Коалиция отказывается от обещаний, наверняка произойдет лишь снижение алкогольного акциза. Вчера правительство отрапортовало, что договорилось о бюджетной стратегии на последующие четыре года. Две недели долгих и трудных обсуждений, споров, затягивавшихся до позднего вечера, вчера, наконец, увенчались результатом, пишет Postimees.

Следует напомнить, что неделю назад правительство провело на мызе Вихула выездной семинар по стратегии госбюджета. Но два дня обсуждений как будто не принесли большого результата, никаких новых договоренностей по окончании семинара озвучено не было. Во второй половине недели царила тишина. Пока в первые минуты понедельника не стали известны результаты выборов в Европарламент. Прошло 14 часов, и правительство объявило о договоренности по бюджетной стратегии.

Еще до того как общественность ознакомили с целостным документом со всеми строками доходов и расходов, было ясно, что обещанного коалицией Центристской партии, «Отечества» и EKRE увеличения финансирования науки не будет. Внеочередного повышения пенсий как минимум в следующем году тоже не будет. Зато алкогольный акциз снизится на четверть.

Ранее было известно, что в основном министрам, чтобы достичь равновесия бюджета, пришлось заниматься сокращением. Но до сих пор правительство не обнародовало, что и насколько урезано, не сказали общественности и о том, нашло ли правительство новые источники дохода для бюджетной стратегии. Решение министров отказаться от правила, введенного во время первого правительства Юри Ратаса, согласно которому бюджет на три года должен быть в структурном равновесии, показывает, что источники покрытия вероятно нашли не для всех обещаний.

«В следующем году структурный дефицит снизится до 0,4%», - сообщило правительство о том, что равновесие не удастся сохранить и в следующем году.

Хватило пяти месяцев, чтобы эта бумажка потеряла какой бы то ни было вес.

ФОТО: Sander Ilvest

Обещание дополнительно финансировать науку забыто

Решение правительства оставить финансирование науки на нынешнем уровне и отложить его увеличение до 1% от ВВП стало для ректоров неприятным сюрпризом и вызвало ощущение обмана.

Есть два возможных варианта: уменьшить деятельность или снова ввести платное высшее образование.

Только в декабре обещание увеличить финансирование науки до 1% от ВВП подписали все эстонские партии кроме EKRE, которая заявила тогда, что это не слишком амбициозная цель и финансирование следовало бы увеличить на 2%. «Думаю, эта хорошая весть и подпись гарантируют, что, если слово дано, слово надо держать», - сказала тогда ERR премьер-министр и председатель Центристской партии Юри Ратас.

Теперь, когда новое правительство достигло первых результатов в обсуждении стратегии госбюджета, стало ясно, что в ближайшие четыре года дополнительного финансирования ждать не стоит и оно останется на нынешнем уровне, т.е. 0,71% от ВВП.

«Это достойно сожаления и неожиданно, и это ставит финансы университетов в очень сложное положение. Финансирование высшего образование не увеличивалось уже пять лет – по сути, мы должны сегодня делать качественную работу за те же деньги, что и пять лет назад», - прокомментировал ректор Таллиннского университета Тийт Ланд, признав, что новость вызвала у него разочарование. Он добавил, что теперь все должны смотреть, что делать дальше, и назвал два возможных варианта: уменьшить деятельность или снова ввести платное высшее образование.

О возможности восстановления платного высшего образования говорил и ректор Университета естественных наук Майт Клаасен, который также признался, что решение правительства вызвало у него ощущение, что его обманули.

Март Кальм

ФОТО: Eero Vabamägi

Ректор Художественной академии Март Кальм сказал, что новость действительно заслуживает сожаления и может подвергнуть угрозе эстоноязычное образование. «Надо увеличивать не только финансирование науки, но и всего высшего образования. Не знаю, насколько вырастет зарплата учителей, но, если не вырастет совсем, мы должны будем созвать кризисное совещание и обсудить, какие англоязычные учебные программы мы могли бы открыть, чтобы попросить хоть немного денег. Государственного финансирования ведь не хватает и совершенно удручающе, если нам приходится платить преподавателям вузов такую же зарплату, что учителям средней школы. Мне от всего сердца жаль, что так мы будем вынуждены уменьшить долю эстоноязычного образования, но государственная политика в области образования подтолкнула нас к этому», - сказал Кальм.

Ректор Тартуского университета Тоомас Ассер констатировал, что речь не идет о мудром управлении, и заметил, что такое поведение его удручает. С точки зрения университета, такой ход вещей, по словам Ассера, наносит самый сильный удар по новому поколению науки и работе научных групп. В то же время у нехватки финансирования есть и более широкие последствия.

