С глазу на глаз с полицейским: шалость первоклассников привела к настоящему допросу

Лауласмааская школа.

ФОТО: Raul Mee

Чтобы призвать к порядку расшалившихся учеников первого класса школа пригласила на место полицию, а не родителей.

В середине декабря двое первоклассников из Лауласмааской школы напроказничали: а именно, у одного из них появилась идея выбросить вещи одноклассника в унитаз, а второй идею реализовал. Вместо того, чтобы попросить родителей приехать в школу и отреагировать на эту ситуацию так, чтобы в будущем ничего подобного не повторялось, сотрудники образовательного учреждения решили призвать на помощь молодежную полицию, пишет Postimees.

«Мы обратились к молодежному полицейскому, поскольку предварительно сотрудники школы пытались сами разобраться в конфликте, но безрезультатно», - объяснила директор Лауласмааской школы Кади Мяэкууск. По ее словам, полицию вызвали скорее для того, чтобы та провела предупредительную работу: с набедокурившими детьми раньше не было серьезных проблем.

О том, что у детей произошло в школе, родители узнали только через неделю из электронного письма, когда 19 декабря классный руководитель написал, что восемь дней назад, то есть 11 декабря, произошел «досадный инцидент».

«Мы занимались этим случаем в школе и пытались выяснить, кто стоит за  неприятным инцидентом и что детей подтолкнуло к нему. К настоящему моменту выяснилось, что это сделал Маркус (имя ребенка изменено - прим. ред.). Свой поступок он объяснил тем, что защищал друга. Как свидетели, так и все участники этой истории побеседовали с психологом. Ученик попросил прощения, и одноклассники обо всем договорились», - было сказано в письме, но о полиции - ни слова.

Только после того, как родители по своей инициативе решили обсудить произошедшее с руководством школы, выяснилось, что на месте был и полицейский, который допросил детей. Вмешательство полиции поразило мать одного из детей, Пийу (имя изменено с целью защиты несовершеннолетнего - прим. ред.), и побудило обратиться в СМИ.

Разговор с глазу на глаз в закрытом помещении

Пийа узнала, что молодежный полицейский Лийна Соодла вела допрос первоклассников с глазу на глаз в закрытом помещении, она сама записала объяснения детей и попросила их подписать листок.

«Даже взрослый, который сидит с полициейским в закрытом помещении, испытывает определенный страх. Позвонили бы нам и вызвали, чтобы мы были рядом с детьми», - говорит Пийа, которая не согласна с таким положением вещей. «Я отвечаю за ребенка, а не кто-то другой», - подчеркивает она.

Мать признает, что поступок ребенка был недопустимым и заслуживал наказания, но, по ее оценке, полицейский перешел черту, просто напугав школьника. «Теперь полиция для него не то, что раньше. Когда мы едем на машине и видим полицию, ребенок хватается за голову, чтобы спрятаться», - описывает она.

Пийа отмечает, что не стала бы возмущаться, если бы с детьми был социальный педагог, психолог или какой-нибудь учитель: «Чтобы хоть один взрослый, помимо полицейского, был там».

Молодежный полицейский не нарушил закон

Пресс-секретарь Департамента полиции и погранохраны Туули Хярсон заявила, что в связи с жалобой матери была начата внутренняя проверка. Анализируя имеющуюся информацию, она подчеркнула, что поведение молодежного полицейского было обоснованным. Департамент полиции и погранохраны не располагает статистикой относительно того, как часто стражи порядка допрашивают семилетних детей.

«Стоит отметить, что в этом случае не имел место вызов полиции: просто школа обратилась к молодежному полицейскому за помощью в разрешении определенной проблемы, не желая начинать расследование или призывать кого-либо к ответственности», - уточнила Хярсон.

По оценке регионального старейшины Ляэне-Харью Марта Мерикюлль, в поведении Лийны Соодла не было ничего сверхъестественного, поскольку полицейским разрешено общаться с несовершеннолетними, без предварительного оповещения об этом их законных представителей.

«Зачастую привлечение родителя к допросу невозможно. Например, полицейский допрашивает ребенка на улице в связи с курением или другим проступком, затем на месте оформляет необходимые документы и только потом сообщает об этом родителям», - объяснил он. Мерикюлль добавил, что по договоренности со школой она передала родителям информацию о проведенной в стенах учебного заведения беседе.

«Это не было сообщением о преступлении. Полиция не проводила в связи с произошедшим никаких процессуальных действий, а просто сначала побеседовала с несколькими классами, а позже - с тремя детьми», - объяснил Мерклюлль.

Несмотря на то, что родителям вмешательство полиции могло показаться излишним, молодежный полицейский не нарушил ни одного закона. Руководитель по коммуникациям канцлера юстиции Янек Лутс также подчеркнул, что закон не запрещает молодежному полицейскому напрямую общаться с детьми без присутствия их родителей. Но поскольку все обстоятельства этой истории ему неизвестны, что-то более конкретное сказать он не смог.

Лутс счел неправильным то, что родителям сообщили о полиции слишком поздно: «Доброй традицией в таких случаях является максимально быстрое оповещение родителей».

Член правления Союза родителей Кристийна Вахтрамяэ также сказала, что родители должны были узнать об этой ситуации значительно раньше, а полиция могла быть для школы последней инстанцией. В том числе и из-за так называемой девальвации карательных методов полиции. «Серьезный признак опасности - если дети больше не будут бояться полиции. Это самый последний шаг, который школа и учитель должен делать», - объяснила она.

НАВЕРХ
Back