Фабрика диагнозов: облапошившие государство семейные врачи продолжают практиковать
Врачи причинили государству ущерб в четверть миллиона евро

То обстоятельство, что Юлия Сакс-Маасалу и Ану Кабин отбывают за получение взяток условное наказание, это не мешает им и дальше работать врачами в поселке Торма.

ФОТО: Kristjan Teedema

Семейные врачи помогли пациентам вытянуть из государственной казны четверть миллиона евро. Это обстоятельство не мешает им и продолжать приемы, пишет Postimees.

Работающая в крошечном поселке Торма Йыгеваской волости Юлия Сакс-Маасалу (59) очень уважаемый среди местных жителей семейный врач. «Дружелюбный, доброжелательный, умный и очень приятный человек, именно такой, каким и должен быть семейный врач!» - высказал свое мнение один из пациентов. Но помимо этого Сакс-Маасалу является и наказанной в уголовном порядке преступницей, отбывающей условное наказание.

Когда два года назад среди местных жителей начала распространяться новость о том, что их любимица вместе с тремя коллегами задержана, в поддержку Сакс-Маасалу было собрано более 300 подписей: полицию просили прекратить преследование уважаемого медицинского работника.

Однако подозрения оказались правдой, и многие подписавшиеся даже не догадывались о масштабах злоупотреблений той, кого они защищают.

Десять лет лжи

Департамент социального страхования установил, что в течение десяти лет Сакс-Маасалу и ее коллеге Ану Кабин удалось выманить у государства для своих пациентов 240 000 евро пенсии по нетрудоспособности.

Лыунаский окружной прокурор Аллар Нису говорит, что с дачей взяток было связано около 40 человек. Это составляет более десяти процентов населения поселка Торма, амбулаторным приемом в котором руководит Сакс-Маасалу. Конечно, у врачей были пациенты и из-за пределов поселка.

По утверждению прокуратуры, схемой, прежде всего, пользовалась Кабин, которая получила большую часть взяток и часть суммы передала своей соучастнице Сакс-Маасалу. Врачам предлагали деньги, поскольку информация о такой возможности распространялась среди местных жителей, как легенда. Но Кабин - дама прямолинейная, которая в случае необходимости могла и сама попросить денег.

Врачи соглашались на преступление за сумму от 50 до 200 евро за один случай. Позже суд конфисковал у Кабин 4000 евро, а у Сакс-Маасалу – 500 евро.

Амбулаторный прием в Торма.

ФОТО: Kristjan Teedema

За взятки оба врача подделывали связанные со здоровьем документы, которые помогали пациентам получать пенсию по нетрудоспособности и социальные пособия. В большинстве случаев диагнозы усугублялись, а часть пациентов смогла получить диагнозы,  даже не показываясь врачу. Так сформировался рисунок преступления. Например, постоянно ставился диагноз "посттравматический синдром повреждения мозга". Врачи помогали пациентам, например, оформлять и те документы, в которых они сами должны были оценить свою дееспособность.

В числе прочего, Департамент социального страхования заметил, что у пациентов, предположительно имеющих инвалидность, не возникало проблем, например, при получении «чистых» медицинских справок для замены водительских прав.

Кроме уже названных, в рамках уголовного дела в позапрошлом году были задержаны еще два врача, которые предположительно занимались подделками, получением взяток или посредничеством в этом, но, поскольку прокурор счел их вину мизерной, они отделались оппортунитетом: им пришлось выплатить государству в общей сложности 8000 евро.

А что стало с теми, кто давал врачам взятки? Прокуратура и с ними пошла по пути оппортунитета.

В то же время, Департамент социального страхования сообщил, что теперь потребует, чтобы симулянты вернули деньги. Скорее всего, добиться возврата большей части от 240 000 евро не удастся, поскольку деньги можно востребовать только по подтвержденным случаям. Понятно, что обвинение и судебное дело не коснулось абсолютно всех эпизодов за последние десять лет.

Врачи остаются незаменимыми

9 мая этого года суд в рамках согласительного производства приговорил Кабин к двум с половиной годам лишения свободы, а Сакс-Маасалу – к двум. Испытательный срок обеих длится два года.

И хотя у суда есть возможность запретить врачам оказывать медицинские услуги, в данном случае прокуратура не сочла применение этого метода необходимым.

«И хотя обеих приговорили к заключению с испытательным сроком, нет оснований считать, что они продолжат свою преступную деятельность», - объяснил прокурор Нису.

Таким образом, только что наказанные в уголовном порядке врачи могут продолжать работу как ни в чем не бывало. Обе продолжают амбулаторный прием в Торма. Кроме того, Кабин работает в Йыгеваской больнице неврологом. Амбулаторным приемом руководит Сакс-Маасалу, которая сказала Postimees, что не хочет комментировать произошедшее.

Заместитель волостного старейшины Йыгева по социальным вопросам Виктор Святышев признает, что оставить врачей на должностях было для региона неизбежным выбором.

«В Эстонии уже десятки лет царит нехватка врачей. Особенно в сельских регионах, и Йыгевамаа не является исключением. Уход каждого семейного врача, вне зависимости от причин, усложняет доступность врачебной помощи первичного уровня для населения сельского региона. Очень сложно найти нового врача на освободившееся место».

Право человека работать врачом не может оспорить никто, кроме суда. Департамент здоровья, конечно, может временно удалить запись из регистра, но лишь в определенных случаях, а, по словам пресс-секретаря департамента Симмо Саара, данный случай в этот перечень не входит.

Генеральный секретарь Союза врачей Катрин Рехемаа комментирует лишь то, что в действительности врачебное сообщество хотело бы быть привлечено к обсуждению вопроса о праве на работу, но действующие законы этого не позволяют.

Руководитель Эстонского общества семейных врачей Ле Валликиви предложила, что в случае таких примеров, может быть, нужно создать систему, которая позволила бы совершившему ошибку врачу реабилитироваться под надзором опытного коллеги или ментора.

«Достаточно ли только судебного наказания для того, чтобы эти врачи избегали ошибок в своей дальнейшей работе, этого я сказать не могу», - призналась она.

Валликиви отмечает, что большое количество нетрудоспособных или имеющих инвалидность людей как легенду обсуждают прежде всего сами пациенты, но в большинстве случаев - без каких-либо уточнений.

«Пособие по нетрудоспособности не может являться финансовой помощью для решения социальных проблем, особенно в сельской местности», - говорит она.

Руководитель службы экспертиз и социальных пособий Департамента социального страхования Лейа Лахтвеэ надеется, что такая подделка данных все же не является широко распространенной практикой: «В то же время мы не можем исключить, что таких схем и случаев больше не будет».

По данным Эстонского центра прикладных исследований Centar, в прошлом году количество людей со сниженной работоспособностью в Эстонии сократилось на 96 000 человек.

НАВЕРХ