Лидер профсоюза энергетиков: «Иначе мы приедем в столицу и отнимем рабочие места у таллиннцев»

Доверенные лица профсоюза энергетиков встретились вчера в Нарве с руководством Eesti Energia. И хотя речь шла об инфодне, обсуждать было особо нечего. Концерн отправит в принудительный отпуск тех работников электростанции, которые в начале года избежали сокращения.

ФОТО: Матти Кямяря/Põhjarannik

Вчера концерн Eesti Energia сообщил, что из-за повышения цен на квоты на выбросы и увеличение объемов российского электричества на бирже сокращения 450 рабочих мест на Нарвских электростанциях недостаточно, в принудительный отпуск придется отправить и остальных 1300 работников. Но повышение цен новостью не было, а предельные нормы на выбросы двуокиси углерода (СО2), то есть квоты, Европейский союз утвердил еще 14 лет назад, пишет Postimees.

Член правления Eesti Energia, отвечающий за крупную энергетику, Райне Пайо объяснил, что еще в начале года предприятие планировало закрыть в Нарве лишь три старых энергоблока, поскольку время их работы подходило к концу и они больше не являются конкурентоспособными. В связи с этим сократили 150 рабочих мест. За пять месяцев с начала года всего сократили уже 450 рабочих мест, и если летом ситуация резко не изменится, придется сократить еще столько же. Это означало бы, что в этом году Eesti Energia отправит на рынок труда Ида-Вирумаа 1000 человек.

Под плохой рыночной ситуацией Пайо подразумевает увеличение дешевого российского электричества на элетробирже Nordpool, а также повышение цен на квоты CO2.

«Мы посмотрели, что в первом квартале объемы российского электричества выросли в полтора раза. Также значительно подорожали квоты на CO2. К сожалению, сланцевое электричество такого рынка не выносит. Но выносят масло и возобновляемая энергия, которые мы хотим развивать», - сказал Пайо.

Повышение цен на CO2  исходит из цели Европейского союза снизить использование ископаемого топлива, чтобы ограничить выбросы парниковых газов. На том, снизится ли цена за летом, или когда-то вообще, по словам Пайо, спекулировать сложно.

«Я думаю, что лишь немногие предполагали, что цена будет расти так долго и так значительно. Пару лет назад цена составляла пять евро за тонну, но ясно то, что такова политика Европейского союза», - сказал он. В этом году цена за тонну выросла до 27 евро.

И все же тех, кто считал, что цена поднимется так высоко,  было довольно много, в том числе - и Европейская комиссия.

Цены на выборосы углерода.

ФОТО: Pm

Советник отдела климата Министерства окружающей среды Яника Лахт и заведующая отделом Гетлин Денкс объяснили, что о влиянии повышения цен предприятия известно уже 14 лет. А именно, идеей оговоренной в 2015 году торговли квотами CO2 в Европейском союзе было оказание давления на промышленные предприятия, чтобы они начали использовать более ресурсо- и энергоэфективные решения, в том числе, возобновляемую энергию.

Нынешний период торговли квотами начался в 2013 году и закончится в 2020 году, причем, цена на CO2 достигла такого уровня только теперь, что, по оценке Европейской комиссии, помогает достичь этой цели, поскольку цена в 25-30 евро за тонну уже оказывает влияние на выбор предприятий, а цена на квоту в итоге начала двигаться в том направлении, на которое надеялись.

С начала периода торговли предприятия подают ходатайства в Европейскую комиссию, которая высчитывает для них квоты, или количество – сколько CO2 или сравнимых с ним иных выбросов они могут бесплатно отправить в атмосферу. Каждый год объемы квот сокращаются, и если фирма хочет выбрасывать углероды в атмосферу в том же объеме, то квоты нужно докупить на рынке.

«Теперь мы пришли к тому, что у всех предприятий, которые в правильное время не сделали нужных инвестиций (для сокращения объемов выбросов), квот не хватает. Таким образом, спрос на рынке увеличился, и цены поднялись», - объяснила Лахт. «Цена за тонну выбросов углерода в 25-30 евро – это то, чего мы хотели достичь, поскольку тогда система торговли квотами начинает производить эффект. Об этом предприятия знали уже 14 лет назад», - добавила Денкс.

По ее оценке, нет никакой надежды на то, что цена на квоты CO2 начнет снижаться, поскольку спрос продолжает расти: «Сейчас я не решилась бы поставить на снижение цены».

Более того, составляя сейчас планы на будущее, нужно позаботиться о том, чтобы вновь не оказаться в таком же положении через десять лет. «Мы должны понять, что массивная инфраструктура, в которую мы инвестируем сейчас или через пять лет, будет использоваться и в 2050 году. Нужно подумать, насколько перспективным и конкурентоспособным будет производство масла и через 30 лет. Ясно, что нужно инвестировать скорее в возобновляемую энергию, к которой движутся другие страны Европейского союза», - сослалась она на завод сланцевого масла Eesti Energia.

Член правления Eesti Energia Райне Пайо утверждает, что позициям сланцевого электричества на элетробирже вредит дешевое российское электричество, поскольку Россию система квот не ограничивает: «России не нужно покупать квоты и торговать ими с нами на тех же рыночных условиях. Мы не можем с ними конкурировать».

