Из-за ошибки больницы семья потеряла отца

В Выруской больнице пациенту забыли дать лекарство.

ФОТО: Illustratsioon: Artur Kuus

«Мама позвонила и сказала, чтобы я быстро ехала в Выру, с отцом плохо». Когда примчавшаяся из Таллинна Кристи Тийдо поднялась на девятый этаж больницы, ее 70-летний отец Дориан был переведен в отделение интенсивного лечения. Пришедший на операцию на бедре мужчина умер от воспаления легких в знакомой рабочей обстановке по причине невнимательности знакомого персонала, пишет Postimees.

Раньше Дориан работал в расположенной в Выру Южно-Эстонской больнице механиком лифтов, в одном  здании с женой, работавшей медсестрой. Дориан был одним из тех легких в общении людей – он не жалел улыбки и никогда не отлынивал от работы. Он вырастил дочь и сына, помогал растить четверых внуков.

В начале прошлого года перенесший перелом бедра Дориан обратился в больницу к знакомым медикам с жалобой на то, что после установки штифтов их контуры стали видны из-под кожи. Штифт вышел из места установки на два сантиметра и уперся в кожу – это, по словам дочери, выяснилось после рентгена. Была проведена операция.

Забыли дать лекарства

Затем врачи осмотрели Дориана и отправили домой, а через три дня он должен был прийти на осмотр к хирургу. Но на своих ногах он к врачу не попал. Обессилевшего мужчину в больницу доставила скорая помощь. Пациент был отправлен на операционный стол, где ему удалили бедренный сустав. Несмотря на симптомы воспаления легких, Дориану вырезали бедренную кость и отправили его в обычную палату. «Не поставили капельницу, не дали ни обезболивающего, ни антибиотиков», - рассказала Керсти.

По словам родственников, состояние Дориана после операции было очень плохим и ухудшалось с каждым днем. Несмотря на обеспокоенность членов семьи, дежурный врач утверждал, что состояние пациента хорошее и для беспокойства нет причин. Спутанность создания пациента он объяснял похмельем после наркоза.

Когда на третий день после операции Дориана навестила жена, она заметила, что его состояние заметно ухудшилось. «Отец ни разу больше не видел лечащего врача, никто его не переворачивал, в результате чего появились пролежни», - рассказала Кристи.

Когда во время обеда жена вновь пришла в больницу, Дориан находился за закрытыми дверями, один в палате, с кислородной маской на макушке. «Сказали, что у него возникли проблемы с дыханием, но почему маска была на голове?» - повторила дочь слова матери, которая бегала по больнице в поисках врача. По ее настоятельному требованию пациента "с легкой операционной травмой", как выразились представители больницы, все же пришел осмотреть врач.  И отправил в отделение интенсивного лечения.

К этому времени положение было настолько плохим, что жена сочла необходимым вызвать детей. Им сказали, что теперь – через пять дней после операции на бедренный сустав – у отца обнаружили масштабный пролежень и двустороннее распространенное воспаление легких. Через несколько дней Дориан умер.

«Врач, стоя у кровати умирающего отца, тихо сказал, что роковым для бедняги стало то, что ему не дали лекарство после операции. А он не смог это проконтролировать», - сказала Керсти.

Южно-Эстонская больница.

ФОТО: Ааво Меэкс

Неожиданное открытие

Семья похоронила скоропостижно скончавшегося отца, но решила выяснить, все ли возможное было сделано для его лечения. Жена прочитала присланный из больницы отчет и выяснила неожиданный факт, который человек без медицинского образования и не заметил бы.

В теле Дориана находилась бактерия ESBL, которую выявляет простое исследование мокроты или анализ крови. В этом случае требуется немедленное определение в карантин и сильных антибиотиков: «Его не изолировали и никто об этом не говорил. В действительности и нас должны были проверить».

Супербактерией ESBL называют резистентную к антибиотикам бактерию, которая требует сильных лекарств и немедленной изоляции пациента. Это бактерия, которая сама по себе не убивает, но делает любое больничное лечение более тяжелым и сложным. «Никто даже не упоминал об этом. У нас в больницах могут навещать людей хоть с эболой, и никого это не интересует»,- злится Кристи.

По ее словам, на каждом шагу она чувствовала халатность, и если бы в семье не было людей, ориентирующихся в медицине, никто и не заметил бы упущений. Дело в том, что в больнице не сделали обычных процедур, которые нужно делать до и после операции во избежание возникновения осложнений.

