Анархия – мать Белого Пера, или Почему наши дети такие

Марианна Тарасенко

ФОТО: Тоомас Татар

Дети, конечно, радуют. И новости о детях радуют: буквально каждый день. Один сбежал из дома, другой стукнул старушку, третий послал учителя, четвертый напился, а следующие порядковые номера сколотили компанию и грабят прохожих. Это что у нас, война поколений? Необязательно: нападают и на ровесников, и на младших, а тема издевательств в школе даже удостоилась создания специальной группы поддержки в Рийгикогу.

Когда это дети из неблагополучных семей, казалось бы, все понятно: ну кто может вырасти в семье алкоголиков, наркоманов и прочих асоциалов? Однако ведут себя асоциально и дети из вполне благополучных семей. Хотелось бы добавить «внешне благополучных», но и это необязательно. Тогда в чем дело – проблемы воспитания, кризис этики, наступление новых технологий, к приходу которых человечество не успело приспособиться? Создать – создало, а переварить не в состоянии. Причин можно найти много, но остановлюсь на одной.

Ой, девчонки, режим с гигиеной…

Многое изменилось за последние годы, но большинство психологов, педиатров и педагогов во всем мире продолжают утверждать, что у ребенка (кстати, взрослым то же самое советуют, в том числе и диетологи) должен быть режим: и укладывать детей спать, и поднимать, и кормить, и сажать за уроки лучше в установленное для этого время.

Более того, интернет, телевидение, прогулки и прочие радости рекомендуется строго ограничивать по времени. Еще более того: нам всем предлагают следить за нашими детьми и контролировать их, благо те же технологии это позволяют. Мир полон новых угроз и старых соблазнов, поэтому неплохо бы знать, какие сайты дитя посещает, что пишет и читает в соцсетях, во что играет, где и с кем проводит свободное время. И это правильно – ровно до тех пор, пока не превращается в тотальную слежку и паранойю.

Здесь ничего принципиально нового нет (с поправкой на технологии). Каким-то  родителям режим соблюдать удается, каким-то нет, третьи даже не пытаются – так было и будет всегда. Но произошло одно серьезное изменение: в наше время остался только личный режим, а некий, веками существовавший, общий моральный «режим с гигиеной» не существует ни на государственном, ни на муниципальном, ни даже на общественном уровне. То есть какой-то есть, но границы его настолько размыты, что часто незаметны.

Во все времена для детей существовали четкие правила. Они были разные и, естественно, с течением времени менялись, но они были всегда. Вот примеры из разных эпох: дети должны беспрекословно слушаться родителей; дети до такого-то возраста не могут сидеть за одним столом со взрослыми; гимназисты без специального разрешения не имеют права находиться в общественных местах после 21.00; маменьке нужно целовать руку; детям даже с родителями вечером запрещено  посещать рестораны, бары и театральные спектакли; учитель всегда прав; в школу нельзя надевать украшения; брюки-клеш не могут быть шире 40 сантиметров; волосы мальчиков не должны достигать воротника; детям до 16 можно ходить в кино не на все фильмы; к взрослым надо относиться уважительно; в транспорте надо уступать место; на уроке нельзя пользоваться калькулятором и так далее.

…нарушали на каждом шагу

Все помнят слова «тебе еще рано», «вот подрастешь – и тогда», «мал ты еще»? Сейчас их произносят редко и только дома, раньше – даже не будучи закрепленными на законодательном уровне – они как бы витали в воздухе. В старину правила, касающиеся детей, были более строгими и казались незыблемыми, а чем ближе к нашему времени, тем более либеральными и тем сильнее подвергались сомнению. А на каком это основании мне еще рано ходить на каблуках? А с чего это я не могу покрасить волосы? А почему это мне автомат Калашникова можно, а фронтовые сто грамм – нельзя? Короче, «как на тропу войны – так не мал! А как на фильму…»                                                 

И далеко не всегда можно было услышать в ответ: «Стыдись, Белое Перо! Ты еще не отпраздновал свою шестнадцатую весну». Потому что и родители часто не понимали, с чего это ребенку нельзя надеть в школу сережки – «разужушипрокололи» или почему нельзя захватить его с собой на банкет – «акудаегодеватьто»? Ближе к концу ХХ века самые разные правила нарушали все, но оставалось незыблемое: понимание, что ты нарушил пусть дурацкое, но правило.

И – общественное мнение всем помощь: ты не уступил место в трамвае, ты нагрубил старшему, ты пытался проникнуть на фильм «до 16», хотя 16 тебе исполнится только послезавтра… Товарищ, ты был неправ! Самые дурацкие правила в итоге отменяли, однако появлялись другие. И – по новой: dura lex sed lex.

А затем настал какой-то момент, когда старые правила отменили, а новых не ввели. Ну, почти. Возьмем простейший пример: до какого часа у нас дети могут самостоятельно болтаться на улице. В соответствии с законом, до 16 лет запрещается находиться без совершеннолетнего сопровождающего  в общественных местах с 23 часов до 6 часов, а летом – с полуночи до 5 часов утра.

