В последний вечер мая 17-летняя Мерилин и 16-летняя Келли в Таллинне отправились в Старый город, где стали жертвами «колпачков». Ни от полиции, ни от врачей они не получили желаемой помощи для подтверждения подозрений, что они выпили отравленные GHB напитки, пишет портал Elu24.

Мерилин и Келли вместе с еще тремя подругами на прошлой неделе в пятницу пошли поддержать друга на футбольном матче. После победной игры девушки вместе с футболистом — единственным совершеннолетним в компании — пошли отмечать в Старый город в бар Põrgu, где Мерилин, по ее словам, взяла себе две рюмки водки. По утверждениями барменши Põrgu, напитки купил какой-то коренастый парень, который показался подозрительным, но поскольку молодой человек был совершеннолетним, ему продали алкоголь. Документы на входе в бар не проверяли.

Когда компания вышла из бара, к ним подошли два молодых человека, по их собственным словам, приехавшие из Ляэне-Вирумаа. В руках у них было две бутылки: в одной что-то напоминающее ром, а в другой бутылке без этикетки - Coca-Cola. Келли согласилась выпить предлагаемый напиток и в то же время пошутила, что это, видимо, «колпачок» (вещество GHB). Только потом подруги вспомнили, что молодые люди после этого стали себя странно вести — их реакция была несколько чудной. Мерилин говорит, что сейчас одного из них бы точно опознала — того, кто больше всего говорил. У обоих были залысины, один повыше в синей жилетке, другой пониже в шортах.

Келли сделала несколько глотков из бутылки без этикетки, Мерилин только один. «Сейчас мы думаем, что именно в этой бутылке было вещество GHB, поскольку Келли было гораздо хуже, чем мне», - рассказывает Мерилин. Таким образом, парни из Ляэне-Виру, которые, по словам Мерилин, сами были сильно пьяны, вероятно, не стали портить литр рома, поэтому отзывчиво делились с ничего не подозревающими девушками только горячительным напитком из второй бутылки.

Девушка с ромом и колой. Фото иллюстративное. 

ФОТО: Reuters/ScanPix

После этого девушки с двумя новыми «друзьями» вернулись в бар и с этого момента воспоминания Мерилин уже размытые. «Мы упали на пол. Я знаю, что они заигрывали с Келли, но не помню, чтобы так вели себя по отношению ко мне», - вспоминаем произошедшее в баре Мерилин. Она исключает возможность, что была просто пьяна. «Наше поведение было очень странным, я никогда себя так не вела, когда была пьяна».

Это помнит и барменша Põrgu, по словам которой, в одно мгновение девочки вдруг стали очень игривыми и стали обниматься. «Перебирали пальцами волосы каждого человека», - вспоминает Мерилин. После этого молодежь покинула бар и барменша помнит, что была зла, поскольку обнаружила возле их стола бутылки алкоголя, которых раньше не заметила. По словам Мерилин, у них не было с собой своих напитков.

Полицейские вместо помощи предложили воду

Компания от улицы Рюйтли пошла в сторону Балтийского вокзала, предполагаемые отравители уже ушли своей дорогой. Мерилин не помнит ничего из пути в полкилометра. К счастью, с помощью друзей Мерилин и Келли в часу-двум ночи добрались до скамейки, где стали ждать такси. Покупавший напитки футболист и три подруги были трезвы, по словам Мерилин, она обязана им жизнью. «Если бы их не было, я бы умерла или была изнасилована».

Там молодые люди встретились с двумя полицейскими, которые дали девочкам воды. Услышав о подозрении о напитке с веществом GHB, полицейские упомянули, что где-нибудь в скорой помощи или отделении полиции можно пройти тест за девять евро. По словам пресс-секретаря Департамента полиции и погранохраны Марие Аавы, такой тест советуют в случае, если жертва «колпачков» не хочет обращаться в полицию. Большей помощи от патруля девочки не получили.

«Если бы друзей не было, я бы умерла или была изнасилована».

Келли, которая предположительно выпила больше напитка с GHB, тошнило и на такси ее доставили в отделение экстренной медицинской помощи (ЭМО) Таллиннской детской больницы. Футболист позвал своего друга, чтобы он отвез на машине Мерилин домой. Дома ей уже стало получше, поскольку влияние подобного напитки обычно длится до трех часов.

В детской больнице упустили возможность установить употребление GHB

Подозрение девочек насчет напитка с GHB подтвердило то обстоятельство, что в ЭМО детской больницы, куда Келли попала через два часа после пьянки, у нее было установлено опьянение в 0,6 промилле (по законодательству Эстонии, это легкое опьянение), но поведение у нее было, будто она пьяна вдрызг.

У находившегося с девочкой футболиста после разговоров с врачами осталось впечатление, что в детской больнице нельзя установить отравление GHB. «В детской больнице круглосуточно можно пройти анализ крови на алкоголь и анализ мочи на наличие наркотических веществ», - говорит руководитель ЭМО детской больницы Хельке Нурм. Почему тогда у девочки не взяли необходимые анализы, остается непонятным: руководство больницы не комментирует обстоятельства случившегося. «Если бы тесты были сделаны, можно было бы утверждать, что и я выпила напиток с GHB, и можно было бы написать заявление», - говорит Мерилин.

