Больницы: изменение финансирования еще больше увеличит очереди на лечение

В прошлом году у Северо-Эстонской региональной больницы было 27 крайне дорогих случаев лечения, на которые были потрачены 2,45 миллиона евро.

ФОТО: Ээро Вабамяги

В прошлом году Больничная касса потратила на крайне дорогое лечение нуждавшихся в нем сотни людей десять миллионов евро, пишет Postimees.

«В этом году лечение получит меньшее число больных, а очереди удлинятся», - таким образом член правления и старший врач Северо-Эстонской региональной больницы Пеэп Тальвинг прокомментировал повышение предельной цены крайне дорогих случаев лечения.

«Крайне дорогой случай лечения» прежде означал, что на лечение пациента было потрачено как минимум 65 000 евро. Начиная с этого предела счета за лечение оплачивала Больничная касса, то есть эти расходы не должна была нести больница.

Больничная касса рассчитывает дорогие случаи лечения отдельно от объема договора для того, чтобы помощь получили и больные, нуждающиеся в очень сложном и дорогом лечении. Также это дает больницам чувство уверенности, что лечение одного пациента не уменьшит возможности помощи другому.

С этого года предельная цена выросла до 100 000 евро. Таким образом, больнице теперь нужно будет самой оплачивать счета, например, в 70 000 евро. «В дальнейшем Больничная касса будет брать на себя только так называемые супердорогие – 100 000-евровые случаи», - сказал Тальвинг.

Врач привел пример: договор  по ортопедии составляет почти десять миллионов в год. Если там возникнут три счета в 70 000 евро, из этой суммы уже будет потрачено 210 000 евро: «Мы не думаем, что таких случаев – чуть меньше 100 000 евро – будет много, но все, которые появятся, повлияют на нашу возможность лечить».

При этом Тальвинг подчеркнул, что лечение рака и неотложные случаи, конечно, в очередь не отправят. Но если будет возможность перенести операцию на бедре, грыжу или работу с хроническими проблемами, это будет сделано.

Предел работал десять лет

Больничная касса не меняла предельные цены крайне дорогих случаев лечения десять лет, но за это время значительно выросла стоимость одного случая лечения. Повысились и зарплаты врачей, подорожало медицинское оборудование и прочее, необходимое для работы больницы. Если в 2008 году один средний случай стационарного (человек находится в больнице как минимум одну ночь) округленно стоил тысячу евро, то в прошлом году округленная сумма составляла две тысячи евро.

Руководитель отдела по связям с общественностью и пропаганде здоровья Больничной кассы Эвелин Тринк отметила, что при разработке предельных цен крайне дорогих случаев лечения больницы, в том числе и Северо-Эстонская региональная, были привлечены к обсуждению. У больниц была возможность высказаться, по каким специализациям и как много лечебных случаев ниже 100 000 евро Больничная касса оставит в договоре.

«Больничная касса учитывает историческую практику больниц, то есть то, по каким специализациям в больницах возникали крайне дорогие случаи лечения ранее. Но Больничная касса выделила больше денег на так называемые обычные случаи лечения», - сказала Тринк.

Дорогое лечение.

ФОТО: Pm

У Больничной кассы имеются с больницами договоры о финансировании лечения, в которые вписано количество лечебных случаев. Лечебный случая – это не один прием у врача или одно пребывание в больнице, а выздоровление от одного заболевания. То есть в состав одного лечебного случая может быть включено несколько приемов у врача. Кроме лечебных случаев Больничная касса вписывает в договор и сумму, которую больница предположительно потратит на само лечение.

Большие расходы могут возникнуть, например, при лечении травм, полученных при пожарах, при пересадке органов, а также в случае лечения рака. Иногда врачи могут предсказать, что счет за лечение окажется большим, но иногда это невозможно.

10-12 лет назад не могли помочь многим, кому помогают сегодня. Например, не делали пересадки многих органов. «Мы делали пересадку почек и печени, а теперь делаем пересадку поджелудочной железы вместе с двенадцатиперстной кишкой и сердца. Это происходит в сотрудничестве с больницей Хельсинского университета», - сказал Тальвинг.

Дорогое оборудование

Большие способности, что понятно, означают и большие затраты. Пересадки сердца за счет региональной больницы сейчас ждет 58-летний мужчина. Ему установлена помпа, которая стоит более 100 000 евро. Его счет за лечение составляет 156 000 евро.

В эстонских больницах в сотрудничестве с финскими врачами осуществили девять пересадок сердца, и все эти больные живы. «Если бы мы делали это в одиночку, то нельзя было бы рассчитывать на успех, поскольку в год мы пересаживаем, может быть, два сердца. Это как отправиться в море на яхте, не зная, как она выдержит волну», - говорит Тальвинг.

Старший врач Северо-Эстонской региональной больницы Пеэп Тальвинг говорит, что поскольку больницам за дорогие случаи лечения придется платить больше, чем прежде, может возникнуть ситуация, при которой больным, чтобы попасть к врачу, придется ждать дольше.

ФОТО: Sander Ilvest

Процедура как таковая, по его словам, не очень сложная, ее проводят посредством так называемой открытой хирургии. Но одна только помпа стоит 122 000 евро, а стоимость операции – 1200 евро. Итого – 124 000 евро, и в этой сумме учтены зарплаты персонала, расходы на обучение, средства, операционная и аппаратура.

После операции пациент находится в отделении интенсивной терапии на лечении, поддерживающем органы. К счету добавляются 1800 евро. Еще пациент получает 30 доз антибактериального лечения, которое выражается в цене в 1400 евро. Препаратов, помогающих свертываемости крови, - 20 доз, увеличивших расходы еще на 1500 евро. 17 дней интенсивного лечения второго уровня прибавляют к счету 6000 евро. Стоимость интенсивного лечения самого высокого – третьего – уровня также составляет 6000 евро.

Когда для пациента найдут донорское сердце, пересадка обойдется примерно в 20 000 евро. Эта сумма включает в себя вертолет до Хельсинки, сопровождение бригады, день дополнительных обследований перед операцией и послеоперационное интенсивное лечение. Причем, стоимость дня на интенсивном лечении в Хельсинки по сравнению с эстонской больницей (1000 евро в день) значительно выше (около трех-четырех тысяч).

Счет за лечение пациента включает в себя лекарства, анализы, хирургическое вмешательство, стоимость койко-дня и так далее. Одна колонка Excel в компьютере показывает, сколько раз была сделана одна процедура, в другой отражена ее стоимость. Чем больше может медицина, тем большие цифры вносятся в таблицу.

«Трудного говорить о жизни человека в цифрах», - говорит Тальвинг. Но об использовании средств, по его словам, врачи думают каждый день – каков результат. На лечение же идут деньги от социального налога.

«Спросим и у себя, что этично. На английском языке говорят do no harm («не нанеси ущерб»). Является ли причинением ущерба, если поступает 85-летний лежачий больной, которого мы оперируем десять раз, а потом он умирает? Это неэтично, - говорит Тальвинг. – Многие больные ждут очереди на лечения, но лечение таких больных изымает из общего источника непропорциональные объемы».

С другой стороны, по словам Тальвинга, врачи могут нанести ущерб, если они не могут, не умеют лечить: «Этика находится между тем, что мы можем, тем, что мы хотим сделать, и тем, что мы считаем правильным». При вынесении решения о лечении или его прекращении больница созывает консилиум, на котором оценивается качество жизни пациента после лечения.

НАВЕРХ