Российский эксперт: у нас смеются над идеями EKRE и "Отечества"

Дмитрий Суслов.

ФОТО: Eero Vabamägi/Postimees

Территориальные претензии эстонских партий EKRE и "Отечество" к России для Москвы являются настолько второстепенным вопросом, что его не рассматривают всерьез, а даже смеются над ним, сказал в интервью Postimees программный директор связанного с Кремлем дискуссионного центра "Валдай" Дмитрий Суслов.

На прошлых выходных Суслов уже в который раз был в Таллинне на конференции имени Леннарта Мери, посвященной внешней политике и политике безопасности - настолько ему нравится это мероприятие. 

Высказывания Суслова на Западе многим кажутся своеобразными, порой даже пугающими. Но сам Суслов, работающий вместе с главным идеологом агрессивной внешней политики Кремля Сергеем Карагановым, утверждает, что на родине его, напротив, считают прозападником.

По мнению Суслова, мы уже пять лет живем в состоянии новой холодной войны. Ошибка России, по его словам, состоит в том, что она проспала приближение Украины и Грузии к трансатлантическому пространству, но это не означает, что Москва потеряла бы эти территории.

Заодно Суслов отмечает, что в Балтийских странах Россия не заинтересована, хотя связи с ними находятся в упадке. Почему? Потому что для Кремля эти территории были, есть и будут иностранными, а вот Украина и Грузия, напротив, долгое время были частью метрополии.

Из слов Суслова вырисовывается основное послание России: Запад должен понять, что обеспечение безопасности Европы не может быть исключительно в руках НАТО, у Москвы тоже есть свои права.

- Вы знаете, что у нас недавно прошли выборы?

- Да.

- В результате  у нас теперь образовалось правительство, в котором два партнера считают, что Эстония должна потребовать от России вернуть принадлежавшие нам до войны территории. У правительства в целом по этому вопросу нет официальной и единой точки зрения, но как это повлияет на отношения двух стран в свете визита президента Керсти Кальюлайд?

- У нас есть превосходный обзор ситуации во внутренней политике других стран, и мы понимаем происходящие процессы. Но мы не воспринимаем всерьез требования этих двух партий. Мы считаем тему предъявления территориальных претензий закрытой, поскольку переговоры по этому вопросу давно закончились и пограничный договор, пусть и не ратифицированный, между сторонами все же парафирован. Если у некоторых правящих партий есть требования, это их дело.

- Я скорее хотел спросить, как относятся в России к предъявленным вам территориальным претензиям.

- С точки зрения России отношения Эстонии с Украиной и Грузией важнее, чем территориальные вопросы. Они на сегодня относятся к категории трагикомичного.

- Какими могут быть последствия, если это требование каким-то образом получит официальный ход?

- У нас нет иллюзий насчет того, что отношения с Эстонией в ближайшее время могут улучшиться, но в этом случае они бы существенно обострились. Хорошо, что у вас есть силы, которые хотят поддерживать диалог и не находятся в заложниках у странных навязчивых идей, как эти две партии. Недавний визит вашего главы государства к президенту Путину - подтверждение тому, что мнениям определенных партий не позволяется задавать тон в отношениях двух государств.

- Некоторые говорят, что если кто-то сам просит встречи с Путиным, это в глазах россиян является демонстрацией слабости, так что Керсти Кальюлайд наступила на те же грабли.

- Это совсем не так. Изъявление желания встретиться с Путиным скорее говорит об интересе к решению вопросов, стоящих между Эстонией и Россией. А также о понимании того, как на вещи смотрят в Москве. Мы не считаем это признаком слабости.

- А почему тогда Путин сам не пригласил Кальюлайд в гости?

- Дело в том, что в России не верят в улучшение отношений с Балтийскими странами. У этих отношений нет перспективы на будущее, к тому же, мы не верим, что страны Балтии изменят свою внешнюю политику в направлении России.

Россия, действительно, могла бы сама начать общение с Балтийскими странами, но тогда, когда сочтет это жизненно важным для обеспечения своей безопасности или решения другой крупной проблемы. Сейчас в Москве такой надобности не видят.

- Как с точки зрения Кремля должно выглядеть улучшение отношений?

- Кремль понимает улучшение отношений так, что изменится политика стран Балтии в отношении России. И не только в отношениях с нами, но и в том, какую линию изберут эти три страны в отношении своего восточного соседа в Европейском Союзе и НАТО.

Кроме того, Россию беспокоит роль, которую Балтийские страны играют в Грузии, Молдавии, на Украине и в Белоруссии. С точки зрения России, она деструктивна. Проблема в том, что Эстония, Латвия и Литва систематически продавливают идеи интеграции бывших советских республик с евроатлантическими институтами. По мнению России, это неконструктивно. Это повышает вероятность возникновения конфликта. Так что и здесь есть пространство для развития. 

- Внешняя политика России, очевидно, не изменится?

- В ближайшее время, определенно, нет. Например, Крым мы Украине не вернем. Так что его требовать бессмысленно.

- Чего Кальюлайд могла ждать от Кремля в ходе своего визита?

- Она приехала в Москву разузнать, как идут дела. Чего Россия на самом деле хочет. Хотела узнать, какие у нас планы там и тут. Она не приехала читать нам лекцию о том, что правильно, а что нет.

- На встрече были также министр иностранных дел Сергей Лавров и пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков, то есть тяжелая артиллерия внешней политики России. О чем это говорит - о том что визит Кальюлайд для России все-таки очень важен?

- Россия отнеслась к переговорам очень серьезно. С точки зрения России, были решены серьезные вопросы.

- Например?

- Как я уже отмечал, это была возможность показать, что Россия - не дьявол. Кальюлайд помогла показать, что Путин -не чудовище, а политик, который просто проводит в жизнь национальные интересы своего государства и с которым можно сесть и вежливо пообщаться на эту тему.

НАВЕРХ