в виде красивой футболки, блокнота или уличной скамейки, необходимо опустошить ее и собрать отдельно от другого мусора. Т.е. упакованный товар должен быть естественным образом удален из упаковки, например, сок полностью вылит из бутылки или зубная паста выдавлена из тюбика, или все шурупы вынуты из коробки. Случается, что продукты питания не успели расходовать до срока реализации и часть осталась на дне упаковки, в таком случае лучше всего удалить их ложкой в контейнер для биоотходов или налить немного воды и, сполоснув, вылить в канализацию или, если есть, в компостер. Этого будет вполне достаточно».

Не совсем понятно и то, кто будет оплачивать вывоз упаковки из дворов. Ранее говорилось о том, что для рядового потребителя эта услуга будет бесплатной. По словам советника по науке Министерства окружающей среды Катарийны Вийк, предполагается, что нести соответствующие расходы будет производитель упаковки. Но любая транспортировка и утилизация отходов в действительности требует затрат, и даже если потребитель услуги не оплачивает ее напрямую, те, на кого будет возложена эта почетная обязанность, в любом случае найдут способ компенсировать свою недостачу. О чем, собственно, недавно и предупредила глава Союза предприятий пищевой промышленности Сирье Потисепп. Расходы производителя будут закладываться в цены, и учитывая предложение председателя парламентской комиссии по окружающей среде Райнера Вакра обложить налогом сжигание мусора, можно предположить, что последовательная борьба за чистоту окружающей среды не окажется дешевой.

Экологичный образ жизни требует затрат. И очевидно, именно поэтому далеко не все страны мира, включая наиболее развитые, стремятся быть пионерами в этой области. В Англии, например, до сих пор не действует даже столь элементарная для нас система залога за стеклянные и пластиковые бутылки. О необходимости введения такой системы там заговорили лишь в прошлом году, в то время как в Эстонии она работает с 2009 года. Естественно, что влияние экологически сознательной Эстонии с ее населением, не дотягивающим до полутора миллионов, не идет ни в какое сравнение с мировыми гигантами потребления. С одной стороны, внедрять обременительные новшества проще в небольших странах – особенно там, где население достаточно дисциплинировано и не склонно к протестам. С другой, очередное повышение цен на товары и услуги в стране, где инфляция и без того в последние два года росла в два раза быстрее среднего по Евросоюзу, а покупательная способность оставалась одной из наиболее низких в Европе, вряд ли обрадует тех, кто живет от зарплаты к зарплате. С третьей, в долгосрочной перспективе экологический образ жизни – это не модная причуда, а неизбежность, привыкать к которой стоит начать уже сейчас.

НАВЕРХ