Партия умирает, но не сдается

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Молва приписывает вынесенную в заголовок фразу наполеоновскому генералу Пьеру Камбронну, ответившему так на предложение англичан сдаться в битве при Ватерлоо. Правда, у него на месте первого слова было «гвардия». Но это уже детали…

Тризну по Центристской партии сегодня служат клирики практически всех политических конфессий. И хотя ее лидер, пока еще занимающий пост премьер-министра, отшучивается знаковыми фразами из серии «Не дождетесь!» и «Слухи о нашей кончине сильно преувеличены», однако уже и без консилиума становится все более и более ясно:

Пациент скорее мертв, чем жив!

Во всяком случае, Центристская партия – в том виде, в котором она создавалась и просуществовала до ноября 2016 года, то есть ровно двадцать пят лет, получив в народе имя «партия Сависаара», – эта партия уже точно ушла в прошлое, а то, что мы видим теперь на ее месте, – это имитация, фантом.

В сложившейся обстановке, находясь – если не буквально, то, по крайней мере, с помощью СМИ, – в самой гуще событий, трудно, если не совсем невозможно, обойтись без эмоций. И они-таки зачастую перехлестывают через край. Но попробуем как-нибудь уйти от них, попытаемся включить даже не аналитику профессионально-политологического характера, а простой здравый смысл.

И первый вопрос, который напрашивается после того, как мы приняли седуксен и завязали нервы в узел: а является ли тот факт, что сегодня мы имеем дело совсем с другой политической силой, чем она была при Железном Эдгаре, а) неожиданностью и б) трагедией?

Партии – как театры

А задав себе этот вопрос, мы с удивлением вынуждены будем признать, что ответ по обоим пунктам следует дать отрицательный. И дело даже не в том, что сависааровские птенцы, оказавшись у руля, изменили делу пламенного трибуна и народофронтовца. Парадокс в том, что подобный поворот событий был заложен в организм партии уже в момент ее создания. А сравнение с театром напрашивается не только и даже не столько из-за некоторого сходства по внешним признакам. Ну, типа, всякий публичный политик играет отведенную ему (или взятую им самим на себя) роль; а всякая политическая организация не может обойтись без элементов зрелищности, делающих ее существование более наглядным и, если угодно, более убедительным.

Здесь уместно вспомнить о таких театрах, как БДТ или «Таганка». Они ярко вспыхнули на тогдашнем театральном, да и на общекультурном, даже социально-политическом, небосклоне и долгие годы властвовали над умами и сердцами своих зрителей, коих был легион. Потому что такие театры были востребованы.  

Но с уходом (неважно, в мир иной, в другой театр или в эмиграцию) Георгия Товстоногова и Юрия Любимова театры перестали иметь прежнее значение на этом небосклоне. Не сразу, постепенно, но перестали. Они еще довольно долго, по инерции набранного «веса», продолжали притягивать к себе внимание, но уже за счет не только таланта труппы, но и за счет не утихающих скандалов.

Примерно то же самое случилось и с Центристской партией. В октябре 1991 года, на волне всеобщей эйфории от только что обретенного государственного суверенитета, талантливый политик, обладающий к тому же мощной личной харизмой, создает свою партию.

Это уже не аморфный, хотя пока еще и популярный, Народный Фронт. Это реальная политическая организация, способная бороться за власть и, что еще важнее, – осуществлять власть. Такая партия была востребована

Надо признать, что Эдгар Сависаар создавал Центристскую партию под себя. И таковой она оставалась во все дальнейшие годы его в ней правления, с незначительными отклонениями – чаще всего косметического характера.

Мне довелось один раз столкнуться с Эдгаром, что называется, в реальной ситуации. И я не понаслышке знаком с такими его чертами, как ревность, злопамятность и мстительность. По счастью, в моем случае эти качества сыграли лишь роль косвенных факторов, но и того хватило, чтобы я стал хорошо понимать тех его соратников, которые в какой-то момент решались покинуть ряды ЦПЭ…

Что-то в этом роде, кстати, происходит и, насколько мне известно, в театрах, создаваемых и руководимых яркими, талантливыми и харизматичными лидерами. Как правило, они не терпят (или, во всяком случае, терпят недолго) около себя тех, кого подозревают в тайном или явном соперничестве с ними самими. А зачищая по этой причине площадку рядом с собой, они невольно ослабляют собственное детище и усиливают своих конкурентов, к которым переходят недовольные ими.

Орден меченосцев, лишившийся мечей

Собственно, если сравнение с театрами кажется все-таки несколько натянутым, есть и более корректные примеры из области непосредственно партийной. Самый яркий – это опыт РСДРП – РСДРП(б) – ВКП(б) – ВКП – КПСС. Нынешняя КПРФ – не в счет.

