Адвокат Кокорина призвала молиться

Russian footballer Alexander Kokorin, a Zenit Saint Petersburg forward, is escorted to his court hearing in Moscow on April 9, 2019. - Disgraced Russian footballer, Krasnodar midfielder Mamaev, appeared in court on April 9, 2019, after committing a series of assaults on October 8, 2018, at the end of a night out in Moscow. Mamaev along with fellow footballer Alexander Kokorin, a Zenit Saint Petersburg forward, attacked the driver of a television host and damaged her Mercedes, and were then caught on video attacking two Russian trade ministry officials in an upscale Moscow cafe. (Photo by Alexander NEMENOV / AFP)

ФОТО: ALEXANDER NEMENOV / AFP

Татьяна Стукалова, адвокат нападающего «Зенита» Александра Кокорина, в социальной сети рассказала о прошедшем допросе свидетелей в деле своего подзащитного, передает championat.com.

«Вчера прошли допросы трёх свидетелей, которые показали следующее: не было никакой 213-й статьи, а это просто конфликт, это относится как к первому, так и ко второму эпизоду. Прокурор всегда, после каждого допроса свидетеля заявляет ходатайство об ознакомлении и оглашении из первичных показаний, считает, что есть разночтения, которые нужно уточнить. Вы понимаете, к чему он клонит.

Что первый, что второй свидетель отметили, что на них оказывалось давление. Первый из них был вызван в три часа ночи, провёл он там много времени, примерно до 8 часов вечера этого же дня. Вторая свидетельница также говорит о давлении, что ей не предоставляли адвоката, затем он пришёл, и ей не понравились тёплые отношения адвоката со следователями. Затем она обнаружила, что на четырёх листах поставлена не её подпись, ещё и не той ручкой. Сами мы не увидели разногласий в первичных показаниях. Третий свидетель допрашивался только по эпизоду в «Кофемании» и показал, что он пришёл близко к времени конфликта. Отметил все детали конфликта и сказал, что Саша замахнулся на него стулом и по касательной ударил по руке.

Первые два свидетеля отмечают тот факт, что сначала Саша хотел взять стул, чтобы сесть, а затем потерпевший что-то сказал в лицо Александру, и он рефлекторно на него замахнулся. Никто не говорит о том, что удар пришёлся по голове. После этого мы несколько раз задавали целый ряд вопросов. Господин Пак сознания не потерял, остался в прежнем состоянии. Конфликт продолжался на повышенных тонах. Все свидетели показали, что после того, как конфликт закончился, стороны примирились и принесли взаимные извинения. Некоторые свидетели также сказали, что они даже пожали руки. Если мужчины пожали друг другу руки и принесли извинения, может после такого возникнуть повод для похода в полицию? Я считаю, что нет. Либо ты не извиняйся и вызывай полицию, либо если ты извинился, будь мужчиной.

Экспертизы, которые были проведены насчёт здоровья Пака, показали, что у него закрытая черепно-мозговая травма. У меня вопрос: если у него нет сотрясения мозга и ссадин на лице, если у него не закружилась голова и он удержался на ногах, откуда у него такая травма? От пощёчины Кирилла Кокорина, который весит 60 килограммов? Если у всех нас после такого будут травмы, полстраны сядет на больничный лист. Ребята признали свою вину частично и принесли свои извинения, только за побои! Действия ребят были спонтанными. Обвинения и прокурор нецензурную брань, которая была сказана в лицо, не расценивают как значительный повод. Если малозначительный повод, то почему законодательство предусматривает за это административную ответственность? На сегодняшнее утро всё, держите за нас кулаки и молитесь за ребят. Справедливость восторжествует», — сказала Стукалова.

НАВЕРХ