Министерство окружающей среды отклоняет этот аргумент. «Мы не можем утверждать, что производство российского электричества более грязное, чем наше. Российское электричество может быть даже чище», - сказала Денкс.

Она напомнила, что российское электричество не идет в Эстонию, а попадает на общий рынок через Литву и Финляндию: «На открытом рынке Балтийских и Северных стран я не рискну утверждать, что в моей комнате лампочка горит не при помощи российского электрона».

То есть, Eesti Energia не предусмотрела повышения цен на квоты CO2, хотя такой план у Европейского союза был уже 14 лет назад? Пайо отметил, что, конечно, предусмотрела, но не в такое резкое повышение: «Мы считали, что повышение достигнет 22-23 евро за тонну».

Или Eesti Energia была не в курсе планов Европейской комиссии повысить цену квоты до 30 евро? По словам Пайо, это нужно спросить в Министерстве экономики и коммуникаций, а он цен Европейского союза не знают.

Но квоты на выбросы Европейского союза напрямую влияют на производство сланцевой энергии? «Да, конечно, но мы рассчитывали на меньшее повышение цен», - сказал Пайо.

Что будет с работниками Eesti Energia? Пайо сказал, что сейчас решения принимаются пошагово. Ясно, что 1300 работников будут отправлены в очередной отпуск, а с конца июля или начала августа – в принудительный.

«Движемся мелкими шагами, ситуация сложная. В сентябре примем следующие решения. Если ситуация не изменится, что, вероятнее всего, количество работников придется сократить на столько же, насколько и в течение первых пяти месяцев. То есть, всего - около 1000 человек», - сказал он.

В качестве долгосрочного решения Пайо видит увеличение производства масла, но нужно спешить с краткосрочными решениями.

«Идут консультации с представителями государства, чтобы найти варианты, как исправить ситуацию. Долгосрочным решением может быть то, что мы построим дополнительные заводы по производству масла. В течение этого года есть план принять решение о новом таком заводе. Это принесет новые рабочие места, а в длительной перспективе мы превратимся из производителя электричества в производителя масла», - сказал он.

В качестве возможного варианта, как сохранить рабочие места, министр экономики и инфраструктуры Таави Аас предложил идею – держать котельные электростанции в работе на резервной мощности или частично заменить сланец биомассой.

«Вместе с изменениями, исходящими от CO2, мы должны думать о своей энергобезопасности. Одним из методов, конечно, может быть - поддержание котельных в резерве. В определенный момент они становятся более конкурентоспособными, если гидроэнергии (продают на рынке) меньше»,- сказал Аас ERR.

Касса страхования от безработицы готова постараться

Руководитель Ида-Вируского отделения Кассы страхования от безработицы Аннеки Теэлахк

Аннеки Теэлахк.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли/«Северное побережье»

В сокращениях нет ничего хорошего, и появление такой новости на каждого влияет по-своему.

В Ида-Вирумаа сейчас есть 850 вакансий, чуть меньше 300 из которых на промышленных производствах, то есть могли бы подойти бывшим работникам Eesti Energia.

Мы еще не знаем, ждет ли и скольких работников сокращение, но мы контактируем с Eesti Energia и предприятиями, которые заинтересованы в новых работниках. В любом случае, нужно учитывать, что в энергетике высокие зарплаты, а переход сложен для каждого человека.

У Ида-Вируского отделения Кассы страхования от безработицы есть опыт крупных сокращений 2015-2017 годов, когда в энергетике потеряли работу 1500 человек. Мы готовы предложить переобучение и курсы, а также организуем на предприятиях карьерное консультирование и рабочие ярмарки, чтобы облегчить поиск нового рабочего места.

Профсоюз требует быстрого решения

Председатель профсоюза нарвской «Энергии» Андрей Зайцев в понедельник встречался с премьер-министром Юри Ратасом, министром экономики и инфраструктуры Таави Аасом и министром социальных дел Танелем Кийком.

«Все понимают, что проблема действительно есть и для нее нужно найти быстрое решение. Все одинаково понимают, что никто не будет помогать нам с электричеством, мы должны снабжать себя им сами»,- подвел итог встрече Зайцев.

На встрече обсудили варианты, как исправить ситуацию, но все они предполагают проведения анализов и подготовки. «Был разговор о переходе на резервную мощность, но я объяснил, что на электростанции это так быстро не сделать. Для того чтобы система дала электричество, нужно несколько суток – нужно разогреть котлы. Я предложил внимательно изучить польский вариант, который защищает свой энергетический рынок и снабжает свою страну электричеством самостоятельно», - сказал он.

На вопрос, объявят ли энергетики забастовку, руководитель профсоюза ответить не захотел: «Что сейчас эта забастовка даст? Электростанция так и так стоит. Митинги, пикеты, демонстрации в Таллинне – это вероятно. В том случае, если нас не услышат».

Зайцев отметил, что нужно найти быстрое решение, поскольку иначе мы потеряем специалистов: «И тогда мы все уедем в Таллинн и отнимем рабочие места у жителей столицы. И таллиннцам придется уехать куда-то еще, например, в Финляндию».

НАВЕРХ