Противостояние между Россией, Китаем и Западом укладывается в логику борьбы между Старками, Ланнистерами и Грейджоями
"Игра престолов" глазами политологов

ФОТО: Кадр из фильма

Нашествие мигрантов в Европу с ближнего Востока, угроза европейским ценностям со стороны мигрантов - в преддверии выхода последней серии 8-го сезона Rus.Postimees подготовил обзор мнений политологов о том, какие аллюзии на современный мир заложены в сериале «Игра Престолов».

Евгений Иванов, младший научный сотрудник НУЛ Мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ

Вселенная «Игры Престолов» погружает нас в мир, напоминающий средневековую Европу. Однако многие из сюжетов, раскрываемых в книгах и сериале, содержат аллюзии на проблемы современности. Среди них — популизм и диктатура (линия Дейенерис Таргариен), нераспространение оружия массового поражения (драконы), частные военные компании («Золотые мечи»), наднациональные финансовые институты (Железный банк) и многое другое.

Однако из всех тем, затронутых в «Игре Престолов», в первую очередь, я бы выделил проблемы миграции и ксенофобии. Эта тема раскрывается в сюжетной линии одичалых и Стены. За исключением теннов и великанов, одичалые являются такими же людьми, как большинство жителей Вестероса. Кроме того, их общество более свободно и демократично. Им нравится жизнь на Севере, несмотря на всю ее суровость. Но одичалые вынуждены бежать за Стену, спасаясь от Короля Ночи — воплощения абсолютного зла.

В реальном мире таким злом являются войны, голод и эпидемии. Именно от них бегут сирийцы, ливийцы, жители Африки южнее Сахары, венесуэльцы и многие другие. В «Игре Престолов» Джон Сноу, как нынешние политики левого толка, выступил на стороне одичалых, за что был предательски убит Дозором, который в данном случае занял позицию правых радикалов. Идея Стены, хотя и кажется архаичной и нелепой, все еще актуальна в XXI веке. Заявления о стене делали президент США Трамп и премьер-министр Венгрии Орбан. Стена окружает испанские владения в Африке — Сеуту и Мелилью, которые каждый день штурмуются сотнями африканцев, мечтающих попасть в Европу.

Вторая важная тема, которая незаслуженно обделена вниманием поклонников «ИП», касается федерализма и отношений между Центром и регионами. Вестерос близок по устройству к федерации или конфедерации феодальных владений. Среди прочих Север и его столица Винтерфелл всегда пользовались особым положением. На этой почве возникает конфликт. Поскольку Королевская Гавань требует большей лояльности от лордов, тогда как северяне желали сами выбирать себе правителей из тех, кто сможет лучше отстоять интересы Севера. Кроме того, на Севере своя религия, отличная от остальных земель и сильны традиционалистские настроения («Север помнит»).

В «ИП» хорошо показано, что без предоставления широких полномочий автономиям, без соблюдения баланса в распределении ресурсов и статусов, Центр рискует столкнуться с волной сепаратистских движений и утратить контроль над владениями.

Батыр Джанкёзов, директор Института гуманитарных исследований и социальных технологий

С первого сезона «Игры престолов» я обратил внимание на вопрос легитимности политической власти. Здесь нужно обозначить разницу между легитимностью и легальностью. Легальность — насколько юридически происходит смена власти, легитимность — насколько это поддерживается народом. В «Игре Престолов» каждый претендент говорит, что он законен, а другие власть узурпируют. При этом упускается из внимания, что Таргариены получили власть путем насилия, и точно таким же путем у них ее забрал Баратеон. Когда Дейенерис утверждает, что целью ее жизни становится возвращение законного престола, отнятого узурпатором, у меня сразу возникает замечание: Таргариены сами его узурпировали, со временем превратившись в легитимную королевскую династию.

Почему Роберт Баратеон не может стать таким? Здесь я бы вновь вернулся к теме легальности и легитимности. Любой политический порядок, юридически оформленный в конституции, всегда становился на базе нарушения политических принципов и юридических правил предыдущего порядка. Каждая конституция незаконна с точки зрения предыдущей. Поэтому для меня первый сезон прошел под знаком легальности и легитимности смены власти и как эти концепты воплощались в мотивации героев, в их претензии на трон, особенно в мотивации Вариса, для которого жизнеспособность государства — это приоритет номер один.

