Письмо читателя: когда продавщица не хочет разговаривать с тобой на эстонском языке

Клубника. Иллюстративное фото.

ФОТО: Vitaliy Belousov/Scanpix

Вчера я хотел купить у торговавшей перед магазином Maxima на улице Валдеку в Таллинне женщины клубнику. На мой вопрос на эстонском языке последовал ответ на русском. То, что я обращаюсь на эстонском языке, разгневало и разозлило продавщицу, пишет читатель Postimees Мати Нурк.

К сожалению, обычно эстонцы сразу же переходят на русский язык. Если бы продавщица была более дружелюбной или если бы она была в почтенном возрасте, я бы попытался говорить по-русски, но эта молодая женщина меня понимала, она просто не желала разговаривать. Как будто бы презирала или даже ненавидела эстонский язык. Я очень надеюсь, что ошибаюсь. У нее российский паспорт и поэтому эстонский ей не нужен. Интересно, как бы на такое поведение отреагировали в Финляндии?

До тех пор, пока эстонцы будут сразу же переходить на русский, ситуация не изменится. До тех пор, пока не будут требовать знания эстонского языка на рабочих местах, предполагающих общение на эстонском языке, ситуация будет оставаться печальной.

Если бы продавщица как-то извинилась или объяснила, почему она совершенно не знает государственного языка, мое отношение к ней сразу бы изменилось. Нахальное поведение порождает ненависть. Говорят же, что перед лицом бога все равны, так же и с языками - все дело в отношении. Те, кто хорошо относятся к эстонскому языку и видят в его знании возможность лучше устроить жизнь или найти хорошее рабочее место, осваивают его. Те, кто искренен и добр, со всеми находят общий язык, в прямом смысле. Я считаю, что дело не в национальности, а в отношении.

Руководители предприятий сферы обслуживания, пожалуйста, обучите своих не владеющих эстонским языком работников, чтобы они не были высокомерными в отношении эстонского языка. Обучите их нескольким выражениям на эстонском языке. Одна фраза «Извините, я не знаю эстонского языка» очень помогла бы. Конечно, знания только лишь этой фразы на протяжении длительного времени недостаточно. Я знаю, что большинство работников сферы обслуживания - замечательные и дружелюбные, они заслуживают похвалы и знают эстонский, по меньшей мере, на том уровне, чтобы работать.

Та продавщица, которая меня обслуживала перед магазином Maxima, должна была бы быть уволена со дня. Странно, но на самом деле я ей этого не желаю. У нас так мало рабочих рук, я ничего не знаю о ней, может быть, именно благодаря ей эта торговая точка вообще открылась. Кроме того, и эта продавщица должна где-то зарабатывать на хлеб. Вместо этого я хочу, что она и ее начальство вместе поработали над тем, чтобы изменить отношение к эстонцам и эстонскому языку, чтобы они понимали, что так все будут жить лучше и счастливее. Они в том числе. Но пока эта продавщица будет ходить среди нас с кулаком в кармане, безусловно, сложно что-либо поменять.

Я спросил имя этой продавщицы и фирму, которую она представляет, но реакции не последовало. Вместо этого она стала угрожать вызвать полицию, потому что всякие тут мешают и норовят поругаться. Это, скорее всего, потому, что я все-таки не перешел на русский язык.

Для сравнения: о Maxima на улице Валдеку я могу сказать лишь только хорошее.

НАВЕРХ