Можно ли встать с колен, если тебя все время бьют по ногам?
Кто и как уничтожал Ида-Вирумаа?

Шахта "Эстония".

ФОТО: Liis Treimann

В одной из своих публикаций в конце мая я, делясь впечатлениями от поездки в самый восточный город Эстонии, ничуть не кривя душой, отметил, что «…сегодня буквально в атмосфере Нарвы разлито некое чувство спокойного внутреннего достоинства». И это – в отличие от прежних лет, когда здесь царили депрессивные настроения, пишет колумнист Вячеслав Иванов.

Две недели спустя после этой публикации президент республики Керсти Кальюлайд в интервью для Радио 4, комментируя возвращение к вопросу об участии Нарвы в конкурсе за титул Культурной столицы Европы, подчеркнула: «Я вижу здесь новый подъем (среди нарвитянВ.И.) уверенности в себе как эстонского города». Конечно, это лишь совпадение, но, тем не менее, приятно, что первым перемены в настроениях жителей Нарвы подметил все-таки я…

Увы, недолго музыка играла

Кто из нас двоих сглазил, трудно определить, но только вскоре начались и стали стремительно набирать силу разговоры о кризисной ситуации, в которой оказалась эстонская энергетика; а поскольку минимум три четверти этой отрасли сосредоточены в Нарве (две крупнейшие в стране электростанции) и на прилегающих территориях (сланце- добыча и переработка), то и основной удар кризиса приходится на Северо-Восток республики.

По самым скромным подсчетам (назвать их оптимистическими не поворачивается язык) планирующиеся в ближайшее время сокращения персонала электростанций поставят на грань официально признаваемой бедности около двух тысяч семей, то есть примерно пять-семь тысяч жителей региона.

Самое печальное, что история хождения Ида-Вирумаа по замкнутому кругу неудач и провалов не просто повторяется – она не прекращается. Только-только удастся местному народу хотя бы адаптироваться к неблагоприятной конъюнктуре, а то и даже нащупать какую-то почву под ногами, как на регион обрушивается новый вал «объективных трудностей».

В связи с нынешним кризисом в некоторых публикациях высказываются мнения, что, дескать, нет смысла тратить свою энергию на поиск виноватых, а надо все силы направить на поиск выхода из сложившейся ситуации. Ничуть не возражая против второй части этого тезиса, позволю себе не согласиться с первой. Вопрос «Кто виноват?» со времен Герцена не утратил своей актуальности, и не только в истории российского государства. В конце концов, всякий народ имеет право знать своих «героев»…

Прежде чем говорить о несчастливой доле Ида-Вирумаа вообще и Нарвы в частности, следует вспомнить, что этот регион в течение длительного времени был инкубатором высокотехнологичных идей и соответствующих внедрению таких идей в производство специалистов. Среди предприятий, занимавших ведущие позиции в тогдашнем наукоемком производстве, долгие годы лидировал завод «Балтиец».

Это для сегодняшних поколений «Балтиец», как и столичный завод «Двигатель», являются (уже являлись!) тяжким наследием мрачного советского прошлого, гнездом ненавистного «Интердвижения за сохранение СССР» и средоточием прочих страшилок из того же ряда.

А по тем временам на этих предприятиях, которые принадлежали Министерству среднего машиностроения (одна из важнейших составляющих советского ВПК), развивались новейшие разработки, применявшиеся не только в оборонной промышленности, но и атомной энергетике, и в редкоземельной металлургии.

До 1992 года, уже после выхода Эстонии из состава СССР и восстановления ее государственного суверенитета, правительства Эдгара Сависаара и Тийта Вяхи пытались сохранить этих кур, несущих золотые яйца и найти применение уникальным разработкам здешних специалистов в народном хозяйстве молодой независимой республики.

Но пришедший им на смену кабинет Марта Лаара решил, что пора этих кур резать. И зарезали. Меньше чем через полгода после вступления лидера национал-консервативного Союза Отечества Марта Лаара в должность премьер-министра, завод «Балтиец» был ликвидирован. Выяснилось, что миролюбивая Эстония не нуждается в оборонной продукции. А тот факт, что высокие технологии, применяемые для выпуска такой продукции, могут быть использованы во вполне мирных отраслях, никого из «высоких» государственных умов, не интересовал.

Бремя упущенных возможностей

С этого шага начался обвальный процесс гибели предприятий Ида-Вирумаа.

У каждого из них – своя история, и причины закрытия «Кренгольма» отличаются от тех, что привели к кончине комбината «Нитроферт» в Кохтла-Ярве. То же самое относится к сокращению добычи сланца и связанному с этим закрытию шахт.