Объясните мне, что значит летом: когда у нас летнее время или именно летом? Именно летом? Почему, если в мае светлее, чем в августе? Совершеннолетний сопровождающий – это не обязательно родитель, а любое «доверенное лицо, которое знают родители, и они в курсе, где и с кем находится ребенок». У нас кто-то проверяет, родители ли это, в курсе ли родители и кому они доверяют? Вон, идут ночью мужчина и мальчик. Отец и сын? А может, это только что откинувшийся дядя Петя из второго подъезда ведет пацана на его первое дело. Да и вообще кто за этим следит? В период белых, серых и даже темных ночей в определенных местах каждый желающий может увидеть стада самостоятельно пасущихся детей сильно моложе 16 лет.

Естественно, органы правопорядка за всем уследить не могут, но и влиятельного общественного мнения по этому поводу не существует. И если даже кто-то сунется со своим личным общественным мнением, сами понимаете, что в лучшем случае его просто обматерят. И многие родители рассудят: это мой ребенок и какое ваше собачье дело, что он гуляет допоздна? А вообще в этой ситуации очень хороша формулировка «до 16-ти»: прикиньте, ведь до 16 – это не только десятилетки, но и дошкольники. То есть и они летом могут до 12-ти? Почему не установлены дополнительные ограничения по возрасту?

Гложет сердце кручина

Что в итоге получается: ответственные родители прекрасно понимают, что восьмилетней девочке даже в июне поздним вечером нечего делать ни на Виру, ни в кустах на Штромке, но девочка рыдает: «Всех, ну буквально всех отпустили, и только вы-ыы»… Родители начинают узнавать и выясняют, что действительно всех остальных отпустили да еще и денег на «Мак-Дональдс» дали: а чего тут такого? На этот вопрос могут ответить в полиции – «в принципе можно, но все-таки опасно», но общественное мнение постепенно формируется таким образом, что ответственные родители выглядят старорежимными монстрами, и у них есть два варианта: поддаться или стать для своего ребенка врагом.

При этом ребенок, которого «не пустили», в следующий раз может и не спросить разрешения.  Или не послушаться. И ему за это ничего не будет: поскольку и закон, и общественное мнение запросто регулируют наказания в семье. Например, сбежавшего ребенка нельзя, как в старину, лишить обеда или наказать физически, надо ему «объяснить». Конечно же, «ты слов не понимаешь» – это всего лишь фигура речи. Господа, вы действительно не сталкивались с ситуациями, когда дети не понимают слов? Я вам завидую, но я вам не верю. Ведь и вы слова не всегда понимаете.                                                                                                                                                                                                                         Например, маленьких детей одних дома можно оставлять? И на сколько – на пару часов или на пару недель? А можно, если дети уже подросли, на месяц смотаться за границу поработать? Обычными словами вам говорят: этого делать не стоит. Но закон безмолвствует – здесьвамнеСША.  И полагается на здравомыслие родителей. Которое у кого-то есть. И те, у кого оно есть, воспитывают детей так, как будто несуществующие регуляции существуют. А у кого нет – по принципу «долой границы».

Кстати, в ночных клубах они установлены: туда начинают пускать опять же с 16-ти лет. При этом – внимание! – употреблять спиртное и курить несовершеннолетним все равно нельзя. Ага, они туда приходят чаю попить. Специально опросила энное число отроков и отроковиц: в магазинах при покупке алкоголя предъявить документы просят часто, в клубах и барах – «ой, ну не смешите, кто там спрашивать будет». И если ты в клуб прошел, ты можешь спокойно предаться пороку. В крайнем случае старшие товарищи дадут отхлебнуть, они же потом и на улице в 4 часа утра сыграют роль «совершеннолетних доверенных лиц».

С какого возраста можно делать пирсинг или тату – законом не отрегулировано. А уж если человек в тату-салон с папой сходил и теперь в драконах и куполах оба, то школа может хоть наизнанку вывернуться, даже если в правилах внутреннего распорядка что-то на эту тему написано. А теперь – внимание: если человек с папой сумеют таким образом утереть школе нос, то что помешает человеку плевать и на все другие школьные требования? Бывает или можно, или нельзя, а «вот здесь чуть-чуть можно, а там немножко нельзя» – так не бывает. Или не работает. 

Когда нас в старших классах отправляли с урока смывать косметику, мы негодовали: ну почему, по какой причине введен запрет? Сейчас вопрос ставится иначе: с чего вы взяли, что нельзя, твари? 

И да, дорогие взрослые сограждане, с чего мы это взяли? Ведь мы же сами дали детям понять, что их права безграничны. Невозможное – возможно. Запретов нет. И если нельзя, но очень хочется...  Поэтому нечего ругать детей и молодежь. Они такие, какими их делаем мы. А мы делаем – как проще.

НАВЕРХ