Как работают те, кто востребует долги: взгляд изнутри
Интервью с главой Eesti Inkasso

Деньги. Иллюстративное фото.

ФОТО: GRAZVYDAS J / PantherMedia / GRAZVYDAS J

На минувшей неделе Министерство юстиции сообщило, что как минимум половину бюро судебных исполнителей нужно закрыть, чтобы избежать их мучительной смерти. Еще раньше житель Эстонии пришел в бюро исполнителя и избил его сотрудницу. Традиционно судебных исполнителей и занимающиеся востребованием долгов фирмы клеймят позором и ненавидят. Мы поговорили с главой Eesti Inkasso Августом Кяэра о том, как работают исполнители, кто попадает в судебное исполнение и нужно ли закрывать их бюро.

- Известно, что судебные исполнители арестовывают счет должника, снимают с него деньги и не заботятся о том, на что он будет жить. Что делать, если со счета сняли все до копейки?

- У должника есть право потребовать вернуть определенный законом минимум. Для этого, когда деньги забрали, нужно подать в бюро исполнителя заявление на возврат. Только не опаздывайте, на это дается три дня, потом деньги уйдут на счет кредитора – того, кому вы должны.

- Вообще-то связаться с судебным исполнителем должнику почти нереально, они не берут трубки, не отвечают на письма и в целом работают так медленно, будто и не работают вовсе. Почему?

- Потому что перегружены. Есть крупные бюро, которые набрали много работы, как правило, именно они работают медленно. Они хорошие специалисты, но в бюро не хватает людей. Не каждый человек сможет работать помощником судебного исполнителя, на эту должность берут юристов или экономистов, которые хорошо понимают эту работу, поскольку они имеют дело с судебными решениями, с законом. Исполнителям и правда трудно дозвониться, потому что у них есть определенные часы для приема звонков, а поскольку должников много, то в эти часы к ним не пробиться, телефоны все время заняты. Опять же, всему виной нехватка кадров.

- Юристов вокруг пруд пруди. Куда не посмотришь - всюду юристы и экономисты.

- Да, но они не согласны на такие зарплаты, какие платят исполнителям.

- А почему зарплаты маленькие, разве исполнители не зарабатывают миллионы, как утверждает народная молва? Если они перегружены работой, значит, и деньги есть?

- Не факт. Я сейчас не говорю о тех единицах, которые набрали себе должников на миллионы евро: таких мало. В крупных известных бюро есть постоянный поток клиентов, которые обеспечивают им доход. Начинающие и средние зачастую перебиваются, им не хватает денег, чтобы нанять людей. Потому что должники часто неплатежеспособны. Вот он получает зарплату в конверте и живет себе, а что кому-то должен 50 тысяч евро, так этот долг он себе простил. И таких должников не просто много, а очень много. Эти дела лежат мертвым грузом в исполнительных бюро, и поделать с ними ничего нельзя.

По идее, исполнитель имеет право требовать плату за востребование долга с клиента, то есть с кредитора, который пришел к нему с судебным решением. Но они этого почти не делают, очень редко. Хотя так было бы проще.

- Получается, что тебе должны денег, ты прошел все судебные инстанции, допустим, и потом еще должен и судебному исполнителю заплатить, чтобы тебе, может быть, вернули долг? А его ведь могут и не вернуть.

- Именно. В Финляндии и Швеции исполнители так и работают. Кредитор платит исполнителю, он потом берет деньги с должника. Но в тех странах за зарплату в конверте почти не работают, там процесс востребования проще. А в нашем случае у исполнителя в производстве, допустим, 500 требований, а платят только 50 человек. Клиент ему за работу не заплатил, с должника взять нечего, на что он будет жить и платить зарплату работникам бюро?

- То есть, это просто такой миф, что судебные исполнители - кровопийцы, которые жируют и честных людей обирают?

- Они не жируют. Только крупные, но их очень мало, у них большой поток и народа там работает много. А мелкие кое-как сводят концы с концами.

- Кредитор сам выбирает, к какому исполнителю идти?

