Guardian об Эстонии: сексизм, расизм и нацистская экономика
Каалеп: не думаю, что русскоязычных можно будет когда-нибудь считать эстонцами

Факельное шествие EKRE.

ФОТО: Eero Vabamägi

«Темное теневое государство тайком управляет страной. Мудрая иммиграционная политика – это «укажи черному на дверь». Нацистская Германия была вовсе не плоха. Ни одно из этих высказываний не было бы неуместным в блогах правых экстремистов, но в Эстонии с прошлого месяца таковы взгляды министров», - именно так начинается статья в Guardian, посвященная нынешнему эстонскому правительству и входящей в него EKRE.

Guardian описывает Эстонию как страну, которая после выхода из СССР сумела приобрести известность благодаря э-государству, свободным СМИ и прогрессивной политике.

Как пишет издание, после выборов стали неожиданностью не 19 депутатских мандатов EKRE, а принятое через две недели решение премьер-министра Юри Ратаса, пригласившего партию в коалицию. Подчеркивается, что Ратас отдал EKRE пять министерских портфелей и пошел на уступки в плане политических целей.

«Стоящие во главе партии отец и сын Март и Мартин Хельме забрали себе ключевые посты министра внутренних дел и министра финансов и отметили это при принесении присяги знаком, демонстрирующим превосходство белой расы».

Министр финансов Мартин Хельме на принесении присяги.

ФОТО: Liis Treimann / AP

По словам Guardian, вхождение громогласных радикалов в правительство означает, что мейнстримные партии потерпели неудачу. В статье описывается, как Партия реформ и Центристская партия могли бы сформировать удобное правительство большинства, однако Ратас проигнорировал предложение Каи Каллас и предупреждения из Брюсселя, чтобы самому удержаться у власти. «Он спустил все свои убеждения в канаву, чтобы остаться премьером», - сказала Каллас Guardian.

Вилья Кийслер. 

ФОТО: TAIRO LUTTER/PM/SCANPIX BALTICS

Пишет Guardian и о проблемах со свободой слова, упоминая при этом случай Вильи Кийслер. «Колумнист газеты Postimees Вилья Кийслер, двадцать лет работающая в журналистике, была вызвана в кабинет главного редактора через некоторое время после формирования коалиции. Ей сказали, что написанная ею статья слишком агрессивна, и она должна изменить свою риторику», - пишет Guardian.

«Я всегда критиковала тех, кто находится у власти, но такого никогда раньше не было. Стиль и содержание всегда связаны. Я серьезно обдумывала каждое слово, каждую запятую и каждую точку. Если ты не можешь быть острым в своем мнении, какой тогда в этом смысл?» - сказала Кийслер.

По словам Кийслер, медиаканалы EKRE нападали на нее в связи с ее работой, и из-за угроз насилием, которые ей слали на электронную почту и в Facebook, она обратилась в полицию.

«Для страны, которая в мировом рейтинге свободы прессы находится на 11-м месте, уход Кийслер и уход – по сходным причинам – работавшего на государственном радио журналиста (Ахто Лобьякасаприм. ред.) оказался шоком. Они дали президенту Керсти Кальюлайд повод прийти на принесение правительством присяги в джемпере с надписью «Слово свободно»», - пишет газета.

Керсти Кальюлайд в джемпере, напоминающем о свободе слова.

ФОТО: Mihkel Maripuu / Postimees/Scanpix

Кальюлайд сообщила Guardian, что надела джемпер из-за вербальных нападок на эстонских журналистов. «Это может привести к самоцензуре в том смысле, что во избежание подобной ерунды люди будут предпочитать молчание. Я не хочу, чтобы это произошло», - сказала президент.

Guardian отмечает, что президент все же утвердила правительство в должности, поскольку у нее нет официального права вето. «Если бы я считала, что утверждение этого списка министров было бы опаснее с точки зрения развязывания конституционного кризиса, я бы подумала об этом, но это не так», - сказала она.

Упоминается также акция протеста президента, когда она вышла из зала во время принесения присяги подозреваемого в семейном насилии политика из EKRE Марти Куузика, а также последовавшая за этим критика Марта Хельме, который назвал главу государства «эмоционально разгоряченной женщиной».

Март Хельме.

ФОТО: Eero Vabamägi/Postimees

Каллас прокомментировала ситуацию следующим образом: «Они создают ситуацию, в которой приемлемо раздавать оскорбительные эпитеты и угрожать насилием. Это достало мизогинию из шкафа, и это очень плохой сигнал для общества».

НАВЕРХ