• Чек-ин проходит заранее, чтобы было время найти центр тяжести
  • На подготовку самолета к новому рейсу уходит 30 минут
  • Иногда самолет загружают мешками с песком для равновесия

Авиаперелеты - удовольствие не из дешевых, но особенно дорого обходятся авиакомпаниям те минуты, когда воздушное судно стоит на земле. Как быстро можно подготовить самолет к старту,  Postimees разузнал в Таллиннском аэропорту. 

"Не может быть, чтобы я как пассажир должен был быть на месте задолго до пилотов", - удивляется фотограф Ээро в шесть утра, стоя в аэропорту. Через час вылетает первый рейс Nordica в Брюссель, львиная доля пассажиров уже прошла проверку безопасности, а экипаж еще только собирается. 

В начале седьмого утра в скромную комнату для совещаний подтягиваются пилоты утреннего рейса и начинают изучать в компьютерах сводки погоды. Исходя из них, а также из количества пассажиров и веса багажа, капитану предстоит решить, в каком объеме заправляться горючим. Есть четкие правила: топлива должно хватать до места назначения, а также до альтернативного аэродрома плюс еще на 45 минут. Но в самолете не должно быть  слишком много топлива, поскольку тяжелый самолет не сможет оторваться от земли или приземлиться, как случилось в Москве, разъясняет пресс-секретарь Nordica  Тоомас Уйбо.

Рабочие звонки пилоты в воздухе совершают не по мобильным телефонам. Для этого в каждом самолете есть свой телефон.

ФОТО: Эеро Вабамяги / Postimees

С компьютеров начинается и рабочий день стюардесс. "Смотрю, с каким экипажем и каким самолетом я лечу, потому что они часто меняются", - поясняет Хели Мальм. В компьютере можно также проверить, нужно ли делать в самолете дополнительную проверку безопасности. В этот раз, как выясняется, не нужно, потому что самолет минувшей ночью прибыл из Дании, а не из Киева или Санкт-Петербурга.

Требования безопасности в отношении рейсов, прибывающих из-за пределов ЕС, настолько суровы, что требуется заклеивать все внешние люки самолетов: открывать их нельзя до прибытия в Таллинн. 

Рабочий день начинается за компьютером. Справа - капитан Карел Лыхмус.

ФОТО: Эеро Вабамяги / Postimees

Этим утром все члены экипажа чувствуют себя хорошо, замены не требуются. "Любой пилот или стюард может проснуться утром с температурой и оказаться не в состоянии отправиться в полет, и тогда приходится вызывать дежурного", - поясняет Уйбо. Чтобы добраться до аэропорта у запасных работников есть 60 минут с того момента, как им позвонят. 

В этот раз стюардессы отправляются в полет без домашних бутербродов. Зато в сумке лежит жилет с отражателями.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Ненадолго экипаж присаживается, капитан Карел Лыхмус знакомит с планом, после чего можно отправляться в путь. Сначала проверка безопасности, поскольку тут исключений не делается ни для экипажа, ни для прессы. Дополнительному контролю на наличие взрывчатых веществ подвергается и фотограф. 

На взлетной полосе ждет уже заправленный самолет. Слишком рано заправляться нельзя: может возникнуть необходимость избавиться от части топлива, если вместо Брюсселя самолет направят, к примеру, в Мюнхен, а там плохая погода и расход топлива будет совсем другим, сказал Уйбо.

В мае к шести утра солнце уже стоит высоко.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Контейнеры с едой тоже уже на месте; бригада уборщиц привела самолет в порядок после предыдущего рейса. Иногда приходится показывать уборщицам, где требуется дополнительная чистка, поскольку случиться может всякое, например, кого-то стошнит в салоне, говорит старшая стюардесса Мари-Лийз Йыгева. 

Рядом с самолетом припаркована желтая машина, которая согревает воздушное судно. В мае по утрам на отопление самолета уходит полчаса. Если начать работу слишком рано, из-за влажности на самолете может образоваться ледяная корка. "Здесь ни одно действие не производится просто так", - подчеркивает глава отвечающей за наземное обслуживание самолетов компании Tallinn Airport GH Тийт Кепп. 

Перед вылетом капитан Карел Лыхмус проверяет самолет от носа до хвоста. Также надо проверить, нет ли на крыльях наледи.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Пока капитан проверяет самолет снаружи, а стюарды - изнутри, наземная служба определяет, потребуются ли в этот раз мешки с песком. Эти 25-килограммовые мешки ждут рейса в помещении для сортировки багажа. Потребность в них выяснится только по завершении регистрации, когда станет известно, сколько на рейсе пассажиров и багажа.

