Сдавшие нервы руководителей СМИ и точечная победа политиков

За свои высказывания и Вилья Кийслер, и Ахто Лобьякас подвергались жестким оскорблениям.

ФОТО: Shutterstock/Ekraanitõmmised

Для контроля над настроениями журналистов, освещающих сферу политики, их превращают в объекты нападений в альтернативных или партийных СМИ, пишет Postimees.

Критически настроенных по отношению к EKRE журналистов Ахто Лобьякаса и Вилью Кийслер накрыла волна угроз, а их руководство – срежиссированная волна жалоб. Как получилось, что у двух руководителей медиадомов сдали нервы, журналисты уволились, а в этой истории точечную победу одержало крыло EKRE?

Утро 16 апреля, вторник. Кремень политической журналистики Postimees Вилья Кийслер публикует в интернет-версии издания мнение под заголовком «Дело не в риторике – суть ужасает».

На выражение мнения Кийслер подтолкнуло интервью с баллотирующимся в Европейский парламент политиком из EKRE Яаком Мадисоном, которое она взяла днем раньше в прямом эфире Postimees.

В тексте Кийслер рассказывает о своем внутреннем ощущение, что Мадисон и Хенн Пыллуаас могут выражаться вежливее, чем Март и Мартин Хельме, но корни их риторики уходят к тем же источникам: инфопотоку братских европейских партий EKRE, в котором распространяются «альтернативные факты» и выдумки.

Для характеристики партийных СМИ Кийслер использовала характерный образ: «Собака, задирая ногу, относится к дереву адекватнее, чем канал EKRE (Uued Uudisedред.) к журналистике». Среди журналистов мало найдется тех, о ком там не писали. Кийслер долго думает, но все же публикует этот текст.

На следующий день новый главный редактор Postimees Пеэтер Хельме вызывает Кийслер в свой кабинет. Он ни слова не не говорит о желании ее уволить и не требует изменить публикацию. Однако на его столе лежит исчерканное мнение Кийслер с претензиями к стилю.

Тезис Хельме прост: текст с таким же смыслом можно было написать с меньшим набором слов. Такой стиль подошел бы для внештатного автора, а для журналиста Postimees, стремящегося к объективности, такие выражения неуместны.

Во время приватной беседы либерального журналиста и консервативного главного редактора очень быстро возникает вопрос свободы СМИ. Кийслер больше всего выводит из себя то, что претензии главного редактора укладываются в тот же рисунок, который рисуют руководители EKRE и армия их троллей: заставить журналиста сбавить остроту критики, подровняться, сдаться.

Именно это является причиной, по которой нельзя приспосабливаться и выбирать слова осторожно, считает Кийслер: «Если они отнимут у журналистики остроту, что от журналистики вообще останется?»

Вилья Кийслер.

ФОТО: Konstantin Sednev

У Хельме иное мнение. «Журналисты не должны вмешиваться в политику. У них есть иные средства – они могут определять, что является новостью. Не всегда нужно показывать пальцем», - сказал главный редактор Postimees в передаче радиостанции Kuku «Olukorrast ajakirjanduses» («О ситуации в журналистике»).

Кийслер видит, что единственным способом сохранить достоинство остается заявление об уходе. Коллектив Postimees такое решение повергает в шок. Коллеги пишут письмо в поддержку Кийслер, руководство приглашают в редакцию объясниться. У преобладающей части журналистов создается двоякое мнение. Кийслер могла бы выслушать критику и продолжать работать, считают они. «Это невозможно, поскольку это уже означало бы введение самоцензуры», - отвечает Кийслер.

У всей этой истории много подводных камней. В последние месяцы Кийслер попала под немыслимую волну угроз, в том числе и физической расправы и даже изнасилования. Кроме того, на письма почувствовавших вкус власти сторонников EKRE – чаще теперь они отправляются под настоящими именами – пришлось отреагировать и полиции. Кийслер утверждает, что угрозы не являются причиной ее желания уволиться.

Исходящее от политиков давление точит камень. Одним из аргументов руководства Postimees является тот, что в последнее время часть политиков отказывается приходить в передачи Кийслер. Стиль начал мешать работе, и так работать больше нельзя. Заявление об уходе удовлетворяется.

Эти роковые «нацисты»

В передаче национального телерадиовещания от 10 марта «О ситуации в стране» Ахто Лобьякас произносит фразу, которая становится началом целой череды событий.

«Теперь 19 неонацистов или полунацистов, или криптонацистов  будут ходить по этим длинным коридорам (Рийгикогуред.) и делать все, что они хотят», - выстреливает ведущий передачи мнений, указывая на фракцию EKRE. Неделю спустя тандем – Андрус Карнау и Лобьякас - вновь поднимают эту тему. Теперь они произносят слово "нацист" уже 18 раз.

«Тогда нам сказали, что мы не можем использовать этот термин. Сказали, что мы делаем хуже своему непосредственному начальнику (главному редактору Raadio 2 Кристо Раясаареред.). Кто-то был очень-очень зол на слово «нацист» просто потому, что оно употреблялось в контексте EKRE. Это были те моменты, когда давление достигло предела», - вспоминает Лобьякас.

Через какое-то время ему позвонила член правления ERR Рийна Рыымус, которая предложила использовать поменьше эмоций в передаче и подходить к делу более аналитически. Лобьякас не стал спорить, скорее согласился.

Из передачи в передачу ведущие начинают прямо в эфире делать тонкие намеки на то, что не обо всем теперь можно говорить прямо. С началом выборов они на собственной шкуре начинают ощущать, как работает фабрика троллей. Если прежде на каждую передачу «О ситуации в стране» через советника по этике поступало меньше десяти писем с отзывами, то теперь они начали поступать непрерывно и в значительно больших объемах. То требуют объяснить использование слов, то доказательств достоверности мнения. Общим у писем остается то, что на каждое требуют обязательно ответить.