Талантливый политик и незаурядный организатор, Владимир Ульянов/Ленин создал эту партию как инструмент – не борьбы за власть, а завоевания власти. Жесточайшая внутренняя дисциплина, необходимая в условиях конспирации, превратила эту партию в безотказное орудие и оружие, как по овладению властью, так и по её удержанию. Что дало его самому последовательному духовному ученику и преемнику основание назвать свою партию орденом меченосцев.

Не менее талантливый политик и организатор Эдгар Сависаар – уж не знаю, вольно или подсознательно – попытался повторить успех двух «величайших вождей и учителей всех времен и народов», но ему помешали два обстоятельства: неудачное время и неудачное место рождения, а также изменившиеся внутренние и внешние обстоятельства.

Всякое сравнение хромает, и ЦПЭ - конечно, не КПСС. Но что-то общее у них есть, и не только в том, что обе они – политические организации. Это непререкаемость авторитета лидера, то качество, которое многие эксперты не без основания назвали авторитарным стилем правления. Эдгар все-таки недаром заслужил титулы «Носорог» и «Железный»

Потеряв жесткую руку в лице дуумвирата «Ленин/Сталин», КПСС начала все быстрее разлагаться изнутри, потому что она была, как сейчас говорят, заточена под одного лидера, а точнее – вождя. Как в поэтическом озарении написал Высоцкий, «настоящих буйных мало, вот и нету вожаков»…

Нечто похожее сегодня происходит с Центристской партией Эстонии. Железная воля Носорога, его непререкаемый авторитет и почти фантастический талант политической интриги позволяли ему четверть века управлять своим детищем (так и хочется добавить: и своими детьми неразумными…). Но как только его хватка ослабла, мечи выпали из непривычных к оружию рук меченосцев, чей фанатизм был совсем не таким жестким, как у их бывшего предводителя.

Худа без добра не бывает

Давайте же и мы не будем фанатичными в оценках. БДТ и «Таганка» многое перевернули в наших душах, о много заставили думать по-новому. Да, ничто не вечно и никто не вечен, но они были, и уже за это им наша огромная благодарность.

КПСС наломала столько дров, что их хватит для всех топок до конца финансового столетия. Но было и много позитивного. Бесплатное всеобщее образование (без жёсткой увязки с языком обучения, заметьте), бесплатное здравоохранение, полная ликвидация безграмотности, полная ликвидация эпидемий и в особенности – таких заболеваний, как туберкулез, корь и ряда других. Фактически бесплатное жилье, наконец. Которого, правда, на всех не хватало…

Центристская партия в течение всех лет восстановленной независимости играла одну из ключевых ролей в эстонском обществе и государстве. Собственно, уже само восстановление суверенитета, включая бескровность этого процесса в нашей стране - это тоже в значительной степени заслуга центристов и Эдгара Сависаара лично.

Единственный, если говорить о вещах масштабных, минус столь длительного влияния ЦПЭ на здешний политический ландшафт, это пугающе массовая политическая пассивность русского избирателя. Не вообще русскоязычного жителя Эстонии, а именно избирателя, человека, наделенного правом голоса, а значит, имеющего возможность участвовать в решении общегосударственных задач. Это может показаться парадоксальным, но данную категорию людей приучили к мысли, что все их проблемы способна решить одна только партия Сависаара, и только за ее «кандидатов нерушимого блока русских и эстонцев – братьев навек», следует голосовать.

И как только оказалось, что и в партии Сависаара – тоже живые люди, которые могут ошибаться, иметь другое мнение, да и просто врать своим избирателям, сработало привычное: «Все вы заодно, все вы тут г…но, не буду я ни за кого голосовать!». Короче, выткну себе глаз – пусть у моей тещи будет зять кривой…

Я представляю, какую обиду сегодня испытывает средний британец, который голосовал за то, чтобы его страна осталась в ЕС. Обиду не на тех, кто голосовал за ее выход, а на тех, кто думал так же, как он – сторонник Евросоюза, но из-за лени не пошел на референдум. Нам всем приходится учиться делать правильный выбор. Не развесив уши: кто больше пообещает, а включив всю голову.

Если канализация не в порядке…

А что же до самой Центристской партии… У меня такое впечатление, что Юри Ратас и его команда пытаются сегодня сделать из нее некую либерально-центристскую партию среднестатистического европейского образца, как она, собственно, и обозначена в евросоюзовских формулярах.

Не думаю, что у них это получится. Эта партия, как и ее бывший лидер, действительно, сделала немало хорошего. Но пришли другие люди, сложились другие условия, возникают иные потребности, нужны другие визионеры. Не рекомендуется, как известно, вливать молодое вино в старые мехи. А из бывших в употреблении кирпичей и панелей не построишь новое, прочное, красивое и функционально умное здание, начиненное новейшими технологиями.

Можно, конечно, попытаться обойтись косметическим ремонтом и, выдавая желаемое за действительное, отрапортовать о полной модернизации. Но, как сказала великая Фаина Георгиевна Раневская, когда ее спросили, почему она не делает пластическую операцию: «Какой смысл штукатурить фасад, если вся канализация уже вышла из строя?!»…

НАВЕРХ