Это не только финансовый вопрос, это вопрос доверия.

«Если взглянуть с точки зрения государства, сейчас у нас скорее экономика перераспределения. Была надежда, что мы сможем поставить ее на научную основу. Но если дополнительного финансирования не будет, мы продолжим экономику перераспределения на государственном уровне», - заметил Ассер.

Ректор Таллиннского Технического университета Яак Аавиксоо признал, что на основании данных в декабре обещаний уже сейчас построены планы на будущее, выполнение которых теперь сомнительно. «Самая большая проблема, что заключенные договоры меняют в одностороннем порядке и принципиально, не обсуждая это с другой стороной. Это не только финансовый вопрос, это вопрос доверия. В итоге очень плохая практика», - пояснил Аавиксоо.

Президент Академии наук Тармо Соомере сказал, что решение правительства вызывает крайнюю фрустрацию. «Это показывает, что ученые, включая Академию наук, не сумели достаточно объяснить, почему они есть в Эстонии и зачем они нужны», - сказал Соомере.

По словам министра образования и науки Майлис Репс, находившейся во время переговоров по стратегии госбюджета на встрече в Швеции, она разделяет недовольство ученых и все же надеется достичь 1%. По ее словам, на обсуждениях говорилось о сокращении всех сфер, единственные, кто не будет затронут, - научно-образовательная деятельность и сфера обороны. «Есть все же утешение, что наука получит дополнительно 143 миллиона евро, чтобы финансирование сохранилось на том же уровне, хотя я понимаю, у всех нас были ожидания и надежды на большее. Амбиция по-прежнему состоит в том, чтобы добиться 1% от ВВП. Большой шаг по направлению к этому, будем надеяться, будет сделан уже в августе, когда будет готов прогноз по госбюджету и выяснится, каковы финансовые возможности государства для увеличения финансирования науки», - сказала Репс.

Обещанное центристами внеочередное повышение пенсий зависит теперь от того, сколько дохода принесет обещание "Отечества" сделать вторую ступень добровольной.

ФОТО: Elmo Riig

Рост пенсий зависит от отказавшихся от второй ступени

Правительство договорилось также, что освобождение пенсионеров от подоходного налога будет увеличено на 50 евро, а внеочередное повышение пенсий будет привязано к превращению второй пенсионной ступени в добровольную.

Премьер-министр Юри Ратас пояснил, что за первой половиной изменений стоит желание правительства сохранить налоговые льготы для пенсий. «Как известно, необлагаемый минимум составляет сейчас 500 евро, а средняя пенсия по старости – 483 евро. Согласно прогнозам, пенсия вырастет в следующем году до 517 евро. Таким образом, к части пенсии стал бы применяться подоходный налог. Поэтому мы решили повысить необлагаемый минимум для пенсионеров на 50 евро», - пояснил Ратас.

По данным Министерства финансов, поправка коснется 200 000 пенсионеров, из которых 80 000 – работающие. В 2018 году всего насчитывалось 375 649 пенсионеров, т.е. поправка коснется более половины.

Государство платит во вторую ступень 4% брутто-зарплаты работника, всего эта сумма составляет 300-400 миллионов евро в год. 

Вторая часть поправок касается желания коалиции осуществить внеочередное повышение пенсий. «Вместе с добровольностью второй ступени увеличился бы вклад в первую, что с большой вероятностью станет источником покрытия для повышения пенсий», - сказал Ратас. На сколько и когда могут вырасти пенсии, пока не известно. «Мы посмотрим осенью снова, когда с одной стороны обсудим бюджет, а с другой – посмотрим на законопроект, который Министерство социальных дел разработает вместе с Минфином», - сказал Ратас.

Государство платит во вторую ступень 4% брутто-зарплаты работника, всего эта сумма составляет 300-400 миллионов евро в год. Инициатор превращения второй ступени в добровольную Хелир-Вальдор Сеэдер ранее заявлял, что, если человек прекратит накопления и снимет деньги из второй ступени, в дальнейшем государство направит эти 4% зарплаты в первую ступень человека, т.е. в государственную пенсию. Тем самым внеочередное повышение пенсий во многом будет зависеть от того, сколько людей при добровольности второй ступени откажутся от взносов, поскольку чем больше людей откажутся, тем больше денег останется на рост пенсий.

Правительство надеется, что алкоралли на латвийской границе с 1 июля прекратится, но сколько денег удастся с этого получить, пока неизвестно.

