Законы часто экспериментируют над людьми

Консультирующий британское правительство член команды ученых, изучающих поведение людей, Антонио Сильва говорит, что если необходимость вводимых правил лучше объяснять, это улучшит и законопослушность.

ФОТО: Erik Tikan

Консультирующий правительство Великобритании Антонио Сильва считает, что сопровождающих повышение акциза на алкоголь в Эстонии проблем можно было избежать, если бы напитки с очень малым содержанием алкоголя остались дешевле, пишет Postimees.

Кособокость законов чаще всего вскрывается только после их вступления в силу, когда они уже начали влиять на все население. Например, повышение акциза на алкоголь, цель которого – снижение потребления алкоголя и пополнение государственного кошелька – казалась красивой, но местами закон вызвал обратный эффект. Алкоголь литрами привозят из Латвии, а  значительного снижения потребления не произошло и доход от налогов не увеличился.

У нас исключение законодательных ошибок в зародыше пока еще бегает в коротких штанишках, но интерес к методу прогнозирования побочных эффектов весьма велик. Правительство Великобритании для работы с такими проблемами создало отдельное подразделение - команду ученых, изучающих поведение человека BIT (Behavioral In­sights Team), чья работа заключается в изучении психологии поведения людей и влияния законотворчества еще до того, как законы начнут применять.

На позапрошлой неделе старший консультант BIT посетил и Эстонию, чтобы поделиться историями успеха применения психологии поведения и рассказать о значении квалитативных исследований при формировании политики.

«Мы используем психологию, антропологию и знания о поведенческой экономике и применяем их при формировании общественного порядка, чтобы возникало позитивное общественное влияние», - объяснил Антонио Сильва, который и сам по образованию является антропологом.

Приказы и запреты к цели не приведут

По его словам, правительства имеют обыкновение ограничивать выбор людей законами и штрафами, или при помощи налогов. BIT считает, что не стоит говорить людям, что они могут или не могут делать, вместо этого их нужно нежно подталкивать в правильном направлении.

Это означает, что для людей упрощается процесс принятия тех решений, которые лучше и для них самих, и для общества – например, в поведении, связанном со здоровьем, в продолжении образования или выборе пенсионной ступени.

«Это удивительно, какое колоссальное влияние могут оказывать крошечные изменения в общественной политике. Это могут бытьтакие изменения, как, например, изменение шаблонов в официальной переписке, изменение дизайна общественных систем или попытка сделать их более интересными для людей», - сказал Сильва.

По его словам, хороший результат получается, если людям просто объяснить, почему правительство приняло определенные решения: «Люди часто действительно не понимают, что у некоторых законов и постановлений есть важная причина». Он добавил, что если это толково объяснить, то люди становятся более склонными к тому, чтобы соблюдать законы.

Идея «подталкивания», таким образом, заключается в лучшей сервировке выборов для людей, при том, что ни один выбор не исчезает, что является обычным при изменении законов. В Великобритании было проблемой превышение скорости и уплата штрафов.

Раньше человеку отправляли длинный юридический текст, который объяснял нарушителю, какой закон он нарушил и сколько и кому нужно заплатить в виде штрафа. А команда BIT пришла к выводу, что такого влияния недостаточно, они убрали из письма статьи законов, сделали текст короче и конкретнее. Добавили фото, на котором было изображено место аварии с погибшим, с цветами и свечами. Также в извещение о штрафе включили предложение «Ни один водитель не планировал убить. Он просто превысил скорость» и выразили надежду, что адресат письма не станет участником какого-то нового ДТП.

Результаты были поразительными. Из числа адресатов писем исчезли 20 процентов тех, кто превышает скорость повторно, число оплачивающих штрафы увеличилось на 13,7 процента, а количество нарушителей, отправляющихся под суд, сократилось более чем на 40 процентов. Кроме того, на судебных расходах удалось сэкономить полтора миллиона фунтов (почти 1,75 миллиона евро).

Таких примеров у Сильва еще много: как в отношении уменьшения числа самоубийств и улучшения налогового поведения, так и в отношении возвращения безработных на рынок труда. Нет ничего удивительного в том, что BIT с 2010 года помогает британскому правительству в формировании политики с 2010 года и теперь они консультируют правительства более 30 стран по всему миру.

«Умный» акциз был бы лучше

Эстонии среди них еще нет, но на уточняющий вопрос журналиста, Сильва с радостью дал совет, как нужно было спланировать повышение акциза на алкоголь в Эстонии.

Он считает, что лучше было бы использовать так называемый умный акциз, то есть существеннее обложить налогом все алкогольные напитки, содержание алкоголя в которых больше, чем, например, 2,7 процента. А напитки с меньшим процентом должны были остаться с прежним акцизом: «Это создало бы ситуацию, при которой потребители алкоголя начали бы больше пробовать напитки, которые остаются ниже повышенной ставки налога». Он добавил, что в таком случае люди стали бы потреблять меньше алкоголя, не меняя своих поведенческих привычек.

На вопрос, не является ли такое создание изменений с использованием психологии поведения манипулированием, Сильва ответил, что это манипулирование не более того, которое используется при обычном законотворчестве: «Большая часть деятельности, которой занимаются правительства, это – манипулирование и влияние на поведение людей. Законы, запреты, налоги». «Подталкивание» отличается тем, что ему предшествует основательный анализ поведения людей.

«Подталкивание» испытывали и в Эстонии

Хенри Каттаго.

ФОТО: Mihkel Maripuu

Антонио Сильва приходил послушать и директор по стратегиям Государственной канцелярии Хенри Каттаго, который считает, что от более масштабного применения «подталкивания» в Эстонии может быть польза: «Кроме решения многих проблем, это могло бы помочь государству и в экономии денег. Но «подталкивание» не чуждо и Эстонии, другое дело, осмыслили ли мы его так, как это делают британцы».

В этом смысле в Эстонии никто систематически «подталкиванием» не занимался. Каждая сфера деятельности, по словам Каттаго, предпринимала такие проекты скорее по собственной инициативе.

«Первым делом на память приходят кампании Департамента полиции и погранохраны для снижения аварий, когда на улицах выставляли обломки автомобилей, участвовавших в ДТП. Цель была той же: заставить людей задуматься над тем, как они ведут себя на дороге. Или отправка рождественских поздравлений самым отпетым алководителям», - сказал он.

Каттаго считает, что более широко «подталкиванием» мог бы начать заниматься созданный при объединенном министерстве отдел инноваций, задачей которого и является создание и распространения инновационных идей в общественном секторе Эстонии.

То, что «подталкивание» в действительности не является чем-то новым и незнакомым для Эстонии, подтвердила и аналитик политической лаборатории при аналитическом центре Praxis Марис Вайнре. Она объяснила, что, использование тех же методов помогло, например, Налоговому департаменту сократить количество зарплат в конвертах.

«Политическая лаборатория Praxise вместе с Центром прикладной антропологии исследовали, что влияет на мотивацию строительных предпринимателей и работников платить зарплату в конвертах. Учитывая эти знания и понимая мотивы поведения, мы составили электронные письма, в которых были учтены факторы, влияющие на налоговое поведение строительных предпринимателей. Получившие такие письма строительных бизнесмены заплатили налогов на 10 процентов больше по сравнению с теми, кто писем не получил», - сказала Вайнре.

Она, как и Каттаго, видит у «подталкивания» большой потенциал. «Чем больше при формировании общественных услуг считаются с тем, что нужно людям и как они себя ведут, тем лучше мы можем предсказать реакцию людей на изменения», - убеждена она.

НАВЕРХ