Судебный исполнитель хочет забрать всё имущество, причитающееся наследнице должника

Аннели и ее дочь Мирьям видят большую несправедливость в том, что судебный исполнитель снимает с отцовского наследства сливки, оставляя ребенка ни с чем.

ФОТО: Eero Vabamägi

Во время инвентаризации наследства, оставшегося после смерти задолжавшего по алиментам мужчины, востребовавший с него долги судебный исполнитель назначил за свою работу такую цену, что наследства едва хватит. А  дочь покойного, выплаты алиментов которой он пытался добиться, останется ни с чем, пишет Postimees.

Тийт (имена героев измененыред.) умер в июле прошлого года. После него осталось наследство в тысячу евро, которую судебный исполнитель Кайре Пыльтс хочет получить за свою работу. Бюро Пыльтс требовало от Тийта алименты в пользу его дочери Мирьям в течение десяти лет. При посредничестве судебного исполнителя за эти годы Мирьям получила от отца почти 5000 евро, но остался долг в размере 11 000 евро. И это не говоря уже о долге за то время, пока мать Мирьям Аннели не обратилась в суд для востребования алиментов.

Мать и отец Мирьям расстались, когда девочке было три года. Большая часть из тех 5000 евро поступила в первые годы после развода, когда отец платил по 700 евро в месяц, а начиная с 2014 года судебный исполнитель начал снимать по 94 евро в месяц со счета Тийта, на который начала поступать пенсия по инвалидности, установленной после тяжелой аварии. Иногда были месяцы, когда судебный исполнитель был вынужден сообщать Аннели, что удержать алименты не с чего.

Взыскание алиментов является исполнительным производством, за проведение которого должен платить сам должник. Таким образом, Пыльтс забронировала в наследстве Тийта чуть больше тысячи евро для покрытия неоплаченных исполнительных расходов. Однако при инвентаризации наследства выяснилось, что  имущество Тийта составляет лишь около тысячи евро. Это означает, что после удовлетворения требования Пыльтс недавно отметившей совершеннолетие Мирьям останется от отца ноль евро, а отцовский долг в 11 000 евро можно будет списать в утиль. В отличие от расходов на исполнительное производство по взысканию алиментов, сам долг по алиментам наследуемым имуществом погасить нельзя.

Завершенная в апреле инвентаризация наследуемого имущества защищает Мирьям от погашения долгов отца в еще больших объемах, однако наследникам нужно заплатить госпошлину за инвентаризацию и выдачу наследственного удостоверения: эта сумма превышает 200 евро.

Пыльтс предъявила матери Мирьям еще и счет на более чем 200 евро на покрытие расходов по прекращению исполнительного производства, поскольку потребовать эту сумма у должника уже невозможно. Пыльтс раньше объясняла матери и дочери, что за прекращение исполнительного производства по заявлению воcтребователя или иным причинам, связанным с востребователем, платить придется им самим. Министерство юстиции сочло такую сумму несправедливой.

Непонятная несправедливость

Инвентаризация наследуемого имущества заказывается нотариусу, который назначает для ее проведения судебного исполнителя, а нотариус позже выдает наследственное свидетельство вместе с перечнем наследуемого имущества. Судебный исполнитель Кая Лиллоя в марте связалась с Аннели и поинтересовалась, есть ли у нее требования к Тийту и что она будет делать с другими возможными долгами. Аннели отправила Лиллоя требование по алиментам на 11 000 евро.

Таким образом, со своими вопросами они первым делом обратились  к нотариусу и Лиллоя. Аннели объяснили, что при проведении инвентаризации наследуемого имущества судебный исполнитель должен считаться с требованиям, но ни проводящий инвентаризацию судебный исполнитель, ни выдающий наследственное свидетельство нотариус не будут определять справедливость требования по существу. Но с требованием по алиментам не все так просто, если наследником является тот же человек, в пользу которого эти алименты были взысканы.

Руководитель службы частного права Министерства юстиции Вайке Муруметс объяснила, что если имеющий долги по алиментам родитель умирает, а ребенок является его наследником, то ребенок в отношении этого долга является имеющим как права, так и обязанности, то есть долговые отношения прекращаются. Однако если ребенок является наследником, он наследует долги по оплате работы судебного исполнителя. Суть в том, что в случае наличия требования по оплате работы судебного исполнителя и смерти должника, то есть отца, обязанность по уплате долга переходит на наследника. Это означает, что долговые отношения не прекращаются, поскольку лица, имеющие права и обязанности, разные.

«Если вы не согласны с требованием или хотите получить более точную информацию, вы можете обратиться напрямую к кредитору. Кроме того, есть возможность подать кредитору протест», - сообщили в конце мая из бюро судебного исполнителя Лиллоя, проводившего инвентаризацию.

В последний день мая Аннели задала Пыльтс вопросы о принципе назначения платы за ведение производства и передала просьбу проводившей инвентаризацию Лиллоя вычесть причитающуюся Пыльтс сумму из общей наследственной массы. Ответов она до сих пор не получила. К моменту публикации этого материала Пыльтс не ответила и на отправленные еще в прошлую пятницу письменные вопросы редакции. Работник ее бюро Тыну Кала сообщил вчера вечером, что сумма назначена на законных основаниях.

Контроля нет

Муруметс ответила, что, не зная точных обстоятельств, можно сказать, что сумма на покрытие расходов по исполнительному производству в тысячу евро, начисленная Пыльц, ей кажется правильной – ставки разных компонентов этой платы определены Законом о судебных исполнителях. И хотя Аннели считает, что плата в 1000 евро за 5000 евро, которых судебный исполнитель смог добиться для ребенка за десять лет, это слишком много: при подсчете платы за производство исходят из общей суммы требования, то есть из 11 000 евро, которые Мирьям никогда не получит.

Аннели удивляется, как судебный исполнитель проводит инвентаризацию, не проверяя сути имеющихся требований, а нотариус подписывает наследственное удостоверение, не проверяя содержимого инвентаризации: «В данном случае это означает, что если бы в требовании Кайре Пыльтс к инвентаризации была указана сумма в 100 000 евро, а у Тийта на счетах имелось бы 100 000 евро, то Кая Лиллоя записала бы это требование в инвентаризацию, и там было бы указано, что Пыльтс получит сумму в 100 000 евро».

По словам Муруметс, во время инвентаризации наследуемого имущества происходит только предъявление требований, а не споры об их действительности. Ни нотариус, ни судебный исполнитель, который проводит инвентаризацию, не могут оценить, обоснован ли размер одного или другого требования, это может сделать только суд.

Второй возможностью Аннели и Мирьям в такой ситуации, по словам Муруметс, может быть заявление о банкротстве наследуемого имущества. Это можно сделать в том случае, когда в ходе инвентаризации было подано больше требований, чем имеется имущества и наследник не хочет оплачивать эти долги из своего кармана. Госпошлина за такое заявление составляет 10 евро.

В таком случае суд прежде всего назначит временного банкротного управляющего. Если банкротное, то есть наследуемое имущество имеет недостаточный размер, чтобы проводить производство, то оно будет прекращено, и за счет наследуемого имущества будет покрыта лишь плата за работу временного банкротного управляющего. И тут ответственность наследника ограничена ценностью наследства, другими словами, ему не придется ничего доплачивать. Таким образом, и судебный исполнитель может остаться без своего гонорара.

Муруметс добавила, что тема банкротства наследуемого имущества будет прояснена в поправке к закону, которую осенью планируют направить на согласование.

НАВЕРХ