Путь на Голгофу

Кристи обратилась со своими проблемами в Департамент здоровья, откуда ее отправили в комиссию по надзору за качеством лечения. Они обменивалась с чиновниками письмами, она ходила в комиссию, чтобы дать разъяснения и в итоге – почти через год после смерти отца – получила два письма. Одно из комиссии по надзору за качеством лечения, второе – из Департамента здоровья.

По словам руководителя комиссии Марики Вяли, персонал больницы ошибся. «Поскольку послеоперационное состояние пациента оценили неправильно, то опоздали и с адекватным лечением. Это можно считать ошибкой», - сказала Вяли Postimees, но добавила, что Дориан умер по неустановленным причинам, и для их выяснения нужно было отправить тело на вскрытие. В больнице этого не сделали. По закону, они должны была предложить это.

Больница признает, что с назначением лечения опоздали, но заведующая лечебной частью Южно-Эстонской больницы Агнес Аарт в разговоре с изданием осталась верна себе: «Врачебной ошибки не было, и все необходимые обследования были сделаны, а пациент получал соответствующее его состоянию лечение». Представители больницы сказали комиссии, что приняли послеоперационную спутанность сознания пациента за делирий, вызванный алкоголизмом. Кроме того, они отправили в комиссию документы и перечень обстоятельств, которые, по оценке дочери Дориана, вызывают удивление: «Мне кажется, что они сами заполнили документы задним числом, поскольку на одной странице есть текст якобы написанный моим отцом, но почерк и вписанные туда болезни - явно другого человека». Кроме этого, представители больницы утверждали на комиссии, что Дориан Тийдо был госпитализирован 19 января, по этому поводу даже представили документ. В действительности же это дата его смерти.

На дополнительные вопросы издания, почему пациента не поместили в карантин, почему забыли назначить лекарства и почему не извинились перед родственниками, представители больницы отвечать отказались. «Какие обоснования вам еще нужны? Мы просто не хотим комментировать», - сообщила руководитель по связям с общественностью Южно-Эстонской больницы Аве Абель.

Департамент здоровья сделал больнице предписание, в котором больницу обязали заполнить документы в соответствии с требованиями. Обсуждавшая целый год это дело комиссия указала в своем решении, что ее оценку можно использовать в суде, но недовольный мнением экспертов человек всегда может обратиться за оценкой к другим экспертам.

Кристи встревожена деятельностью официальных учреждений: «Никто не проверяет, что происходит в больницах, и не отвечает за это. Это предписание или протокол не поможет никому».

В такой ситуации у человека, по сути, есть две возможности: обратиться в суд или потребовать компенсации напрямую у больницы. В обоих случаях придется нанимать адвоката.

«Я не хочу денег. Дело в нелепой системе и в надежде, что если я попаду на больничную койку, то мне не забудут что-то дать. А если забудут, то сделают хоть что-то, чтобы не забыть в следующий раз. Сегодня это никого не интересует. Но если совершаешь ошибку, нужно иметь смелость признать и извиниться», - сказала Кристи.

Защищает ли право родственников человека, умершего из-за медицинской ошибки?

Адвокат адвокатского бюро LEXTAL Хенри Ратник:

"В ситуации, когда причиной смерти близкого человека может быть доказанная ошибка медицинского работника, от больницы можно потребовать денежную компенсацию.

Основанием для компенсации может быть имущественный ущерб родственников, например, расходы на похороны. Родственники могут потребовать и возмещения так называемого морального ущерба (неимущественного), но только в особых обстоятельствах.

В судебной практике особыми обстоятельствами не указывались ни траур, ни боль от потери: речь идет, прежде всего, об обстоятельстве, когда родственник территориально находился рядом с умирающим потерпевшим.

Например, он видел его страдания или смерть. Кроме того, если у умершего перед смертью возникло требование о компенсации (например, за переживание страданий), то родственники могут это требование унаследовать. Наследники могут выставить это требование против больницы.

Если потерпевший или его родственники недовольны тем, как была оказана медицинская помощь, то для востребования компенсации в любом случае сначала нужно вступить в переговоры с больницей.

Нет учреждения, которое бесплатно выяснило бы, совершил какой-то медицинский работник ошибку или нет, и автоматически само потребовать у больницы возмещения ущерба. Таким образом, если компромисс достигнут не будет, придется отправиться в суд, как в случае востребования возмещения ущерба, причиненного в любой другой сфере деятельности".

НАВЕРХ