Жертве "колпачков" в ЭМО детскогой больницы не провели нужных анализов. Фото иллюстративное.

ФОТО: Liis Treimann/Postimees/Scanpix

Когда утром в субботу Мерилин проснулась в своей кровати, она была в полной растерянности. «Я абсолютно не понимала, что произошло. Я помнила только начало и конец вечера», - рассказывает она. Утром у нее голова шла кругом, днем было плохо, будто она была пьяна.

По рекомендации подруги, Мерилин в субботу в час дня, по прошествии более 12 часов после инцидента, пошла в ЭМО Ляэне-Таллиннской центральной больницы, где у нее взяли на анализ как кровь, так и мочу, но подозрение на GHB не подтвердилось. Врач сказал Мерилин, что вещество GHB нельзя установить, если прошло более трех часов. «Как ты можешь пройти этот тест в течение трех часов, если ты будто мертвецки пьян? Влияние вещества очень сильное», - раздумывает Мерилин.

Пресс-секретарь центральной больницы Лийза Суба подтвердила, что в истории болезни Мерилин действительно написано, что для лабораторного установления GHB прошло слишком много времени, но не смогла подробнее прокомментировать беседу врача и пациента.

Когда девочка поступила в ЭМО в ее крови не было обнаружено содержание алкоголя, поэтому маловероятно, что накануне вечером она просто сильно перепила.

В отделении полиции не открыли дверь

Мерилин вместе с матерью отправились в Таллиннское центральное отделение полиции, как советовали встретившиеся ночью патрульные полицейские. Поскольку отделение по выходным закрыто, со стражем правопорядка они смогли поговорить только через микрофон, дверь им не открыли. На вопрос матери Мерилин ошибочно ответили, что тест на GHB в отделении не делают.

«Он сказал, что нам нет смысла писать заявление. Ничего не посоветовал, просто сказал, что нет смысла».

Это подтвердил и руководитель отделения полиции Кайдо Саарнийт: «Работник ошибся и он должен был направить к женщине с подозрением на одурманивание патрульного полицейского, который в том же отделении полиции взял бы мочу для анализа и принял заявление». По словам Саарнийта, страж правопорядка отправил девочку сдать быстрый тест в больницу.

Мать девочки выразила желание написать заявление в полицию, но и после этой просьбы дверь осталась закрытой. «Он сказал, что нам нет смысла писать заявление. Ничего не посоветовал, просто сказал, что нет смысла», - вспоминает Мерилин.

Двери отделения полиции на бульваре Кольде остались закрытыми для нуждающихся в помощи. 

ФОТО: Liis Treimann/Postimees/Scanpix

В сентябре прошлого года тогдашний министр юстиции Урмас Рейнсалу подчернул важную роль жертв в установлении и прекращении подобных случаев. «Жертвам важно после того, как они пришли в сознании, сразу сдать анализы в больнице, поскольку время играет важную роль в обнаружении вещества GHB», - сказал тогда Рейнсалу. На это Мерилин сказала только одно: «Мы пытались, но не смогли».

Мерилин не ищет сочувствия, но волнуется за других, кто может в подобной ситуации остаться беспомощным. Хотя ее даже не пустили на порог отделения полиции, она считает, что о подозрения отравлением GHB нельзя молчать. «Нельзя думать, что раз они тебе ничего не сделали, пусть идут своей дорогой. Потом они могут кому-то другого сделать что-то куда более ужасное», - говорит Мерилин.

С помощью журналиста Postimees полиция получила контакты Мерилин и принесла извинения. «Встретились с девушкой, поговорили с ней и принесли извинения, что она непосредственно возле отделения полиции осталась без помощи», - сказал руководитель Кесклиннаского отделения полиции Кайдо Саарнийт.

«Взяли у нее в связи со случившемся показания и дополнительно расследуем обстоятельства случившегося», - добавил он.

Саарнийт выразил надежду, что в будущем подобных ошибок не будет. «Для избежания подобных инцидентов должны поднять уровень осведомленности своих сотрудников в той части, если человек подозревает одурманивание. Мы уже пересматривала рабочие процессы в своем отделении, но в свете этого инцидента сделаем это снова», - заверил руководитель отделения полиции.

Несмотря на достойный сожаления случай, Саарнийт призывает в случае подозрения на одурманивание веществами обращаться в полицию. Надо позвонить по номеру 112, тогда к желающему подать заявление направят патрульного полицейского, который при первой возможности примет заявление и возьмет мочу для анализа. «Обычно больницы в случае подозрения на одурманивание не берут пробы».

GHB, или гамма-гидроксибутират (ГГБ) является депрессантом, угнетающим центральную нервную систему, его часто используют на публичных мероприятиях для одурманивания женщин. Большая доза вызывает сонливость, слабость в мышцах и сон. После пробуждения, человек обычно не помнит, что он делал во время опьянения, и что происходило вокруг него. Из-за таких особенностей  GHB используют для того, чтобы усыпить человека перед изнасилованием, на что указывает и англоязычное сленговое название date rape drug. Поскольку GHB быстро выводится из организма с мочой, при подозрении в опьянении GHB против своей воли или по незнанию необходимо как можно скорее обратиться в полицию или в больницу.