Европейский автохлам стекается в Эстонию

По словам бывалого автогонщика Арно Силлата, привезенную из-за рубежа подержанную машину можно купить дешевле, но чаще всего она уже побывала в аварии и проехала намного больше, чем показывает одометр. С новыми машинами проблем нет.

ФОТО: Константин Седнев

Эстония превратилась в помойку европейского авторынка – слишком часто к нам попадают старые загнанные машины со скрученными счетчиками, которые портят наш рынок и загрязняют окружающую среду, пожаловался Postimees руководитель Эстонского союза предприятий по продаже и обслуживанию автомобилей (AMTEL) Арно Силлат.

- Вы говорите, что Эстония – это помойка европейского авторынка. Почему?

- Помойка – это место, куда выбрасывают хлам. Дело даже не в возрасте автомобилей. Машина может быть старой, но при этом очень хорошей. Дело в том, что из Европейского союза наряду с хорошими автомобилями, часто к нам попадают представляющие мизерный интерес лишь для скупщиков старого металла. Эти машины немножко приводят в порядок, скручивают пробег, маскируют следы от аварий, увеличивают цену и снова превращают в товар.

Человек, который такую машину купил, как правило, не является специалистом. Если спросить, почему он ее купил, он ответит, что считал продавца честным.

Импорт старых машин со скрученными счетчиками тянет за собой и другую проблему: это снижает цену и на автомибиль тети Маали, которая ездила на своей машинке 15 лет, хорошо за ней ухаживала и теперь решила ее продать.

- Как много такого хлама к нам привозят?

- Каждый год в Эстонию при гоняют около 50 000 машин, половина из них – новые, половина – мусор. Средний возраст подержанных автомобилей – от восьми до десяти лет, и около половины из них – 12 000 – явно имеют скрученный пробег.

При покупке автомобиля старше пяти лет у человека тут же мог бы возникнуть вопрос: почему эту машину сюда привезли? Говорят, что машина доставлена из Германии. Люди реагируют – ооо, машина из Германии, можно доверять. В действительности для этого нет никаких причин: старыми машинами там занимаются не немцы, а представители других национальностей, для которых обман – это нормально.

А для Германии, как страны, это решает проблемы экологии и загрязнений. Они могут отправить старые, загрязняющие окружающую среду машины к нам. А мы их с радостью собираем. В то же время мы взяли на себя в Евросоюзе обязательство резко сократить объемы выбросов. Это явное противоречие.

- Люди сметают привезенные из-за границы дешевые машины. Какая цена должна их насторожить?

- Нет такого предела. Я видел в Комиссии по рассмотрению потребительских споров случаи, когда подержанная машина стоила 25 000 евро, являлась автомобилем нормального ценового класса, но сразу после выезда с площадки начала греметь и до места не доехала.

Я посоветовал бы сравнивать цены: сколько такая же машина стоит на европейских автопорталах. Во-вторых, стоит всегда изучить продавца, прогнать его имя через поисковые системы. Если он внесен в черные списки, не стоит надеяться, что вы окажетесь единственным счастливчиком, которого он не обманет.

Циничная бизнес-модель еще заключается в том, что если у человека соглашаются принять обратно сломанную машину, то возвращают ему, например, лишь 90 процентов от выплаченной суммы. После этого обманщик выходит на второй круг и ждет следующую жертву. Так он обогащается еще на пару сотен.

- Насколько ввоз автохлама из-за рубежа снижает цену на машину тети Маали?

- Зависит от машины, но в два-три раза. Может быть, даже больше. Например, тетя Маали проехала за 15 лет на своей маленькой машинке 100 000 километров. Рыночная цена такой машины могла бы быть около 5000 евро. И тут привозят из Бельгии, Голландии или Германии такой же автомобиль, но с пробегом в пять раз больше. Мошенники скручивают одометр наполовину и выставляют машину на продажу за 2000 евро. Тетя Маали оказывается пострадавшей. Она не может избавиться от своей машины и, возможно, ей придется снизить цену до 2500 евро.

В реузльтате таких схем больше страдают честные граждане, которые хорошо заботились о своей машине.

- Что это за фирмы, которые водят покупателей за нос? Как они называются, где работают?

- Определенными фирмами в нашем Союзе предприятий по продаже и обслуживанию автомобилей не занимались. Раньше таким местом был, например, рынок Кадака в Таллинне. В новое время Комиссия по рассмотрению потребительских споров выносила много обвинительных решений в отношении Autojärelmaks24, который работает на Кеск-Сыямяэ в Таллинне. Есть и другие такие же предприятия.

В Вильянди есть одна фирма, которая постоянно получает обвинительные решения. От таких предприятий нужно держаться подальше, поскольку вероятность приобрести у них нормальную машину мала.

- Что Эстония как государство и сами люди должны сделать, чтобы избавиться от статуса помойки?

