Ничто не гарантировано

Олеся Лагашина.

ФОТО: Konstantin Sednev / Eesti Meedia

Центристская партия, пригласившая в правительство правых радикалов исключительно ради сохранения собственной власти, поплатилась за свою беспринципность. Рекордно низкие показатели партии (15,3% по стране) свидетельствуют о том, что словам Юри Ратаса о всеобщей солидарности население верит не слишком, и под большим сомнением, верит ли в то, что он говорит, сам премьер-министр.

Если Нарву центристы потеряли в прошлом году, то теперь все указывает на то, что и столица уплывает у них из рук: за два месяца их поддержка в Таллинне снизилась в два раза, и 16,2% - не тот уровень, который позволяет правящей партии чувствовать себя спокойно.

Если бы муниципальные выборы состоялись завтра, центристы, даже объединившись с EKRE и «Отечеством», не смогли бы сохранить столичную власть: на троих у них оказалось бы меньше голосов, чем у одной только Партии реформ. Причина прозрачна: иноязычные, самые лояльные избиратели Центристской партии не оценили широту мышления премьер-министра, пригласившего в правительство партии, хуже которых в представлении русских (да простят мне это обобщение) быть не может. И если к неродному «Отечеству» они еще как-то привыкли, EKRE оказалась совсем перебором.

Партия, проповедующая радикальный национализм, призывающая рожать исключительно эстонских детей, имеющая территориальные претензии к России, отказывающаяся рассматривать из-за этого ратификацию пограничного договора и за короткий срок успевшая засветиться в нескольких скандалах, не может вызывать симпатий у этнического меньшинства. И EKRE тянет рейтинг центристов вниз. Плюшки, которые центристы получили в обмен на этот альянс, вроде мэрского поста для Михаила Кылварта и прочих кадровых назначений для нетитульных, никак не искупают всего остального. Собственно, если я не прямой выгодоприобретатель от этих назначений, почему они вообще должны меня вдохновлять?

Именно поэтому рекламный слоган центристов «В Европе – за наших!» не вызывает никакого энтузиазма. Принцип «наши люди в Голливуде» не работает, поскольку теперь не очень понятно, кого центристы считают «нашими» и чьи интересы отстаивают, кроме своих собственных. Это евроскептик Игорь Грязин (которому, судя по высказываемым взглядам, впору было идти не к центристам, а к EKRE), что ли, наш? Или, может быть, высокопоставленные столичные чиновники действительно покинут насиженные места и соберутся в Европу? Ну, хорошо, получит Яна Тоом свой очередной европейский мандат – и что? Что от этого изменится здесь?

У внезапной и абсолютно заслуженной нелюбви неэстонских избирателей к центристам может быть не очень приятное последствие: не все разочаровавшиеся в них избиратели на европарламентских выборах пойдут голосовать за «Ээсти 200» или социал-демократов. Многие могут вообще не пойти на выборы – и теперь к числу неактивных регионов может прибавиться не только Нарва, но и Ласнамяэ, а с учетом того, что среди эстонцев в то же самое время растет рейтинг EKRE, наше европейское представительство может оказаться совсем не таким, каким его хотелось бы видеть.

Слет европейских правых консерваторов во главе с Марин Ле Пен в Таллинне – серьезное предупреждение о намерениях евроскептиков. И если абстрактные европейские ценности не волнуют избирателя сами по себе, возможно, стоило бы задуматься хотя бы о едином рынке труда, безвизовом режиме и прочих европейских плюсах, к которым мы давно стали относиться как к чему-то гарантированному.

Ничто не гарантировано. И как показал Брекзит, ничего, кроме хаоса, евроскептики устраивать не умеют. Наказывая партии политической апатией, хорошо бы не наказать себя.

НАВЕРХ