Задача контролера балласта - определить и установить центр тяжести самолета. Иногда для этого бывает достаточно просто пересадить нескольких пассажиров. Именно по этой причине даже в полупустом самолете иногда не разрешают меняться местами.

Эти мешки с песком налетали больше некоторых пассажиров.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Вот почему при покупке билета спрашивают пол пассажира: на самом деле не так важно, кто летит, - мужчина или женщина - просто при вычислении стартового веса самолета авиакомпании исходят из среднего веса. У Finnair, к примеру, средний вес мужчин равен 84 кг, женщин - 79 кг, а детей - 35 кг. "Может показаться смешным, но 50 кг играют здесь большую роль", - добавляет Кепп. Песок, отправившийся в рейс, обратно не ждут, при необходимости заказывают новый.

Рядом с мешками с песком бросается в глаза груда досок. "Обычно все удивляются: у вас тут лесопилка, что ли?", - смеется Кепп. Но у досок при загрузке багажа есть своя важная роль. Они призваны спасти самолет от деформации, когда груз оказывается чересчур тяжелым. По словам Кеппа, производитель самолетов рассчитывает, какое давление может  оказываться на квадратный сантиметр, но порой вес багажа превышает это значение в несколько раз, и тогда доски помогают рассредоточить тяжесть. "Новые самолеты делаются уже не из металла, а из стекловолокна. Если оно деформируется, вмятины не возникает".

Если между двумя рейсами слишком короткий промежуток времени, на багаж наклеивается пометка «Short transfer».

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Хотя в этот раз багажа немного, к самолету его подвозят на двух полупустых тележках. В одной находятся чемоданы тех, кто летит до места назначения рейса, в другой - багаж транзитных пассажиров. В самолете эти чемоданы тоже размещают по отдельности. "Мы отправляем телеграфное сообщение, и когда самолет приземляется, там уже знают, чей багаж нужно по-быстрому выгрузить", - пояснил Кепп. 

Помеченный багаж идет под "брюхо".

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Понятно, что ни один чемодан не улетит без пассажира. Если кому-то становится в аэропорту плохо и он не поднимается на борт, этот самолет не взлетит, пока багаж данного пассажира не будет выгружен. Такое требование ввели из соображений безопасности после катастрофы 1988 года над Локерби в Шотландии, в которой погибли 270 человек.

За полчаса до вылета к самолету подходят первые пассажиры. Отопительные системы отсоединяются, свое место занимает буксир, задача которого - отправить самолет в начало взлетно-посадочной полосы. Но сначала водитель буксира отсоединяет замочные штифты шасси. "Часто спрашивают, зачем они машут пилотам красными лентами? Прощаются? На самом деле, они подают знак, что штифты убраны. Если этого не сделать, шасси не уберутся", - говорит Кепп.

За полчаса до вылета старшая бортпроводница Мари-Лийз Йыгева приветствует первых пассажиров, среди которых - премьер-министр Юри Ратас.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Буксир приподнимает переднее шасси самолета и увозит заполненное пассажирами воздушное судно от здания аэропорта. Самолет Nordica отправляется на взлетную полосу, проезжая мимо самолета компании Norwegian, который минувшей ночью не отправился в рейс из-за технической неисправности. "Если такое случится с самолетом Nordica, новость поставят на первые полосы, а почему вы об этом не пишете?", - подкалывает Уйбо.

Последние несколько чемоданов - и на старт.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

На часах семь, самолет рейсом Таллинн-Брюссель вылетит через минуту. Затем он сразу вернется и совершит за день еще пару рейсов, но экипаж сменится, рассказывает Уйбо о дальнейшем графике. Рабочее время пилотов установлено с точностью до минуты, и если есть риск, что из-за опоздания пассажиров или багажа, экипаж в него не уложится, рейс будет отменен. "Пассажирам это трудно объяснить, они злятся и не понимают, почему пилот не может где-нибудь поспать полчаса и полететь домой".

За 15 минут до взлета Мари-Лийз Йыгева машет нам на прощание и закрывает дверь.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Когда днем самолет вернется в Таллинн из Брюсселя, у экипажа и наземных служб будет полчаса, чтобы подготовить его к новому рейсу.

Последние приготовления прежде чем буксир оттащит самолет на взлетную полосу.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

Без буксира в Таллиннском аэропорту не справиться.

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees

На пути в Брюссель!

ФОТО: Eero Vabamägi / Postimees