Две русские беды: дураки и дороги

Сцены из спектакля «Похождение».

ФОТО: Николай Шарубин

Фестиваль «Золотая Маска в Эстонии», который грядущей осенью отметит юбилей, давно стал заметным явлением в театральной жизни страны. Но мало кому известно, что практически каждый раз организаторам фестиваля приходится переживать экстремальные ситуации, которые требуется решать, как говорится, по мере поступления неприятностей. Пожалуй, самым ярким по части различных приключений был второй фестиваль.

Шесть мешков грязи

Мы уже рассказывали о том, какие сложности подстерегали принимающую сторону в связи с декорацией к спектаклю МХТа «Белая гвардия». Следующим пунктом фестивальной программы значилась «Табакерка» с инсценировкой «Мертвых душ» Гоголя» - спектаклем «Похождение», в котором играли Олег Табаков, Сергей Безруков и другие замечательные артисты.

Сцены из спектакля «Похождение».

ФОТО: Николай Шарубин

Каждому мало-мальски грамотному человеку известны две русских беды, блистательно описанные классиком - дураки и дороги. Дураки были изображены на сцене в лице гоголевских персонажей, а бездорожье требовалось представить в виде натуральной грязи. Для этого на авансцене нужно было выложить специальную дорожку шириной метр-полтора, по которой передвигались действующие лица, утопая в российской грязи.

«Для начала нужно было купить и завезти в театр глину и чернозем, а потом их смешать, поскольку грязь должна была издавать соответствующие звуки – хлюпать и чавкать под ногами. Использовать эту смесь дважды невозможно, поэтому после каждого спектакля мы бросали десант уборщиц, которые выскребали и вычищали все забрызганное грязью, - вспоминает директор фестиваля «Золотая Маска в Эстонии» Светлана Янчек.

Но это еще не все: после спектакля нужно было вычистить, вымыть и просушить обувь актеров, чтобы к началу второго спектакля она была в полном порядке. Для этой трудоемкой работы специально приглашали человека, который занимался только обувью: помыть кожаные ботинки – это полдела, а вот высушить ее очень непросто, и для этого придумывались специальные приспособления.

Сцены из спектакля «Похождение».

ФОТО: Николай Шарубин

Словом, грязь далась организаторам фестиваля очень нелегко. А ведь предварительно нужно было договориться с директором Национальной оперы, который почему-то не пришел в восторг от известия, что на авансцену собираются вывалить шесть мешков глины с черноземом.

 «В этом смысле театр «Эстония» многострадальный - наши неординарные ситуации возникают именно в его стенах. И приятно, что театром руководят театральные люди, которые все понимают и идут нам навстречу» - говорит Светлана Янчек.

Сцены из спектакля «Похождение».

ФОТО: Николай Шарубин

Однако не зря спектакль называется «Похождение» - похождений с ним хватило с избытком. В спектакле были живые лошади - вороная, гнедая и белая.

Тяжкая лошадиная доля

Напомним, что этот спектакль - как шкатулочка. Каждая картина начинается с того, что открывается дверка – и гостя встречает новый хозяин. А в финале, когда Чичиков потерпел фиаско, распахивались створки - и мы видели русскую тройку, сонно жующую сено.

Везти лошадей из Москвы было очень дорого, а проходить ветеринарный контроль - муторно. Проблема легла на плечи принимающей стороны. И из-за нескольких минут, в течение которых спектакль играли лошади, нужно было проделать огромную работу.

«Найти подходящих лошадей не так просто. Но поскольку не было видно, кобыла это или жеребец, наша задача упрощалась. Мы искали только цвет», - рассказывает Светлана Янчек.

Сцены из спектакля «Похождение».

ФОТО: Николай Шарубин

Лошадей нашли. Но их надо было поднять на уровень сцены. Сделали пробный подъем. Может, кому-то неизвестно: лошади не поднимаются по ступенькам. Единственный подходящий вариант – поднять их на грузовом лифте. А у грузового лифта нет ни стен, ни жестких ограждений. На самом деле это просто платформа, по периметру огражденная натянутыми канатами, чтобы лошади чувствовали края. Поднять на такой платформе трех лошадей почти нереально: если лошадь испугается, она может взбрыкнуть и упасть. Но все же решили поднимать всех животных сразу. Лошади стали топтаться, платформа начала раскачиваться. Каким-то чудом техническому директору фестиваля Андрею Кисину и инструктору, которые поднимались вместе с лошадьми, удалось зафиксировать платформу и остановить раскачивание. Лошади благополучно прибыли наверх. Но после пробного подъема стало ясно, что надо искать другое техническое решение, которое было найдено.

Сцены из спектакля «Похождение».

ФОТО: Николай Шарубин

«По закону о защите животных на каждую лошадь полагался инструктор, который присутствовал во время спектакля, и дежурил ветеринарный врач. Поначалу к идее дежурства врача мы отнеслись формально. И оказалось, напрасно. На первом спектакле одна лошадь задела при подъеме декорацию и распорола ногу - пришлось прямо в театре накладывать ей швы. Благо, скакать ей было не нужно – лошадь благополучно отстояла свою сцену, а на следующий день вышла на работу снова, как настоящая актриса», - делится яркими воспоминаниями Светлана Янчек.

А зрители ни о чем не догадывались и просто наслаждались блестящим спектаклем. 

Сцены из спектакля «Похождение».

ФОТО: Николай Шарубин

НАВЕРХ