- Да, в пределах округа, в котором вынесено судебное решение. И, возможно, мелкие бюро будут работать лучше, они больше заинтересованы, но люди чаще идут к тем, кто на слуху. Они не кровопийцы, они делают свою работу. Ведь к ним не святые попадают, а те, кто долго и упорно бегал от кредиторов, от квартирного товарищества, от своего ребенка, которому не платил алименты. Об этом общественность часто забывает.

- В начале разговора вы сказали о сумме, которую исполнитель не может арестовать. Это минимальная зарплата?

- Нет. Из минимальной зарплаты в таком случае вычитается прожиточный минимум, который не подлежит аресту. Из того, что осталось вычитается 20%, которые исполнитель может забрать для покрытия долга. Допустим, это 60 евро, а судебный исполнитель может получить с этой суммы только 3%: это оплата его работы, остальное -  кредитору. В итоге исполнитель получает 1,80 евро.

- Минюст хочет закрыть половину бюро. Они и так не справляются с работой, как видно, так зачем закрывать?

- Если не ошибаюсь, то у Минюста есть еще одна, более удачная, идея –  ликвидировать привязку исполнителей к округам. То есть сейчас исполнители привязаны к четырем округам, в которых они имеют право работать. Если бюро привязано к Ида-Вирумаа, таллиннских должников оно брать не может. Так и получается: таллиннские завалены работой, а ида-вируские перебиваются, там меньше людей и денег нет.

- Всегда ли исполнители справедливы и четко исполняют закон?

- Закон исполняют, есть ведь судебное решение. Но они представляют интересы кредитора. Это не суд, это следующая за судебным решением инстанция. Решение суда – это сумма востребования. Если и бывают нарушения, то неосознанно, просто человеческий фактор. Должники нарушают закон гораздо чаще и серьезнее, когда уклоняются от выполнения судебных решений. Вообще, должники у нас – священные коровы, с ними не справиться.

- Как это священные коровы? То и дело кругом кричат, как их притесняют и выжимают из них все соки.

- Да. Но сначала кредитору надо обратиться в суд, года два-три доказывать, что он не был дураком, когда давал ответчику кредит, или что ответчик действительно должен оплачивать коммунальные услуги или алименты, а не истец сам это придумал. Он должен заплатить юристу или адвокату, а суд потом будет решать, не слишком ли велики были расходы на адвоката и должен ли ответчик их компенсировать. Если вы не юрист, вы с большой вероятностью не сумеете грамотно представить свои интересы, придется нанимать консультанта. И вот смотрите: судишься, деньги тратишь, потом получаешь решение суда, которое, если должник его не примет, вступит в силу еще через полгода. Решение вступает в силу после окончания права обжалования, которое составляет 30 дней, а срок на обжалование начинает истекать только с момента получения проигравшей стороной решения суда. А он специально его не получает, не принимает.

- Недавно мужчина избил сотрудницу бюро судебного исполнителя, и общественность в интернете встала на его сторону. У нас принято исполнителей ненавидеть, как вы считаете, это справедливо?

- Вы поймите, эти люди или нарушили закон и получили штраф, или нарушили договор: взяли деньги и не отдали, не оплатили счет, не выплатили алименты. И когда к ним пришли те, кому они должны, они не шли на компромисс, проиграли суд и даже после этого не начали выплачивать долг. Судебное исполнение – это последний этап, когда все способы договориться уже перепробовали. Раньше таких в долговую яму сажали, сейчас же только за долг государству можно отсидеть. Была бы долговая тюрьма – работали бы на благо общества. Но только у нас работы нет. И те, кто должен государству и сидят в тюрьме, сидят в ней за счет налогов, а каждый день им еще долг списывается, кажется, 60 евро в сутки. Этим пользуются, конечно, чаще всего те, кому терять нечего.

- Откуда такое лояльное отношение к должникам и такая ненависть к тем, кто востребует долги? Получается, если ты дал человеку денег в долг, он их не вернул, а ты не хочешь ему за это наносить тяжкие телесные, то ты сам виноват и забудь про деньги? Или, например, в случае счетов за коммунальные услуги или алиментов: плати сам за него квартплату, а в суд и к исполнителю идти не смей, заклеймят ябедой.