- Мы должны придумать, как удерживать на границе этот приходящий из-за рубежа мусор. Если у нас полная ванна воды и вода все прибывает, недостаточно того, что мы будем бегать вокруг с полотенцем и подтирать. Нужно закрыть кран. Но как это сделать? Это очень сложно.

Крупные европейские страны заинтересованы в том, чтобы их старые машины перегонялись сюда. Они избавляются от старых автомобилей, покупают новые и лучшие, а потом еще более новые и дорогие. Они чистят свой автопарк.

У нас этого круговорота нет. Эстония является конечным пунктом. Человек счастлив, что купил дешевую машину. А деньги уходят в карман торговца из Германии или какой-то другой страны, который сам никакой дополнительной ценности не создает.

Из-за свободного движения товара, мы не можем ввести дополнительные налоги на автомобили, но мы можем ужесточить контроль. Сейчас при регистрации проверяются только документы. В то же время старые машины и их историю можно было бы основательно проверять. Почему бы не сделать их регистрацию значительно дороже?

- Как много помощи оказывают Департамент защиты прав потребителя и Комиссия по рассмотрению потребительских споров?

- Черный список – это один вариант. Для нормального автоторговца важно, чтобы его имя было незапятнанным, чтобы он не попал в черный список. В то же время есть люди, которым на это абсолютно наплевать. Они создают новые фирмы и избавляются от старого груза. В Эстонии защита потребителей по сути слабая, но она освобождает суды от необходимости принимать решения по мелким спорам.

Государство должно более значительно вмешиваться и регулировать этот вопрос. Сейчас оно относится ко всем автопродавцам одинаково. Все продавцы получают регистрационные номера «PROOV». (Машина с таким номером может ездить, но она еще не внесена в регистрред.). Полрядочные фирмы используют их для того, чтобы клиент перед покупкой мог опробовать машину. Но есть фирмы, которые используют их систематически.

- В то же время, число автомобилей можно было бы снизить путем введения автомобильного налога. Эту идею и политики неоднократно высказывали.

- Автоналог ударит по всем – и по тете Маали, которая купила новую машину в Эстонии и хорошо о ней заботилась. Это не поможет в борьбе с обманщиками. И честные люди будут наказаны налогом.

- А более высокий налог на люксовые машины, о котором говорили соцдемы?

- Люксовые машины, например, Mercedes класса «S» или Audi A8, продают в Эстонии мало – 50-60 штук в год. На этом особо много налогов не собрать. Если говорить о машинах более высокого ценового класса, то можно спросить: начиная с какого предела облагать налогом? Мне кажется, что самой большой проблемой демократии является то, что мы отнимаем у тех, кто хорошо работает. Человек в поте лица работал и, дойдя до золотого возраста, смог купить себе чуть более дорогую машину. В чем он виноват? Почему он должен платить больше налогов? Это не стоит делать необдуманно.

- Кажется, что в Эстонии живут большие любители машин. Почему?

- Первые машины прибыли сюда уже в конце 19 века. У эстонцев всегда был интерес к механике. Это нам подходит. Во-вторых, Эстония не слишком густо заселена и расстояние между населенными пунктами приличные. Когда лошадь заменили машиной, она сразу выбилась в лидеры. Несмотря на все ограничения, объем автопарка у нас был самым крупным и при Советском Союзе. Жители Эстонии болеют за Оття Тянака, можно сказать, что ни на одного другого спортсмена не направлено так много внимания.

Пятая часть машины - убитые или существуют только на бумаге

По данным Департамента шоссейных дорог, на конец марта в Эстонии на учете находились более 750 000 автомобилей. Из них в каждодневном использовании находятся 600 000-650 000 машин, оставшиеся 20 процентов ездят либо редко, либо вообще не ездят.

В число последних входят, например, машины для хобби, которыми пользуются чаще всего только летом. Плюс автомобили, которые брошены в лесах или на городских площадках.

Интересную группу составляют "мертвые души", то есть машины, которых  больше нет, но они все еще стоят на учете в регистре Департамента шоссейных дорог. По словам руководителя AMTEL Арно Силлата, таких машин в Эстонии может быть 20 000-50 000. Они либо "слились с природой", либо незаконно разобраны на детали, либо проданы за границей без документов.

Силлат говорит, что серьезной целью ближайших лет является разработка способов, как освободить регистр от "мертвых душ", чтобы в нем были отражены только способные двигаться автомобили.

По сравнению с десятилетней давностью, количество зарегистрированных автомобилей  увеличилось на целых 37 процентов. В Эстонии на конец декабря прошлого года было выдано чуть больше 641 000 водительских прав, в том числе, первичных. Если учесть, что подержанных автомобилей примерно столько же, можно сказать, что на каждого имеющего права жителя Эстонии приходится одна машина.

В действительности права и машины распределены сложнее, поскольку у многих имеющих права людей нет ни одного автомобиля, а у некоторых их по два, по три и даже больше. А есть и те, которые являются собственниками машин, но не имеют водительских прав.

НАВЕРХ