Андрус Ансип: единственное угрожающее нам меньшинство – это EKRE

Андрус Ансип.

ФОТО: Tairo Lutter

Долгие годы у Эстонии был завидный имидж образцового государства. Развитие нашей демократии и экономики рассматривалось как подлинная история успеха. Это и неудивительно, поскольку ни в одной другой европейской стране с 1993 года экономика не росла в 17 раз (sic!). Ни в одной другой стране не делалось столько инвестиций в относительных цифрах, сколько в Эстонии. Теперь Эстония удостоилась в зарубежных СМИ прямо противоположного внимания, пишет кандидат в депутаты Европарламента от Партии реформ Андрус Ансип в Postimees.

В Politico был заголовок «Эстония может стать хрестоматийным примером того, как имидж страны выбрасывается в мусорное ведро». Влиятельные издания бурлят по поводу оскорблений Хельме в адрес президента Керсти Кальюлайд. Bloomberg пишет, как «самый новый европейский министр финансов хочет сохранить страну белой». Издание отмечает, что взгляды Мартина Хельме по расовым вопросам существенно более радикальны, чем по финансовым.

Статья Bloomberg вышла еще до того, как Хельме провозгласили в своей передаче: «Конец бюджетным догмам, конец боязни кредитов, конец накоплению запасов в хорошие времена! В помойку абсурдные разговоры о структурном балансе бюджета!» Сформировавшие коалицию партии говорили, что сотне тысяч отверженных надо было дать выход в правительство. Это миф, что избиратели EKRE всегда были отверженными. Избиратели EKRE не вчера родились. EKRE выросла из Народного союза, а Народный союз половину из 16 лет своего существования входил в число партий, формировавших правительство. Вспомним, что самая эффективная в Европе система залоговой тары была разработана под руководством члена Народного союза Виллу Рейльяна, а тогдашнего народника Айвара Сыэрда как проводника ответственной финансовой политики называли лучшим министром финансов.

Говорят, что EKRE – это протест против высокомерия Партии реформ. Что Партия реформ не сумела уговорить этих людей. Но правда ли это? В Пыльвамаа и Валгамаа соцдемы по сравнению с прошлыми выборами в Рийгикогу потеряли половину своих избирателей. Те, кто протестовал против массовой приграничной торговли, спровоцированной прошлым правительством, отказались поддерживать соцдемов и отдали голоса EKRE. Среди сторонников EKRE были и те, кого не удовлетворяла политика «Отечества». И Центристская партия признала, что часть голосов их эстоноязычных избирателей отошла к EKRE.

Премьер-министр не должен быть трусом, премьер-министр не должен прятать взгляд, когда оскорбляют президента или обнуляют репутацию Эстонии.

Партия реформ хочет привлечь как можно больше жителей Эстонии, но Партия реформ никогда не претендовала на статус единственной. Это Хельме говорят, что они экреизируют всю Эстонию и в будущем хотят получить в парламенте 51 место для своей партии. Когда EKRE обещает защитить нас от натиска меньшинств, лично я не чувствую, что геи или евреи мне угрожают. Единственное меньшинство, которое угрожает нам, пытаясь подчинить себе остальных живущих в Эстонии, - это EKRE.

По словам Юри Ратаса, время красных линий в эстонской политике прошло. Его поступки показывают нам, что мы вступили в период беспринципности. Для меня красные линии никуда не делись, они означают принципы. И для большей части эстонского народа красные линии тоже остались. И для журналистов. Правительство беспринципности не отвечает духу народа. Серьезное недовольство отражается, кроме всего прочего, в процентах поддержки партий.

Премьер-министр Юри Ратас постоянно извиняется. Когда его нет, извиняются замещающие просители прощения. Яна Тоом сглаживает высказывания Игоря Грязина и извиняется перед президентом, русскими и доярками. Танель Кийк отглаживает выступление Марта Хельме и извиняется перед всеми теми, кто почувствовал себя лично задетым. Хелр-Вальдор Сеэдер говорит на съезде «Отечества», как манера коалиционных партнеров выражаться или договор с «Единой Россией» ему на самом деле совсем не нравятся. Вспомним, как несколько лет назад «Отечество» даже хотело вписать требование структурного баланса бюджета в нашу в целом поэтичную Конституцию.

Извиняющиеся при этом жалуются, что против них разжигают необоснованную истерию. Мол, пусть народ помолчит, пока все это только слова, дождитесь поступков! Но и слово политика – это поступок. Народ ждет, чтобы слова и поступки совпадали. Какой смысл в выборах, если слова избранных ничего не стоят? Красноречивый кадр «Актуальной камеры», где Март Хельме оскорбляет в помещении для прессы президента республики и всех женщин, а Юри Ратас с безучастным видом рядом что-то черкает на бумажке, стало удручающим обобщением ситуации.

Премьер-министр не должен быть трусом, премьер-министр не должен прятать взгляд, когда оскорбляют президента или обнуляют репутацию Эстонии. Все это не игра, которая ведется на языке каких-то странных знаков, а изменение, от которого будут зависеть будущие инвестиции, от которого будет зависеть, захочет ли солдат НАТО защищать Эстонию.

Премьер-министру не может быть все равно, когда министры возглавляемого им правительства встречаются с прокремлевской Марин Ле Пен. Премьер-министр не может остаться равнодушным, когда его партнер по коалиции собирается сотрудничать с «Лигой» Маттео Сальвини. В Google без труда можно найти фотографии, где Сальвини позирует с поднятым большим пальцем на фоне Кремля в рубашке с фотографией Путина. Это неслучайная шутка, поскольку за пару секунд Сальвини можно найти минимум в трех рубашках с Путиным разного дизайна. Эстонское правительство не должно сотрудничать с теми, чья цель – разрушить Евросоюз. В интересах Эстонии – единая Европа.

На электронных выборах в Европарламент, которые начнутся 16 мая, у нас будет возможность продемонстрировать своим выбором, что мы думаем о произошедшем в Эстонии за последние два месяца. На электронные выборы уйдет минута. Но если мы не посвятим эту минуту Эстонии, последствием может стать оставшаяся в одиночестве маленькая Эстония, утраченные свободы и общественная жизнь, тон в которой будут задавать обычаи дикарей.

НАВЕРХ