- В таком отношении отчасти виновато государство. Когда-то были популярны SMS-кредиты с процентной ставкой 1000% в год, у людей начали расти чудовищные долги, что, безусловно, было неправильно и вопиюще, государство, естественно, стало защищать должников. Но их перезащищали. Сейчас, если дал в долг, то тебе придется в суде доказывать, что ты дал в долг правильно, иначе сам виноват. В случае коммунальных счетов вообще никто никому не одалживал, просто условный Вася не хочет платить, поэтому за него должен платить весь дом. Трудные времена у него, войдите в положение.

- Всегда ли инкассо-фирмы передают долг исполнителю?

- Всегда, если есть решение суда. Если не удается договориться с должником, убедить его составить график платежей и ему следовать, мы идем в суд. Ждать нечего.

- Сколько времени вы пытаетесь договориться перед тем, как пойти в суд?

- Зависит от ситуации. От месяца до четырех обычно. Некоторые кормят обещаниями, заплатят 30 евро, потом на месяцы пропадают, потом снова 20 евро переведут. До полугода так дотягивают, потом уже становится понятно, что человек просто не собирается решать проблему. Мы стараемся входить в положение людей всегда, но и кредиторы – тоже люди. Если вы одолжили другу 3000 евро, а он их не вернул, телефон не берет, в лицо вам говорит, что денег нет, будете ли вы считать, что у него просто трудности и про долг надо забыть, или постараетесь вернуть деньги? Часто еще по поводу пени возмущаются: якобы раз взял 3000 евро, то и отдать должен 3000 евро. А если ты отдаешь через пять лет и по копейке? Через пять лет нынешние 3000 евро из-за инфляции будут совсем не такой суммой, как сейчас.

-  Инкассо часто обвиняют в том, что они требуют деньги с тех, кто им не должен. Вот, например, купил человек квартиру, а ему приходят письма от инкассо, адресованные предыдущему жильцу, который много лет там не живет. Это нарушение закона?

- Нет. Инкассо же не требует этот долг с нового жильца. Это обычная ситуация: должник был прописан по этому адресу или сам его дал кредитору, кредитор передал в фирму (или сам должник), потом он переехал, а инкассо об этом не сказал. В таком случае просто напишите в фирму, что этот человек тут больше не живет, а где живет, вы не знаете.

- А когда требуют деньги за неправильную парковку или начисляют деньги за услуги инкассо, это как?

- Инкассо требуют тот долг, который им передает клиент. Требуют за неправильную парковку? Ну, так вы сами нарушили. Оплата за производство (услуги инкассо) установлена законом, и это логично. С кредитором вы не общаетесь, тогда он идет в инкассо и платит инкассо за услуги. То есть своими действиями вы нанесли дополнительный ущерб кредитору, помимо долга. Получается, у инкассо возникает требование к клиенту, а от клиента это требование переходит к должнику. Инкассо взыскивает это требование. Договаривайтесь напрямую с кредитором - и не надо будет платить дополнительно.

- Можно ли изменить закон таким образом, чтобы работа судебных исполнителей стала проще, а сами они доступнее для клиентов и должников?

- Я бы убрал эту привязку к регионам. Бюро не надо закрывать, они сами закроются, если не смогут конкурировать с другими. Будут возникать новые. Останутся те, кто будет работать лучше. Еще дал бы им больше возможностей, чтобы узнавать, где на самом деле работает должник, если он работает за зарплату в конверте. То есть, вот вы знаете, что человек работает в кафе таком-то, а вам говорит, что не работает. Тогда исполнитель мог бы приходить на место работы и фиксировать этот факт. Но для этого, опять же, нужны работники. Еще стоит дать исполнителям возможность общаться напрямую с исполнителями других стран. Сейчас это сложный процесс, через третьи руки все происходит, суды, Минюсты и структуры ЕС.

- Когда устаревает требование, находящееся в производстве судебного исполнителя?

- Через десять лет.

НАВЕРХ