В чем обвиняют нового министра от EKRE: грубая небрежность при расследовании налогового дела

Налогово-таможенный департамент обвиняет Керт Кинго в игнорировании служебных обязанностпей, новоиспеченный министр считает свое наказание чистой воды притеснением на рабочем месте.

ФОТО: Eero Vabamägi

Керт Кинго и Налогово-таможенный департамент спорят в суде, добросовестно ли нынешний министр исполняла свои служебные обязанности при расследовании налоговых дел одной из строительных фирм, пишет Postimees.

Новоиспеченный министр внешней торговли и инфотехнологий Керт Кинго (51) судится с Налогово-таможенным департаментом, поскольку, работая юристом в департаменте, она не согласилась с дисциплинарным наказанием и снижением зарплаты. Министр от партии EKRE называет происходившее в Налоговом департаменте чистой воды притеснением на рабочем месте и убеждена, что все делала правильно.

Из имеющихся в распоряжении редакции документов выясняется, что события, приведшие в итоге в суд, начались еще в конце 2015 года, когда главный юрист службы особых производств отдела доходов Налогово-таможенного департамента передал Кинго документы, связанные с производством в отношении фирмы OÜ Parim Ehitaja.  Департамент имел основания подозревать, что предприятие не заплатило налоги с выплаченных зарплат. Речь шла об обычном производстве, следователи департамента имеют в производстве по четыре-пять таких дел одновременно.

В этот же раз расследование налоговых дел строительной фирмы вылилось в крупную ссору. В отношении Кинго возбудили дисциплинарное расследование, которое увенчалось в январе 2017 года приказом, снизившим оклад Кинго на 20 процентов сроком на четыре месяца.

Претензия: следствие топталось на месте четыре месяца

Руководитель и главный юрист службы особых производств отдела доходов предъявили претензию Керт Кинго в том, что при расследовании налоговых дел строительной фирмы она небрежно исполняла свои служебные обязанности, благодаря чему следствие топталось на месте четыре месяца. За это время истек срок давности, и стало невозможным привлечь к ответственности члена правления фирмы. В итоге департамент был вынужден признать случай безнадежным.

Налогово-таможенный департамент вменяет Кинго в вину тот факт, что хотя она получила материалы следствия еще в конце 2015 года, за дело взялась лишь в марте 2016 года. Сама Керт Кинго с этим не согласна и отмечает, что отправила запрос о возможном предварительном аресте имущества еще в декабре 2015 года, но когда выяснилось, что имущества у фирмы нет, сосредоточилась на более срочных делах и продолжила производство в марте 2016 года.

Спор вызвала и статья Закона о налогообложении, согласно которой велось производство о налоговом долге. Начальство Кинго пришло к выводу, что члена правления фирмы нужно было привлечь к ответственности за грубую небрежность, но будущий министр была против и сказала, что руководитель предприятия создал долг по налогам умышленно, поэтому дело нужно расследовать по другой статье.

Если из-за долга, возникшего по небрежности, руководителя предприятия можно привлечь к ответственности в течение трех лет после совершения деяния, то за налоговый долг, возникший вследствии умышленной деятельности, срок давности истекает через пять лет. Таким образом, по оценке Кинго, во время расследования дела для привлечения члена правления к ответственности было еще два года.

Бывшее начальство обвиняет Кинго в том, что она расследовала дело по статье об умышленных действиях члена правления для того, чтобы сокрыть истечение крайнего срока. По словам Кинго, о халатности не может быть и речи, поскольку у фирмы OÜ Parim Ehitaja был только один член правления - Лево Уппин. Если бы в правлении было несколько членов, то могла возникнуть ситуация, когда один член правления недостаточно контролировал то, что делал другой. Если же за деятельность фирмы отвечает один человек, то за возникновением долга по налогам может стоять только умышленная деятельность, считает Кинго.

Также Кинго считает, что Налоговый департамент во время дисциплинарного расследования вышел за рамки ее предполагаемого нарушения, поскольку в итоге сосредоточились на ее характере, что при оценке степени ее вины не имеет никакого значения. И действительно, среди материалов дисциплинарного расследования имеется семистраничная характеристика Керт Кинго, составленная главным юристом службы особых производств.

Уничтожающая характеристика

Характеристика уничтожающая, главный юрист пишет, что с начала 2016 года общение с Керт Кинго стало напряженным, поскольку она громогласно критиковала работу руководства и коллег, сплетничала, вела разговоры определенного характера за спиной коллег и пыталась работать против руководства. На семи страницах приведены многочисленные примеры происшествий, связанных с Кинго.

Один пример такой: во время видеосовещания руководитель говорил работникам о влиянии их вклада в работу при назначении зарплат, но Кинго якобы услышала, что речь шла о назначении заплат в зависимости от возраста. После этого Керт еще полгода критиковала назначение зарплат по возрасту.

«Весьма явно ее негативное отношение к части коллег, то, что она считает себя лучше других юристов, не хочет принимать участия в совместных мероприятиях и умышленно критикует руководство перед другими коллегами», - говорится в характеристике.

Керт Кинго сказала Postimees, что все приписанные ей в характеристике свойства характера и действия выдуманы со злым умыслом и речь идет о прямом притеснении на рабочем месте. Негативные оценки руководителя службы особенностей ее характера она считает странными, поскольку рабочее место Кинго было в Тарту, а руководитель службы работал в Таллинне и они практически не сталкивались.

Еще более странным негативные характеристики Кинго делает то, что в 2015 году ее признали «Лучшим работником года», а в 2016 году она стала «Лучшей коллегой года».

Кинго обжаловала назначенное ей дисциплинарное наказание в суде. Коллегия Тартуского административного суда в марте 2017 года постановила прекратить судебное производство, поскольку Налогово-таможенный департамент аннулировал приказ по причинам целесообразности. Руководитель по связям с общественностью департамента Райнер Лауритс объяснил, что приказ был аннулирован, поскольку там было указано формальное нарушение, но вынес новый, юридически корректный приказ.

Кинго обжаловала в суде и новый приказ, требуя его аннулировать. В судах первой и второй инстанции нынешний министр проиграла, сейчас дело находится в Государственном суде, который вынесет решение 6 июня.

По словам Лауритса, Налогово-таможенный департамент будет готов прокомментировать спор с Кинго после вступления в силу решения суда, поскольку госучреждение не считает корректным комментировать судебное дело во время его рассмотрения.

НАВЕРХ