Давайте говорить друг друг комплименты

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Оглашая свое решение об утверждении состава второго правительства Юри Ратаса, президент республики Керсти Кальюлайд призвала дать новому кабинету министров «сто дней без ненависти».

Необычная формулировка оставляет простор для маневра. Обычно при «инаугурации» правительства (особенно когда речь идет о таком, как нынче, сформированном при неоднозначных обстоятельствах), звучит призыв дать ему сто дней без критики. Президентская версия звучит так, что критиковать можно, только…

…чтобы критикуемому было приятно

Блестящий пример подобного «мягкого» подхода показывают сами, по их мнению, безосновательно критикуемые средствами масс-медиа, политики. Главным образом – из партии EKRE.

Одной из наиболее ярких иллюстраций здесь может служить история с журналистом Ахто Лобьякасом, которого за его острые высказывания в адрес народных консерваторов фактически вынуждают покинуть пост ведущего передачи "Olukorrast riigis" («О ситуации в государстве») на «Радио 2».

Вот как он сам описывает случившееся: «После выборов что-то изменилось. Начали поступать сигналы, что критика в адрес создаваемой коалиции слишком острая и недопустимо пытается повлиять на политику. Критиковали подбор слов, рекомендовали выбирать интеллигентные эвфемизмы и окольные высказывания. Советовали снизить напор и вместо освещения недостойных лиц и идей сосредоточиться на программе нового правительства. Подчеркивали важность взвешенности. По логике, последнее могло означать лишь то, что расистов, антисемитов и неонацистов следовало искать не только в EKRE, но и в других партиях, а в случае отсутствия таковых – вообще не касаться этой темы» (Курсив везде мойВ.И.).

Можете мне не верить, но, читая эти строки, я даже слегка всплакнул, настолько ностальгически знакомой увиделась мне эта картина. Как, бывало, стаивал я на ковре в кабинете главного редактора газеты «Советская Эстония» и выслушивал по-людоедски ласковые увещевания старших товарищей, что не надо обобщать и на основании кое-где еще встречающихся отдельных недостатков делать далеко идущие выводы о порочности – не системы, борони Бог! – но даже некоторых ее звеньев; что следует быть аккуратнее и интеллигентнее при выборе слов, а главное – соблюдать взвешенность, ибо критика должна быть более доброжелательной и конструктивной!..

При этом, замечу в скобках, критерии степени доброжелательности и уровня конструктивности были заранее никому не известны и устанавливались постфактум самими же старшими товарищами.

С приходом Горбачева и наступлением Эры Перестройки и Гласности возникла опасность, что все эти душеспасительные, переполненные бесконечной добротой и любовью собеседования навсегда канут в Лету, а журналистика полностью утратит ориентиры, скатится в огульное охаивание и злобное, не взвешенное критиканство. Но, к счастью, Новейшая Эстонская Коалиция, будем надеяться, успешно продолжит начатый ею процесс возрождения утраченных было добрых традиций в этом сегменте общественных отношений. Никто не забыт и ничто не забыто…

За нашу и вашу свободу!

Совершенно прелестно на этом фоне выглядит комментарий ситуации со стороны Эрика Роозе, председателя правления государственной телерадиовещательной корпорации ERR, в которую входит и «Радио 2». Несколько раз подчеркнув, что уход Ахто Лобьякаса – целиком его личное желание, Роозе сообщает: «Свобода слова не является на ERR разменной монетой. Свободе слова и независимости журналистов, по крайней мере, на государственном телерадиовещании ничто не угрожает. Мы понимаем повышенный интерес лидеров общества к нашей работе, но, будучи членом правления ERR, я могу лишь еще раз заверить: я доверяю руководителям наших редакций и программ и никогда не ставлю под сомнение реализуемую ими редакторскую политику».

По уровню демагогии и умению уйти от сути проблемы, заменив ее красивыми рассуждениями, с этим пассажем может успешно соперничать только недавнее выступление Юри Ратаса в студии Vikerraadio, где премьер-министр ухитрился-таки уйти от прямого ответа на вопрос ведущего, как ему – Ратасу – удалось уговорить партнеров по коалиции оставить в покое русскую школу. Хотя ведущий несколько раз пытался вернуть собеседника к заданному вопросу...

А к слову о личном желании Лобьякаса уйти с поста ведущего. По его словам, так оно и было – но после того, как ему «дали выбрать между самоцензурой и уходом с работы». С профессиональной точки зрения такой выбор равносилен предложению либо самому отрезать себе язык, либо засунуть этот язык куда следует и идти на все четыре. Любопытно было бы посмотреть, что на его месте лично пожелал бы глава правления ERR…

Чем больше патронов, тем дружелюбнее

Впрочем, что это мы все вокруг одного только коллеги Лобьякаса? Других тем нет, что ли?

Если уж мы условились пользоваться исключительно комплиментарной лексикой в отношении лидеров новой коалиции, то в первую очередь этого заслуживают персонально оба Хельме. И оба – в связи с процедурой утверждения нового состава правительства президентом республики.

Март Хельме, выйдя из Кадриоргского дворца после встречи с Керсти Кальюлайд, предварявшей ее окончательное решение, выразился с прямотой старого солдата: «По поводу риторики я сказал, что у нас были определенные сложности с выходом из оппозиции. Мы привыкли, что нам нужны патроны, чтобы отстреливаться. Теперь же нам нужно думать о том, чтобы, может быть, копить патроны для управления страной, а не для стрельбы по оппонентам».

А может, здесь новоиспеченного главу МВД потянул за язык старина Фрейд? Во всяком случае, патроны для управления страной – это посильнее, чем «Фауст» Гёте. За прямоту и искренность – респект и уважуха!

Хельме-сын в связи с оглашением президентского указа, утверждающего состав нового кабинета, оказался куда немногословнее своего отца. Если точнее – и вовсе молчаливым. Он просто не явился на церемонию, предпочтя этой показухе празднование своего дня рождения в солнечной Италии. В самом деле: торжественных поздравлений по поводу вступления членов правительства в должность будет еще уйма, а день рожденья – только раз в году!..

Так что по поводу риторики в связи с выходом из оппозиции можно смело сказать, что все в порядке. То есть настолько, что риторика вообще отменяется за ненадобностью, а на первый план выдвигаются действия. И красноречивее, чем это сделал Мартин Мартович, выразить презрение к формально-ритуальным мероприятиям, не тратя при этом лишних слов (да и вообще слов как таковых), невозможно. Так что назвать нового министра финансов человеком дела, не бросающим слов на ветер, будет даже не комплиментом, а простой констатацией чистой правды в ее первозданном виде.

…А вообще-то призыв президента дать министрам поработать 100 дней без ненависти можно истолковать и «в обратную сторону»: чтобы именно сами господа министры попробовали поработать этот период в режиме without hate. А там, глядишь, это и войдет у них в привычку…

НАВЕРХ