ФОТО: Mailiis Ollino

Снижение акцизов заставляет беспокоиться

Решение правительства снизить акциз на пиво, сидр и крепкий алкоголь на 25% с 1 июля вызывает много беспокойства, поскольку никогда ранее ничего подобного в Эстонии не было.

Доля акциза в цене полулитровой бутылки пива снизится на 10 центов. FOTO:

ФОТО: Pm

Едва специалисты по здравоохранению успели порадоваться, что жители Эстонии в прошлом году меньше употребляли алкоголь, как вновь сгустились тучи. А именно, вчера Институт конъюнктуры и Министерство социальных дел представили ежегодное исследование об алкоголе, из которого следует, что жители Эстонии в прошлом году потребляли в среднем на человека 10,1 литра абсолютного алкоголя. Это на 2% меньше, чем годом ранее.

Директор Института развития здоровья Анника Веймер сказала, что, если доступность алкоголя увеличится, а цена упадет, мы должны быть готовы к тому, что потребление снова начнет расти. «А вместе с ним и ущерб от алкоголя, и смертность», - добавила она.

Советник министра финансов Мартина Хельме, налоговый эксперт Лассе Лехис сказал на прошлой неделе Postimees, что у Эстонии нет опыта снижения алкогольного акциза, поэтому неизвестно, что на самом деле будет происходить. Например, магазины могут понести убытки в зависимости от величины запасов.

В то же время производители и продавцы алкоголя приветствовали новость. «Если Рийгикогу со своей стороны примет закон, Tallink обещает снизить цены сразу с 1 июля 2019 года, с выхода первого парома за день», - объявил председатель правления Tallink Grupp Пааво Ныгене.

Глава A. Le Coq Тармо Нооп заявил, что снижение акциза на слабый алкоголь восстановит продажи на северной границе, и у многих пропадет мотивация покупать пиво в Латвии. В то же время Нооп признал, что снижение акцизов может увеличить потребление алкоголя.

Правительство меняет бюджетные правила

Поскольку госбюджет неожиданно оказался в большом структурном и номинальном дефиците, правительство в вынужденном положении решило вчера хитро вернуться к требованию равновесия, чтобы в будущем не пришлось составлять бюджеты с дефицитом.

По сути, второе правительство Ратаса угодило в им же расставленную ловушку

А именно, когда осенью 2016 года Ратас стал премьер-министром с помощью «Отечества» и социал-демократов, в обществе возникли опасения, что новое правительство будет без удержу брать кредиты. Чтобы рассеять эти страхи и продемонстрировать себя мудрее прежнего правительства, было решено изменить закон о госбюджете.

Проще говоря, раньше нельзя было планировать госбюджет со структурным профицитом, но он мог без особых проблем уйти в глубокий минус. Например, если исключить годы кризиса – при правительстве Андруса Ансипа эстонский бюджет был в дефиците в 2012-2013 годы, и номинально, и структурно. Причем для обеспечения равновесия бюджета именно в этот период учитывались и резервы Кассы по безработице.

Поправка к Закону о госбюджете, принятая летом 2017 года при первом правительстве Ратаса, дала правительству возможность планировать бюджет со структурным дефицитом до 0,5%, однако в последующие годы его необходимо было планировать с профицитом. Ни у одного предыдущего правительства такой обязанности не было. Уже тогда в этом видели проблему для последующих правительств и называли это бюджетной бомбой замедленного действия. Прежде всего, Партия реформ в случае формирования нового правительства опасалась обязательства залатывать дыры по кредита, взятым правительством Центристской партии, Социал-демократической партии и «Отечества».

Однако неожиданно премьер-министром вновь стал Юри Ратас, а бюджет неожиданно оказался в большом дефиците. По сути, второе правительство Ратаса угодило в им же расставленную ловушку, поэтому после выборов вместо выполнения обещаний пришлось планировать сокращения, чтобы вывести бюджет в профицит. Причем все более четко вырисовывалась необходимость начать сокращения уже в этом году.

Это было бы болезненным решением, прежде всего, для новичка в правительстве – EKRE, чьи обещания пришлось бы положить под сукно. Однако Юри Ратас вместе с Хелиром-Вальдором Сеэдером и Мартом Хельме нашли хитрое решение проблемы. Правительство заявило в понедельник, что изменит Закон о госбюджете так, что бюджет достигнет структурного равновесия в 2021 году, т.е. непосредственно перед выборами в местные самоуправления. С этого времени будет действовать и требование ежегодного равновесия. Ратас, Сеэдер и Хельме тем самым получили отсрочку. В то же время структурный дефицит бюджета на этот год составит целых 0,9% от ВВП, что является крупнейшим показателем с 2007-2009 годов.