Распни его! Отставка Куузика – опасный прецедент

Елена Соколовская

ФОТО: Mihkel Maripuu / PM/Scanpix Baltics

Меня трудно заподозрить в симпатии к EKRE и нынешней коалиции, в то же время, я очень хорошо отношусь к президенту Кальюлайд и ее смелости выражать свою гражданскую позицию. Но сегодня я буду адвокатом дьявола.

Из всего скандала вокруг Марти Куузика мне особенно бросился в глаза жест президента: она покинула зал Рийгикогу, когда Куузик приносил присягу. И вернулась, когда к присяге приступил другой министр. Этим Керсти Кальюлайд выразила свое резко отрицательное отношение к ситуации вокруг политика и, в общем-то, заклеймила его позором едва ли не на всю оставшуюся жизнь. Не дожидаясь результатов расследования и решения суда, между прочим. Отмыться от такого пятна на репутации будет крайне сложно, даже если прокуратура докажет, что у Куузика над головой нимб, а за спиной крылья. А она не докажет. Не потому что он виновен, этого мы не знаем, а потому что дела о домашнем насилии в принципе трудно расследуются. Особенно, когда предполагаемая жертва предполагаемого же злодея выгораживает, а общественное мнение кричит: «Распни его!». Невиновность, если о ней заявят, по той же причине будет сомнительна с точки зрения СМИ и избирателей, выиграй Куузик хоть все суды мира.

Это журналистское расследование, обличающее политика, с самого начала было с душком. Такие серьезные обвинения, как, впрочем, и любые другие, нельзя публиковать, не указывая имя обвинителя. А тут получается, «он сволочь, но доказательств у нас нет, верьте на слово». Он-то, может, и сволочь, но вы при таком раскладе – кто? И общественность с улюлюканьем бросается на добычу и терзает ее, не считась ни с законом, который говорит, что не пойман – не вор, ни с интересами семьи и детей политика. Сегодня у меня спросили, что бы я сделала, приди ко мне такие доносчики на условиях анонимности, неужто не опубликовала бы? Нет, не опубликовала. В такой ситуации я считаю единственно верным решением обращение в прокуратуру. С данными доносчиков, кстати. И по результатам следствия решать: распнем его или он стал жертвой клеветы (и тогда накажем клеветников).

А то сейчас получается, что любого, кто не угоден беспринципному сопернику, можно обмазать дурно пахнущей субстанцией, угробить его жизнь, карьеру, потрепать нервы его семье и выйти не просто сухим из воды, а сделать вид, что вас тут рядом не стояло. Еще раз: я не считаю Куузика невинно оклеветанным, его партию я не люблю и не знаю, кто стоит за доносом, может и правда хорошие люди. Но все, что случилось – опасный прецедент. Такое обвинение слишком серьезно, чтобы бросать его анонимно и бездоказательно. Этот кинжал теперь может быть обращен против кого угодно.

Я по-человечески понимаю отставку Куузика, но, мне кажется, эстонское общество от этого проиграло. Закон есть закон, и перед ним все равны. А закон говорит, что никто не может быть назван преступником бездоказательно, а у подсудимого есть право на защиту. Как журналист, добавлю: на защиту до того, как его имя прополоскали на всю страну по жалобе анонимных источников.

НАВЕРХ