Бывший чиновник высшего звена не может найти работу в Эстонии

Руководитель Центрального союза работодателей Эстонии Арто Аас.

ФОТО: Ремо Тынисте

Бывшему высокопоставленному политику, например, министру, не найти применения в Эстонии, рассказал новоиспеченный руководитель Центрального союза работодателей Арто Аас, который после 20 лет работы на самой вершине Партии реформ решил открыть для себя новую страницу. Аас заверил, что с политикой покончено и плясать под дудку бывшей родной ему партии он как представитель работодателей не намерен, пишет Postimees.

- Почему вы решили уйти из политики?

- Человек должен понять, когда наступает верный момент, для того чтобы уйти и сменить сферу деятельности. Я через двадцать лет почувствовал, что у меня остался последний шанс. Эта работа перестала быть для меня интересной.

- В течение последних лет из политики ушло много людей. Это совпадение или новая тенденция?

- Некоторые уходят потому, что не получили мандат от избирателя. (Улыбается.) Сам я был избран и в следующие четыре года мог находиться в парламенте. (На выборах в Рийгикогу он набрал 2339ред.)

Я обеспокоен качеством политического управления. Печально, что в наше время руководители высшего уровня и эксперты из разных областей не хотят идти в политику. Новых деятелей из числа специалистов высшего звена трудно заманить в политику. Репутация политика не очень высокая, да и зарплата не слишком мотивирует.

- Вы являетесь бывшим членом Партии реформ. Будете ли вы и на посту представителя работодателей защищать свою родную партию и критиковать ее противников?

- Я полностью и официально завершил свою политическую карьеру. Центральный союз работодателей – это аполитичная организация. Конечно, мы представляем важные для работодателей ценности - открытость и либеральную экономическую среду, за которые стоит и Партия реформ.

Надеюсь, что мое партийное прошлое не станет проблемой. До сих пор мои личные отношения с другими партиями были очень конструктивными. Я – неконфликтный человек, надеюсь на профессиональный подход. Я хочу говорить о деле, а не о прошлом.

- В Эстонии к началу и завершению политической деятельности относятся с подозрением. Якобы у человека могут быть какие-то корпоративные интересы. В то же время, в других странах мира такие карьерные повороты весьма обычны. Когда в Эстонии придут к тому же?

- В Эстонии часто можно видеть, что бывшим министрам или политикам высшего уровня практически некуда податься. Поэтому в политике стараются оставаться как можно дольше. В крупных странах выбор больше: люди становятся, например, послами.

Уход некоторых партийных деятелей, конечно, вызывает вопрос, искала ли место для человека партия. Лично я самостоятельно претендовал на должность в Центральный союз работодателей на основании открытого конкурса, никаких партийных связей тут не было. Было бы лучше, если бы мы смотрели не на партбилет, а на то, что человек умеет делать.

- Что союз работодателей делал неправильно раньше? Что вы будете делать иначе?

- Меня приняли на работу не для того, чтобы я организовал там революцию. Организация хорошо управлятся, влиятельная, с хорошей организацией труда.

Через какое-то время, пообвыкнув, я свежим взглядом посмотрю, нужно ли произвести какие-то обновления. В то же время, политическая и экономическая ситуация постоянно меняются. Мы должны какие-то ситуации предсказывать, а к каким-то приспосабливаться.

Сейчас основной проблемой предпринимателей являются не налоги или какие-то другие финансовые дела, а, прежде всего, нехватка рабочих рук. Это злободневная и самая острая проблема. 80 процентов работодателей говорят, что рабочей силы не достать. Вторая проблема – образование. Жители Эстонии и их знания – это наше самое большое имущество. Отсюда мы можем продвинуться дальше – к науке и развитию.

- Вы уже успели раскритиковать правительство за то, что оно не увеличило финансирование науки. Зачем вообще нужно выделять дополнительные средства на науку? Инновациями же занимаются предприятия, которые для того, чтобы выжить, должны придумывать новые услуги и продукцию.

- Начну чуть издалека. Это проблема всей Европы, что у нас слишком маленькая научная и развивающая деятельность. Нет моста между предпринимателями и вузами, в Европе нет практически ни одной технологической фирмы, которая входила бы в число мировых лидеров. Наши конкурентоспособность и инвестиции снижаются. Коммерческая прибыльность не растет, зарплаты съедают все доходы. Поэтому наука и развитие вообще являются самыми важными темами.

Политики пообещали, что финансирование науки увеличится. Мы очень рассержены тем, что об этом обещании и о таком важном вопросе быстро забыли.

- В то же время эстонские предприниматели критиковали и то, что и они сами недостаточно вкладывают в науку и инновации.

