Расмус Каттай: жители Эстонии не готовы к кризису

Расмус Каттай.

ФОТО: Eesti Pank

Хорошее состояние экономики увеличило, конечно, накопления эстонцев, но все же они столь малы, что и временная утрата постоянного дохода поставила бы людей перед трудностями, пишет в Postimees экономист Банка Эстонии Расмус Каттай.

В конце 2015 года глава Федерального резерва США Дженет Йеллен заметила, что периоды быстрого экономического роста не умирают от старости. Тем самым она выразила мнение, что, если в экономике все хорошо и она работает, не образуя пузырей, нет причин считать, что после нескольких лет роста неизбежно должен наступить кризис. Три года спустя США почти достигли рекордной длительности экономического роста в послевоенной истории. Двигатель европейского роста, Германия, по разным показателям уже побила свой прежний рекорд или вскоре его побьет.

Однако ни одна волна роста не длится вечно. Со второй половины прошлого года появлялось все больше явных сигналов того, что мировой экономический рост затихает. Влиятельные аналитические организации, например, МВФ, Всемирный банк и ОЭСР снизили прогнозы роста крупнейших экономических регионов, и ожидаемый рост постоянно уменьшается. Кроме того, констатируют, что риск резкого охлаждения экономики велик. Это может сказаться на изменчивости финансовых рынков и усугубления торговой напряженности, а также на политических предпочтениях.

Если подумать только о ближайшем будущем, Соединенное королевство со все большой вероятностью рулит в сторону Брекзита без всякого договора, что означает некоторый хаос и для страны, покидающей Евросоюз, и для тех, кто в нем остается. Английский центробанк прогнозирует, что экономика островного государства в результате развода без договора сократится почти на 10%. Очевидно, что это событие окажет заметное влияние и на материковую Европу. Что бы ни происходило на арене мировой экономики или в Европе, это затронет и Эстонию. То есть понятно, что из-за исчерпавшего себя развития экономики и увеличившейся нестабильности и у нас будут все больше говорить о том, когда наступит следующий кризис. Однако было бы уместнее спросить, готовы ли мы к неожиданному ухудшению экономических условий.

Подлинная ситуация показывает, что преобладающая часть зарплат все еще слишком мала для того, чтобы можно было откладывать достаточно денег при прочих повседневных расходах.

Одним из показателей, по которому оценивают готовность к кризису, являются материальные сбережения домохозяйств, т.е., проще говоря, сколько у людей припасено на черный день. В последние пять лет сбережения домохозяйств росли в среднем примерно на 8% в год, т.е. сумма на среднем банковском счете за это время увеличилась на целых 50%. На основании этого можно было бы предположить, что люди по сравнению с прежним более готовы к тому, что по какой-то причине они не получат зарплату за следующий месяц или даже еще за один.

Однако средний рост вкладов, увы, не дает ни малейшего представления о том, как накопления распределяются в обществе. Именно последнее важно для оценки того, насколько большая часть населения успешно пережила бы ухудшение экономических условий и насколько большая часть испытала бы серьезные трудности. Если взглянуть на накопления домохозяйств поближе, выясняется, что ситуация отнюдь не оптимистическая.

Пяти процентам домохозяйств принадлежит примерно половина всего объема вкладов, т.е. накопленное в банках богатство в эстонском обществе распределяется крайне неравномерно. У 40% домохозяйств по состоянию на апрель 2017 года на банковских счетах было накоплено менее 1000 евро. Из них половина, т.е. примерно 20% от всех эстонских домохозяйств накопили на счете в банке менее ста евро. Правда, у этих домохозяйств часть сбережений накоплена наличными, в основном, эти суммы составляют 100-200 евро. Т.е. можно предположить, что минимум пятая часть, а вероятно, и больше домохозяйств без посторонней помощи столкнется с материальными трудностями сразу же после исчезновения ежемесячного дохода или резкого увеличения расходов.

Под влиянием нехватки рабочей силы или повышения минимальной зарплаты рост зарплаты низкооплачиваемых лиц много лет значительно опережал рост зарплат среди высокооплачиваемых работников. Это означает, что на черный день должны были суметь сэкономить и те, кто этого сделать не смог. На самом деле, они могли это сделать, поскольку выросли и крупные, и мелкие вклады. Но вызывает беспокойство то, что очень большей частью вклады по-прежнему недостаточно невелики, чтобы залатать финансовую дыру, которая может возникнуть из-за неожиданной утраты дохода. Согласно данным опросов, все большая часть населения Эстонии осознает, что накопление – это важно. Но подлинная ситуация показывает, что преобладающая часть зарплат все еще слишком мала для того, чтобы можно было откладывать достаточно денег при прочих повседневных расходах.

Ни один прогноз в ближайшем будущем не предсказывает ничего драматического ни Эстонии, ни нашим соседям, но, как уже было сказано, нестабильности много, и экономика может по той или иной причине все же неожиданно остыть. В этом случае экономический рост замедлится, безработица увеличится, и зарплаты не будут расти прежними темпами. Почти несуществующий личный запас на черный день заставит благополучие многих людей зависеть от поддержки государственной социальной системы или помои близких. Для самих людей это будет означать снижение прежнего жизненного стандарта, а для государственной экономики – еще большую изменчивость.

НАВЕРХ