Задумчивые выборы

ФОТО: Scanpix/AP

Что нового? Что осталось по-прежнему?

Народ и партия остались прежними, но их союз уже не столь крепок.

ФОТО: Scanpix/AP

По поводу парламентских выборов, которые состоятся в России в воскресенье, 4 декабря, большинство рассуждений сводится ко вздохам: мол, о чем тут говорить, все и так ясно. При этом российские и зарубежные комментаторы вздыхают совершенно одинаково.

И все же, если сравнивать нынешние выборы с прошлыми, то можно обнаружить кое-что достойное внимания. Чтобы не углубляться в дебри, ограничимся предыдущими парламентскими выборами 2007 года, сравним их с наступающими и посмотрим, к каким выводам это приведет.

Участники

Главное действующее лицо выборов – народ, именем которого все обычно и делается, в общем и в целом остался прежним. Да, конечно, его численность слегка уменьшилась (миллиона на четыре), но и только. Однако этот народ, без сомнения, стал более умудренным опытом и готовым защищать свои права – в течение этих четырех лет значительно возросло количество различных гражданских инициатив, инакомыслия и просто элементарного недовольства происходящим.

Другая сторона, то есть партии, тоже как будто бы не сильно изменилась. Ну или по крайней мере основные партии вроде бы остались прежними: как партия власти «Единая Россия», так и так называемые оппозиционные партии КПРФ и ЛДПР. Слова «как будто» относятся прежде всего к самой «Единой России», которую теперь подпирает формирование, называемое «Народным фронтом».

У четвертой парламентской партии «Справедливая Россия» одно время практически выбили почву из-под ног, силовыми методами скинув ее лидера Сергея Миронова с высокого кресла спикера Совета Федерации, однако, вероятно, как явление она сохранится. Особенно потому, что предприятие по созданию замещающей партии «Правое дело» практически провалилось.

На этот раз в выборах позволили участвовать семи спискам (в прошлый раз их было 11), помимо вышеперечисленных добавились «Яблоко» и «Патриоты России». Как они, так и «Правое дело», конечно, соберут несколько процентов голосов, но в любом случае останутся без мест в парламенте.

Правила игры

Правила игры на этот раз немного изменились. Один очень важный показатель – минимальный процент голосов, необходимый для попадания в парламент, – вновь изменился. Если на выборах 2007 года его подняли с 5 до 7 процентов, то в этот раз все выглядит несколько более запутанно. Общий минимальный порог в 7% как бы сохранился, но партии, оказавшиеся на грани, тоже попадут в Думу. Спискам, получившим от 5 до 6%, дадут одно место, спискам, набравшим от 6 до 7% – два места. От пропорционального представительства дело далеко, поскольку урожай в пять процентов должен был бы означать как минимум десять мест в Думе. К следующим выборам обещают вернуться к понятному и наиболее распространенному в мире 5-процентному барьеру.

Другой момент, на который обращает очень пристальное внимание мировая общественность, – это организации предвыборной кампании. Всем ли ее участникам обеспечены равные условия для саморекламы. С формальной точки зрения все в порядке, идут дебаты, в них на этот раз даже принимает участие партия власти. Но, по сути, пресловутый административный ресурс в этот раз используется еще более активно, чем в прошлый. Интернет распух от примеров, когда чиновники разных мастей неприкрыто и беззастенчиво оказывают влияние на подчиненных, чтобы те обеспечили «правильный» результат голосования.

Третье небольшое, но положительное изменение касается допуска на участки международных наблюдателей. Если в 2007 году команда наблюдателей ОБСЕ осталась в стороне от выборов, то в этот раз наблюдатели загодя прибыли на место и делают свою работу.

Ожидаемый результат

Понятно, что об официальных результатах говорить пока рано, можно лишь строить предположения и делать обобщения. Главный вопрос – каким будет результат партии власти. С одной стороны, опросы показывают, что популярность «Единой России» по сравнению с прошлыми выборами упала примерно на 10% (в настоящее время, по разным данным, она составляет 43-53%). С другой стороны, многие в самой России говорят, что готовятся к результату по крайней мере в 60%. Так или иначе, но итог голосования для «Единой России» будет, вероятно, хуже, чем в прошлый раз, когда она набрала 64% голосов и получила 70 мест в Госдуме.

Второй, уже несколько меньший знак вопроса, касается того, пройдет ли четвертая парламентская партия «Справедливая Россия» в парламент так сказать с полноценным представительством или ей придется утешаться приставным стульчиком. Остальные места поделят КПРФ и ЛДПР, которые по сравнению с предыдущими выборами получат больше голосов и депутатских кресел.

Если теперь обобщать, то можно сделать как минимум три вывода.

Во-первых, поле для политических игр сузилось, а напряжение возросло.

Во-вторых, народ ждет перемен, выросла готовность и способность людей видеть злоупотребления и выражать свое недовольство ими.

В-третьих, партия власти в любом случае потеряет голоса, но останется у власти, а готовность к протестам сторонников двух главных «оппозиционеров» – КПРФ и ЛДПР – уменьшится, благодаря улучшившимся результатам. Остальные политические силы пока остаются маргиналами – во всяком случае, по схеме, на которую, видимо, рассчитывают кремлевские политтехнологи.

Если сложить все три обобщения, то можно посочувствовать организаторам российских выборов. Критика последует вне зависимости от результатов голосования, вопрос лишь в том, насколько резкой она будет и в каких формах выразится недовольство. Однако власть со своей стороны подстраховалась и сделала все, чтобы это недовольство не было слишком велико.

НАВЕРХ