- И в этом есть своя истина. Предприниматели должны больше работать и искать инновационные товары. Если мы посмотрим на дигитализацию, то Эстония как государство находится среди мировых лидеров, а частный сектор скорее нет.

Мы надеялись, что кроме науки, дополнительные средства направят на исследования, которые вузы и предприниматели проводят вместе. Поскольку денег не нашли, то нужно думать, что делать дальше. Альтернативы нет. У нас нет ископаемых, богатого внутреннего рынка, мы не хотим особо заниматься сельским хозяйством, поэтому наш путь – умный человек и умная продукция. И для этого нужна наука.

- Мы подошли к вопросу иностранной рабочей силы. Почему ее нужно привозить из третьих стран, – с Украины и из Белоруссии – а не из стран Европейского союза?

- Конечно, можно было бы и нужно бы использовать рабочую силу ЕС – ее здесь ждут. Однако уровень эстонских зарплат не сликшом привлекателен для европейцев. Другая проблема – язык, так что испанцам и португальцам у нас сложнее, если они не владеют английским языком.

Людям из третьих стран уровень эстонских зарплат интересен, он их мотивирует. Украинцы и белорусы хорошо справляются и с языком. Это практические причины.

Нашим предприятиям нужны люди. Наша трудозанятость очень высока – находится на историческом максимуме. Еще выше - лишь отдельные страны ЕС. Средняя зарплата растет. Для работников сейчас хорошие времена, а вот работодатели в беде.

Государство тоже могло бы помочь, чтобы люди со сниженной работоспособностью, пожилые и молодежь больше были задействованы, в то же время, мог бы быть легальный и удобный способ привозить работников из третьих стран.

- При этом многие жители Эстонии рассказывают, что искали работу полгода-год и не нашли. Мы говорим о нехватке рабочих рук, но, с другой стороны, у нас есть безработица. Как это возможно?

- Конечно, есть такие случаи. Причин много, и все зависит от того, о какой сфере деятельности мы говорим. Нужно учитывать и то, что на многие рабочие места претендуют люди, которые уже где-то работают.

В то же время, ясно и то, что определенные рабочие места просто исчезают из экономики. Бухгалтерия, автоматическая работа – теперь ее делают роботы.  Ожидания людей все выше. Работа – это не только способ добывания денег, человек хочет и как-то реализоваться, чтобы в его труде был глубокий смысл. Важна гибкость. А пожелания и ожидания людей - всё выше.

- Еще одно противоречие. Мы говорим, что нам нужна дешевая рабочая сила из третьих стран. А с другой стороны, мы же говорим, что рабочие места с низкой дополнительной ценностью могли бы в Эстонии исчезнуть.

- Я согласен с тем, что в экономике Эстонии происходят большие структурные изменения. Предприятия с низкой дополнительной ценностью вымирают: они должны найти иные товар и услуги, которые можно предложить. В длительной перспективе это хорошо.

Наши тенденции во многом совпадают с тенденциями Северных стран. Есть работа, которую эстонцы больше не хотят выполнять сами: можем привести примеры из сельского хозяйства, социальной опеки, гостиничного дела, откуда угодно. В то же время, кто-то должен выполнят и эту работу. Невозможно все дигитализировать и автоматизировать.

Работодателям нравится, когда дело ведется легально, когда налоги уплачены, чтобы не приходилось искать сомнительные схемы, для того чтобы привозить иностранную рабочую силу. Конечно, со временем рабочие места с низкой дополнительной ценностью исчезнут, но это не произойдет за ночь. Сейчас рынку труда все же нужно еще немного воздуха.

- И последнее противоречие. Эстонские школьники очень успешны при прохождении PISA (международное исследование ОЭСР оценки учебной результативности школьников), но предприниматели считают, что нам не хватает образования.

- В тестах PISA мы действительно занимаем самые высокие места в мире, но работодатели огорчены тем, что профессиональное и высшее образование не соответствует нуждам экономики. Сотрудничество предпринимательства и государства должно быть лучше, вузы делают очень правильные шаги в этом направлении. Но в целом сектор образования весьма консервативен и должен реагировать быстрее.

Арто Аас (38)

  • Учился в Таллиннской реальной школе и по специальности административное управление в Таллиннском техническом университете.
  • Член Партии реформ с 1998 года.
  • Работал руководителем бюро премьер-министра Андруса Ансипа в 2007-2011 годах.
  • Депутат Рийгикогу в 2011-2015 и 2016-2019 гг.
  • Министр регионального управления в 2015-2016 гг.
  • Руководитель Центрального союза работодателей Эстонии с мая 2019 года.
  • Владеет фирмой Challenging Growing OÜ, предлагающей бизнес-консультирование и консультации в области управления.
НАВЕРХ