Это не незнакомая журналистике модель. Ее до совершенства отточил портал альтернативной журналистики «Объектив» под руководством Варро Вооглайда: нападай на журналиста лично. Требуй ответов, разрушай, трать время и придирайся к словам – в итоге журналист сам отступит.

На чьей стороне находится ERR, осталось для ведущих передачи непонятным. В какой-то момент рассердившийся Карнау потребовал от советника по этике Тарму Таммерка список слов, которые больше нельзя употреблять в передаче – так было бы проще работать.

Новая точка кипения не заставила себя ждать. 14 апреля Лобьякас в прямом эфире говорит, что президент Керсти Кальюлайд могла бы отказаться утверждать часть министров от EKRE в должности, тогда в правительство не попали бы «расисты, антисемиты и другие им подобные».

Таммерк в бешенстве. Лобьякас в той же передаче просит прощения, но на будущей неделе ему придется это повторить.

После недельной тишины напряжение вырывается наружу. «Ко мне пришли, чтобы сказать, что в такой ситуации самым лучшим было бы, если бы я взял отпуск на два летних месяца, временно ушел из передачи», - вспоминает Лобьякас разговор с главным редактором Raadio 2 Кристо Раясааре.

Ахто Лобьякас.

ФОТО: Madis Sinivee

Лобьякасу показалось, что всегда поддерживавший ведущих передачи Раясааре высказывает не собственные мысли, а передает сигнал, появившийся в ходе разговора в советником по этике и членом правления Рыымус.

«Был разговор, что мне нужен отпуск, и это из-за меня же. На что я сказал – хватит играть, я уйду сам. Всем понятный подтекст заключался в том, что до сих пор происходившее в передаче «О ситуации в стране» должно прекратиться», - говорит Лобьякас.

Советник по этике ERR Тарму Таммерк утверждает, что Лобьякаса не заставляли увольняться. Точно так же, как Пеэтер Хельме  Вилье Кийслер, Таммерк сказал Лобьякасу, что тот использует недопустимые слова, а медиаканал не должен опускаться до уровня некоторых политиков. В противном случае есть опасность потерять слушателей или нарушить закон об общественном телерадиовещании.

«Поскольку у Лобьякаса очень сочные высказывания и предубеждения, то у него и  определенный круг слушателей, которые слушают и ругают эту передачу, - привел пример Таммерк. – Нужно учитывать, что ERR финансируется из общественного бюджета, и поэтому он должен больше стараться, чтобы представить разные мнения на ситуацию».

Обратная связь росла, как на дрожжах

Таммерк не отрицает, что количество отзывов слушателей после выборов резко выросло. В воскресенье их оставляют на автоответчике, а еще звонят и пишут. Тенденция последнего времени такова, что содержание писем может не совпадать, но мотивы повторяются – словно их кто-то где-то продумал. Спрашивают, исполняет ли ERR закон и почему налогоплательщик должен за свои деньги слушать мнение Лобьякаса?

Наличие армии троллей Таммерк не подтверждает: «Кажется, что просто пытаются завалить почтовый ящик. То, что мы прилипли к троллям EKRE, абсолютно исключено. Мы слишком давно занимаемся этой тематикой, чтобы предвидеть такие вещи».

Главный редактор Raadio 2 Кристо Раясааре признает, что получал отзывы на передачу как от советника по этике, так и от Рийны Рыымус, но приказа уволить Лобьякаса ему не давали: «Я предложил Ахто взять перерыв на лето. Он делал эту передачу больше четырех лет и говорил, что устал».

На вопрос, почему в таком случае от Лобьякаса не требовали, чтобы он отказался от ежедневной передачи ««Achtung! Lobjakas» и мог ли он продолжить вести передачу «О ситуации в стране», не меняя лексикона, Раясааре не ответил.

Теперь Лобьякас задает тот же вопрос, что и Кийслер: «Что останется от передачи мнений, если там нельзя будет высказывать своего отношения? Если это так, то для классической западной журналистики тут вообще не остается места. Остается лишь пространство для восхваления и округлых высказываний».

Он говорит, что руководство ERR прогнулось под EKRE и не смогло устранить давление на журналиста.

«Руководителям СМИ нужно обрести хребет и при необходимости уметь рисковать. Потому что за это им и платят зарплату. В легких условиях они, по сути, не нужны», - сказал он.

Во вторник днем журналисты ERR под руководством Андреса Куузе и Марко Рейкопа потребовали от руководства объяснений и призвали председателя правления Эрика Роозе. Больше, чем персональный вопрос Лобьякаса, их интересовало, намерено ли правление защищать независимость журналистов, чего сейчас не ощущается.

«Во многих случаях руководство было нерешительным. Не говорили, что они за нас, а слово свободно», - сказал один из участников собрания. Роозе принял критику. Ответ руководства по поводу скандала, разразившегося в ERR, пришел очень поздно. Пообещали в работу редакций в дальнейшем напрямую  не вмешиваться, а выражаться более ясно.

Известный журналист ERR сформулировал отношение коллег так: «Возникла новая реальность, при которой журналистов, занимающихся повседневной политикой, будут оскорблять не только в социальных сетях, но и на партийных каналах. Это очень противно, очень больно. С одной стороны, сами журналисты не должны прогибаться, а с другой - руководство медийных изданий не должно занимать такую позицию - мол, будем работать поаккуратнее».

Сегодня – День международной свободы прессы. Для того, чтобы написать этот материал автор поговорил с десятком действующих журналистов Postimees и ERR. Для сохранения их трудового мира большая часть их имен не указана.

НАВЕРХ