С момента включения в игру Ночного дозора и Джона Сноу с одичалыми у меня возникла аллюзия на конфликт цивилизаций Хантингтона. Одичалые — это, на мой взгляд, хорошая иллюстрация на тему культурного разнообразия и заключенного в нем противоречия, которое мы имеем на сегодняшний день. Позитивный элемент заключается в том, что в сериале есть переход от конфликта к диалогу цивилизаций под предлогом глобальной угрозы. Это тоже достаточно интересная аллюзия. Если вначале конфликт цивилизаций был построен на взаимодействии жителей Севера с вольным народом, то затем возникли войска мертвых и сам Король Ночи, как глобальная безликая масса, угрожающая всему живому.

Здесь у меня лично возникла ассоциация с таким современным явлением, как миграционный кризис. Нашествие мигрантов в Европу с ближнего Востока, угроза европейским ценностям со стороны мигрантов... Это явление не может быть однозначно положительным или отрицательным. Но сам факт того, что мигранты прибывают со своей культурой в другие государства тоже порождает различные проблемы. Еще одна аллюзия — проблемы религиозного экстремизма, как инструмента борьбы за политическую власть, показанные на примере Его Воробешейства и его воробьев.

Последняя аллюзия у меня сформировалась под впечатлением просмотра 5-й серии 8-го сезона. Я бы ее связал с современными проблемами популизма. Серия ставит горящий огнем вопрос: «Действительно ли новая королева будет лучше предыдущей?» Жители Королевской гавани однозначно скажут, что для них Серсея, при которой они голодали, при которой не было того, что мы назвали бы социальной справедливостью, для них намного более предпочтительна, чем то, что они получили взамен.

Подводя итог, я бы сказал, что вопросы легитимности королевской власти, конфликт цивилизаций, проблема миграционного кризиса и популизма — аллюзии на все эти темы в «Игре престолов» присутствуют. Большое преимущество сериала в том, что для всех этих явлений не ставят знаков «плюс» и «минус» насколько это возможно.

Георгий Кутырев, кандидат политических наук, научный сотрудник НИУ ВШЭ

Как говорила Серсея Ланнистер: «Если ты играешь в Игру престолов, ты либо победишь, либо погибнешь». В терминах политической науки, а точнее теории игр, это означает, что война за Железный Трон между Великими домами — это игра с нулевой суммой, антагонистическая игра, где выигрыш одного игрока равняется проигрышу другого. Именно на этой идее выстраивается философия политического реализма (Фукидид, Н. Макиавелли Т. Гоббс, Д. Юм), а затем и неореализма (К. Уолтц, Р. Гилпин, Б. Бузан). Действительно, следуя за сюжетом саги, мы видим как Великие дома делают ходы, не имея информации о действиях своего противника. Выбор стратегии (ход) осуществляется независимо, одновременно и однократно. Так выбор правильной стратегии ведет к выигрышу и сохранению могущества, а ошибкой становится чаще всего физическое уничтожение.  

Закрепление за категорией силы (прежде всего рассматриваемой с точки зрения военного превосходства) доминирующей роли в саге «Песнь Льда и пламени» имеет под собой не только историческую обоснованность, но и вполне современную направленность. Пример современного противостояния между Россией, Китаем и коллективным Западом, которое носит системный характер, вполне укладывается в логику борьбы между Старками, Ланнистерами, Грейджоями и другими. Мир Игры престолов показан как анархичный, где каждый Великий дом по Гоббсу «имеет право на все, что может взять, или захватить и обладает своим пониманием справедливости».

Так же и государства современности и их блоки по логике неореализма во внешней политике руководствуются тремя основными мотивами: безопасность («самосохранение»); выгода («удовлетворение аппетитов»); слава/ престиж («репутация»). При этом наиболее важным мотивом, лежащим в основе внешней политики, всегда будет обеспечение безопасности. Сотрудничество двух и более государств вытекает из осознания политиками сходства экономических интересов или интересов безопасности своих стран. Именно это произошло у Великих домов, после осознания общей опасности в лице Короля ночи и его армии вихтов. Именно это объединяет соперников в лице России и США в борьбе против международного терроризма.

НАВЕРХ