Остановленные мгновения

Новая книга Бориса Туха.

ФОТО: Марианна Тарасенко

В издательстве «Александра» вышла из печати книга Бориса Туха «Роман с театром-2», ставшая продолжением сборника эссе «Роман с театром», увидевшего свет в 2002 году. В первую книгу были включены материалы, относящиеся к концу минувшего столетия, во вторую, соответственно, – к веку нынешнему.

«За 17 лет очень многое изменилось, – говорит автор. – Справил бал и потихоньку удалился на второй план постмодернизм; заявил о себе постдраматический театр. И вместе с меняющейся жизнью общества изменился и взгляд театра на эту жизнь.                                                              

В первой книге тоже были Шекспир, Достоевский, Чехов, но теперь мы смотрим на них уже иначе. Определяющим стало стирание грани между трагическим и комическим, что является нормальной реакцией на то, что театр политического абсурда доминирует и в реальной жизни».

Вошедшие в книгу эссе посвящены не только постановкам собственно эстонских театров и нашего Русского, но и зарубежных, и постановкам не только по произведениям уже упомянутых классиков, но и многих других: среди них и Лев Толстой, и Жан Ануй, и Бертольд Брехт, и Том Стоппард, и Антон Хансен Таммсааре, и Александр Островский.  Кстати, об Островском.                                                                                                                                                                                                                                                                                       

Мое «горячее, но одностороннее» знакомство с Борисом Тухом произошло задолго до того, как мы познакомились лично. К тому моменту он уже был известным журналистом и театральным и кинокритиком, но свежеиспеченную выпускницу университета, которая понятия не имела, какая судьба ее ждет, мало интересовали журналистика и критика. Однако интересовали театр и кино. А на экраны только что вышел «Жестокий романс» Эльдара Рязанова: это сейчас он классика и золотой фонд, а тогда на картину, с восторгом принятую большей частью публики, обрушилась официальная критика – в плохом смысле этого слова – общесоюзного масштаба.

Фильм бичевали за извращение Островского, ловили блох – всех деталей уже не помню, но, к возмущению молодого поколения, досталось Рязанову основательно. Лучом света в этом темном царстве (простите, но Островским же навеяно) стала рецензия Туха, который легко начихал на мейнстрим и «официальную  точку зрения». Ага, подумала я: один нормальный критик есть, надо запомнить. И запомнила, и если его статьи встречала, то читала. А уже потом, много лет спустя, поняла, что рецензии (сам он это слово не любит) Туха , можно читать с огромным интересом, даже если ты не смотрел спектакль или фильм: как сказал кто-то из знакомых, «прочитал – и как будто сам увидел».

Это действительно так, а с учетом того, что Тух не просто пишет об эстонских театрах и переводит на русский язык пьесы местных авторов, но и для многих людей, культуры не чуждых, однако не сильно интегрированных в культуру эстонскую, является проводником в этот мир. Да и в любом случае, уметь писать рецензии на незнакомые людям постановки, осуществленные все равно на каком языке, таким образом, чтобы их было интересно читать всем, дано, мягко говоря, не каждому. А уж если на знакомые… Не было такого спектакля в Русском театре, которому Борис Тух не дал бы профессиональную оценку.

Сам Борис сформулировал свою задачу так: рассказывать русскому читателю о том, что для автора дорого в театральной жизни Эстонии и что оставило яркие впечатления на международных театральных фестивалях; поддерживать интерес и любовь к театру; знакомить с театральным искусством Эстонии зарубежных специалистов и любителей театра там, где читают на русском языке; постараться, чтобы кто-то из молодых способных людей захотел писать о театре. 

Задача во всех отношениях благородная, но что касается последнего, то вынуждена отметить, что таланта и желания здесь, к сожалению, мало: нужны проистекающая из хорошего образования огромная эрудиция и значительная «насмотренность», проистекающая из непреодолимой страсти к мотанию по театральным фестивалям и просто по разным городам и странам с единственной целью – в пятый, десятый, двадцатый раз смотреть постановки, удачные и не очень, по одним и тем же произведениям, анализировать и сравнивать…

Смотреть постановки по произведениям новым и абсолютно новаторским, понимать, из чего они родились, искать для них объяснения и оправдания: классические (театр – зеркало, театр – увеличительное стекло) и собственные (современная театральная эмблема – не две, а всего одна маска: с саркастической усмешкой). В итоге отыскивать и жемчужные зерна, и бриллианты – и уметь их распознавать. Ах, дорогие молодые способные люди, учитесь, пока вам есть у кого учиться.

«Человеческая жизнь по природе своей явление исчезающее, – пишет Борис Тух. – Театральный спектакль – тем более. Он существует до тех пор, пока идет на сцене, потом некоторое время хранится в памяти тех, кто в нем играл, и тех, кто его видел, а потом исчезает из памяти».  В масштабах вселенной спектакль – всего лишь мгновение… Но спасибо тем, кто его для нас останавливает.

НАВЕРХ