Но при всех различиях всякий раз можно было избежать драматического развития событий и пагубного их влияния на человеческие судьбы, прояви власти хотя бы минимальную заинтересованность в сохранении десятилетиями наработанного промышленного и научного потенциала. В той же, кстати, сланце-переработке Эстонией накоплен уникальный опыт и теоретические разработки, признаваемые во всем мире. Но нет пророков в отечестве своем…

Порой даже возникает ощущение, что «наверху» умышленно делают так, чтобы загнобить все, что находится восточнее границы Ляэне-Вирумаа. Внешне это оправдывается тем, что все здешние производства оказывают вредное воздействие на окружающую среду.

А между тем здесь же имеется пример, как – при разумном прагматичном подходе к делу – можно даже неблагополучное в этом отношении предприятие превратить в высокорентабельное и  экологически чистое.

В расположенном между Нарвой и Кохтла-Ярве городе Силламяэ действует многопрофильный концерн SilMet Group, создателем которого и одним из совладельцев является Тийт Вяхи, в 1992 году занимавший пост премьер-министра Эстонии.

Вот что он сам рассказывал мне об истории создания концерна несколько лет назад: «Когда мы обратили свои взоры на Силламяэ, где когда-то был завод по переработке редкоземельных металлов, то очень многие считали это пустой затеей. На этом некогда закрытом «почтовом ящике» готовы были поставить крест. Во-первых, говорили скептики, для него нет сырья. Во-вторых, нет надобности в такой продукции. И, в-третьих, в Эстонии нет вузов, которые бы готовили специалистов для этой отрасли. Есть небольшая группа «чужих» специалистов, оставшихся еще со времен Советского Союза… И я, по-моему, доказал, что SilMet – это хорошее предприятие, эстонское, одно из самых ярких предприятий hi-tech, способных делать очень качественную продукцию – тантал и ниобий чистотой 99,999. После Китая наше предприятие – второе в мире по уровню производства редкоземельных металлов».

Развивая достигнутое, Тийт Вяхи и его партнеры решили создать в Силламяэ современный грузопассажирский порт – самый восточный в Европейском Союзе: всего двадцать километров до российской границы. И совсем уже, было, удалось реализовать проект: к середине первого десятилетия XXI века предприятие SilPort вышло на объемы грузоперевалки, которые позволили ему составить реальную конкуренцию компании Tallinna Sadam. Но тут грянули «бронзовые ночи», и все усилия пошли насмарку. Транзитный грузопоток из России иссяк с той же стремительностью, с которой Бронзовый солдат был перенесен с Тынисмяги на военное кладбище. «В пролете» оказались и железная дорога, и морские грузоперевозки. За что большое человеческое «спасибо» правительству Андруса Ансипа…

Звучащие сегодня вполне здравые предложения, «как нам реорганизовать Рабкрин», то есть как исправить сложившееся в регионе патовое положение, содержат в себе немало действительно рациональных мыслей и полезных идей. Одна беда: они не содержат ничего принципиально нового. Всякий раз перед очередными выборами – муниципальными и парламентскими – в Ида-Вирумаа высаживался многочисленный десант эмиссаров и комиссаров, которые внимательно выслушивали местных политиков и бизнесменов, делали умные лица и даже что-то записывали в свои блокноты и ноутбуки. После чего раздавались громкие обещания и заверения, сопровождаемые рукопожатиями разной степени дружественности. Затем – как у Некрасова: «старого отпели, новый слезы вытер, сел в свою карету и уехал в Питер». Только у нас – в Таллинн. Бурные продолжительные аплодисменты, занавес…

А, может, нам перенять достаточно исправно работающий у восточных соседей опыт «ручного управления» страной? Вот побывал их президент где-нибудь на Дальнем Востоке – и там, глядишь, срочно все грудью встали на защиту уссурийского тигра.

А у нас? Побывала наша госпожа президент (да не наскоком, а в течение достаточно длительного срока) на нашем «дальнем востоке», и здешняя челядь тоже как-то повнимательнее стала приглядываться – пока, хотя бы, к Нарве.

Вот хорошо бы Президенту Эстонской Республики ежегодно хотя бы на один месяц переводить свою канцелярию, а заодно и резиденцию, в Нарву, а потом в Кохтла-Ярве, в Силламяэ, в Йыхви… Может, тогда наш, извините, истеблишмент стал бы более лояльно относиться к здешним проблемам. 

НАВЕРХ