Лидер профсоюза: правительство было удивлено, что в энергетике Эстонии кризис

Председатель правления Нарвского энергопрофсоюза Андрей Зайцев.

ФОТО: Николай Андреев

В понедельник в Таллинне прошло обсуждение кризисной ситуации в эстонской энергетике. Во встрече участвовали премьер-министр Юри Ратас, министр экономики и коммуникаций Таави Аас, министр социальных дел Танель Кийк, председатели Центрального союза профсоюзов Пеэп Петерсон, отраслевого профсоюза Сандор Вайкма и Нарвского энергопрофсоюза Андрей Зайцев. Вернувшись в Нарву, Андрей Зайцев заявил Rus.Postimees, что члены правительства до этой встречи не понимали, что происходит в энергетике страны.

- До встречи с членами правительства у вас состоялась встреча с руководством концерна Eesti Energia. В данной ситуации у профсоюза и работодателя позиции совпадают?

- Мы делаем одну работу, занимаемся одним делом. Но я сегодня был удивлен на встрече с премьер-министром, когда премьер-министр трижды сказал, что мы должны свои проблемы с концерном Eesti Energia решить сами. Мы парировали, что у нас проблем сейчас нет, конфликтов нет, мы делаем одно дело.

- На встрече с правительством вы получили ответы на беспокоящие энергетиков вопросы?

- В целом, мы были удивлены. После того, как мы отправили письма министрам и премьер-министру больше месяца назад, проходило две встречи - руководство концерна Eesti Energia встречалось с министром финансов и затем с премьер-министром. Там были председатель совета и председатель правления Eesti Energia. Правда, министра экономики Таави Ааса на этих встречах не было. Но  сегодня, когда мы встречались с министром экономики и премьер-министром, они открытым текстом сказали, что они впервые слышат о том, что в энергетике Эстонии - кризис. Мы были крайне удивлены, и это нас, скажем так, напрягло.

- Раз так, о каких-то конкретных мерах со стороны правительства сейчас говорить рано?

- По большому счету, да. Был даже задан вопрос нам - хотя мы, вообще-то представители рабочего класса - а какой мы видим выход из создавшейся ситуации. Министры сказали, что рассматривался вопрос оплаты электростанциям за поддержание мощностей в резерве, по примеру Финляндии. Мы со своей стороны предложили рассмотреть так называемый польский вариант. Польша защищает свой энергетический рынок и потребление в стране обеспечивает только своей электроэнергией, не допуская энергию извне.

- В том числе и из других стран ЕС?

- Да. Конечно, если у них будет недостаток, то соединения есть, и будет поступать энергия извне. Но обычно у них такой порядок, как мы сумели выяснить, и председатель правления Eesti Energia Хандо Суттер подтвердил, что в Польше используется именно такой вариант.

- Было еще предложение обложить пошлинами более дешевую электроэнергию, закупаемую в России.

- Да, это тоже звучало на встрече неоднократно, и премьер-министр озвучил, что он в ближайшее время будет поднимать в Брюсселе данный вопрос… Но, мне кажется, это утопия. Не дадут, наверное, разрешения странам Балтии вот так просто ввести пошлины на электроэнергию. Но пускай специально обученные люди этим занимаются. Как один из вариантов - да. Но в прессе уже звучал комментарий финского оператора, что Финляндия на этот шаг ни в коем случае не пойдет, потому что это приведет к удорожанию электроэнергии, и энергоемкие предприятия просто начнут банкротиться.

- То есть, если мы введем пошлины, финны всё также смогут продавать нам российское электричество по финским ценам?

- По поводу российского электричества по финским ценам - это вопрос спорный. Кто знает, какое электричество продает нам Финляндия? На встрече с министрами у меня были с собой распечатанные скриншоты с биржи Nord Pool, где были видны все перетоки энергии, в том числе из России и Белоруссии. И для министра экономики Таави Ааса это было большим открытием. Потому что министры слушают доклады своих советников, в частности вице-канцлера Тимо Татара, который курирует энергетику и говорит просто словами Таави Вескимяги, руководителя независимого оператора электроэнергии Elering. Говорит, как я выражаюсь, что солнце, ветер и вода - наши лучшие друзья. Министр думал, что солнце и ветер спасут положение, как ему и докладывали. Я показал реальное положение вещей. Министр был крайне удивлен и благодарил, что я преподнес ему все в такой доступной форме, вместе с этими “веселыми картинками”. И премьер-министр с советниками были очень удивлены, когда рассматривали скриншоты - российская электроэнергия сегодня поступает к нам напрямую, не через Финляндию, а через Нарву и Кингисеппские линии электропередач. Соединение - здесь, в Нарве. Сегодня на рынке существует ограничение между Швецией и Финляндией - шведы не могут дать много электроэнергии финнам, поэтому финны, в свою очередь, много не дают нам. Эстонии деваться некуда, и мы сейчас получаем электроэнергию из России напрямую. Это было открытием и для премьер-министра, и для министра экономики.

- Как получилось, что информация наверх не прошла?

- После этой встречи я имел разговор с руководством концерна и сказал, что, если честно, я чувствовал себя неудобно. Раньше мне было сказано руководством, что министры проблему знают. Но оказалось, мы сделали для премьер-министра столько открытий. Даже то, что 18 мая все города Ида-Вирумаа остались без электроэнергии почти на полтора часа, для премьера тоже было открытием. Он не знал. Мы находимся в очень опасном положении, мы в любую секунду можем остаться без электроэнергии - не Ида-Вирумаа, а вся Эстония, Таллинн в том числе. У нас ведь при этом блэкауте отключилась вода, канализация, пропала связь. Самое плохое, что может случиться - в это мгновение кто-то может лежать на операционном столе. Резервные генераторы - это здорово, но бывает, что именно в этот день электрик возьмет генератор на обслуживание, и он просто не включится. Кто будет нести ответственность за это?

- Сейчас говорят, что новые заводы масел могут стать решением проблемы безработицы - энергетиков будут переводить на них. Но ведь на новом, современном производстве не требуется столько работников, сколько на старом? Например, на той же новой станции Аувере совсем немного сотрудников.

- Ну, всё равно порядка ста человек там работает, включая тех, кто занят в обслуживании и ремонте. Примерно столько же на каждом заводе масел, в том числе на новом Enefit 280. Но есть одно большое "но". Я предлагал - давайте людей, которые будут попадать под сокращения, переведем на новый завод масел, чтобы они обучались и были готовы к работе на заводе, который сейчас собираются строить. Но планируется, что завод выйдет на полную мощность в 2023 году, значит, в 2022 году начнутся уже какие-то пуско-наладочные работы, но руководство не желает так долго держать людей на работе.

- Сколько работников вообще могут попасть под сокращение? Сейчас называют очень разные цифры - от 500 человек до 6 000 человек.

- До конца года на электростанциях сократят 10% от численности работников - 98 человек. Тысяча человек работала на предприятии на начало этого года. Но остановлено 80% мощностей. Поэтому предугадать, сколько будет сокращений в дальнейшем, сложно. Хандо Суттер озвучил такие цифры - 500 человек до июля и 500 человек во втором полугодии. Это включая людей, которые заняты “вокруг энергетики” - работают в обслуживании и ремонте. Сюда можно будет прибавить людей из других фирм, которые занимаются доставкой людей на работу, охраной, питанием, уборкой… Всего около 1 500 человек. Но если умножить эту цифру на 3 или 4 - во многих семьях у нас один работающий, такова специфика региона - то получается до 6 000 человек, которые потеряют доход. Это не только работники Eesti Energia, это все люди, которые потеряют доход.

НАВЕРХ