Темный Феникс, что ж ты вьешься?

Джина Грей (Софи Тёрнер) готовится показать кузькину мать и расписать всех туда-сюда по трафарету.

ФОТО: wikimedia.com

Двенадцатый и последний фильм о людях-мутантах Икс, прекрасной команде марвеловских супергероев, внезапно получился хотя и вполне супергероическим, но не столь уж прекрасным; не проступает ли сквозь «Темного Феникса» ужасный конец прекрасной эпохи кинокомиксов?

Франшиза «Люди Икс» знала свои взлеты и падения. Немудрено: дюжина полнометражных фильмов снималась на протяжении двух десятков лет, причем снималась достаточно хаотически. Менялись спецэффекты и костюмы, актеры и режиссеры, появлялись новые временные линии – в серии о Людях Икс их не одна, а две. Началось все в 2000 году буквально с середины, закончилось тоже, если брать внутреннюю хронологию, не совсем концом. При желании во всем этом можно долго разбираться, заодно сопоставляя киноверсию с комиксной. Если желания нет, как у большинства, стоит просто наслаждаться кино под хруст попкорна... Конечно, если получится.

Утеряно искусство, нашедшего просьба позвонить...

Сам по себе фильм «Люди Икс: Темный Феникс» неплох, как неплох сферический конь в вакууме для людей, прежде лошадей не видавших. В нем есть неизбывная школа мутантов, ее бессменный глава профессор Ксавьер (Джеймс Макэвой) – телепат человек-компьютер в инвалидной коляске; есть его коллеги и подопечные: перевертыш Мистик (Дженнифер Лоуренс), оборотень Зверь (Хэнк Маккой), испепеляющий взглядом Циклоп (Скотт Саммерс), а также Джина Грей (Софи Тёрнер), тоже телепат и телекинетик. Есть враг дробь друг, властелин металла Магнето (Майкл Фассбендер). Есть злодеи в виде инопланетной цивилизации, которая что-то не то хочет сделать с Землей, включая Маргарет (Джессика Честейн), земную женщину, в которую эта пришельческая гадость подселилась...

Как мутант мутанта прошу: перестань паясничать, пошли домой! (Мистик – Дженнифер Лоуренс).

ФОТО: wikimedia.com

Есть экшн, в том числе супегероическое спасение астронавтов прямо с орбиты и крутое мордобитие в мчащемся на всех парах поезде. Есть загадки: на той самой орбите в уже умершую Джину Грей вторгается некая чудовищная сила, которую сначала все принимают за солнечную вспышку, и Джина не просто оживает, но превращается в практически всемогущего Темного Феникса. Есть, если ее можно так назвать, психология: профессор Ксавьер все чаще рискует нелюдьми, чтобы удовлетворить ненасытное эго; Магнето терзается, то ли опять бежать спасать мир, который ему ничего хорошего не дал, то ли плюнуть и уйти в тропические леса; Циклоп влюблен в Джину Грей, но сможет ли он спасти ее от Феникса внутри любовью?

Есть и это, и кое-что еще, но не хватает кинематографической химии, какого-то внутреннего сияния, которое только и делает искусство искусством. Драки, да, хороши, а вот загадки нудноваты, психологическая же часть откровенно глупа. С чего бы у профессора Ксавьера выросло эго-то? И почему злодеи столь тупо злодеисты? И как такое может быть, что Джина Грей, собаку съевшая на катастрофах и кризисах, с бухты-барахты не в состоянии справиться с самой собой – чисто психологически, – и верит обманщикам-инопланетянам на слово, когда те обещают ей (вы не падайте) мировое могущество?

Все это обидно вдвойне, потому что собственно комиксный оригинал «Темного Феникса» справедливо считается одной из лучших, если не лучшей аркой о людях Икс. В комиксе Феникс – необъяснимая энергетическая сущность, что-то вроде даже и Бога, странствующего по вселенной и ищущего достойные вместилища; беда в том, что формы оказываются недостойны столь крутого содержания, отчего массово гибнут живые существа и уничтожаются целые планеты и звездные системы.

Повороты сюжета в комиксе и сильны, и странны: скажем, Джина Грей с Фениксом внутри психологически ломается и из Махатмы Ганди превращается в Адольфа Гитлера после того, как некий злодей внушает ей, что они – супружеская пара из XVIII века, причем она – хозяйка плантации с рабами, вымещающая на них свою фрустрацию. Отсюда – опьянение властью, пристрастие к ней, привычка, аддикция, ломка, ненависть ко всем, кто встанет на пути к вожделенному могуществу... Между прочим, на Джину в комиксе охотятся несколько инопланетных рас, и есть за что – она убивает миллиарды. Надеясь все-таки спасти заблудшую товарку, Люди Икс дают инопланетянами отчаянный бой на Луне, и так далее, и так далее...

Когда Фениксы перестают нести золотые яйца

Космические масштабы, глубины пространства и времени, захватывающие повороты. Да, сорок лет назад, когда вышел комикс «Сага о Темном Фениксе», смерть главной героини была для фанатов шоком, а в кино эта самая смерть предсказуема и логична. Да, один из фильмов о Людях Икс уже частично основывался на комиксе. И все-таки: если уж вы берете хороший сюжет для экранизации, не оставляйте от грандиозной конструкции рожки да ножки. Финал, даже самый шокирующий, неизбежно просядет и будет смотреться примерно как потускневшая звезда на лысой и куцей новогодней елке.

Можно сколько угодно шутить про фальшивые елочные игрушки, но – сюрприз для тех, кто считает всю фантастику низким жанром, – даже в области кинокомиксов возможны грубые по(д)делки и, напротив фильмы, пробирающие до кости. «Темный Феникс» – из первых. Наверняка сказалось и то, что в карьере режиссера Саймона Кинберга это дебют. Стоило ли поручать финал франшизы дебютанту, пусть даже он много работал над франшизой как сценарист и продюсер? Особенно если предыдущие фильмы снимал среди прочих профессионал Брайан Сингер, сравнения с «Апокалипсисом» (2016) которого «Темный Феникс» просто не выдерживает.

Ненаучно-фантастический парадокс: Майкл Фассбендер в фильме есть, а играть ему нечего.

ФОТО: wikimedia.com

По сути, проблемы у «Темного Феникса» те же, что и у последнего сезона «Игры престолов»: что-то обрывается, и ты чувствуешь, что история потеряла одно или несколько измерений, сделалась плоской, как вот этот самый экран, и пропала иллюзия сопричастности. Чужаки влезли в тела любимых героев, совсем как инопланетяне в тела землян в «Темном Фениксе», и персонажи разом поглупели, обмелели, расплылись неинтересными пятнами. Ингредиенты вроде на месте, а в коктейле, поди ж ты, чего-то не хватает. Масштабности, искренности, непредсказуемости? В том ли дело, что «Темный Феникс» сработан по схеме из голливудского учебника, по лекалам сценарных курсов, – и схематичность погребла под собой все остальное?

Может быть, таков конец всех условных кинокомиксов: то, что стало рутиной, то, что дорабатывается отличниками и зубрилами, твердо знающими, «чем пронять зрителя», то, что выпускается на рынок ради пригоршни долларов, без задора, без огонька, – то мертво изначально и по определению, несмотря на любых отличных актеров (особенно жаль Дженнифер Лоуренс и Майкла Фассбендера, а Софи Тёрнер жаль дважды – в качестве Сансы она ведь дожила и до последнего сезона «Игры престолов») и любой мощности спецэффекты.

Комиксы пока еще кормят Голливуд, но колодец задора иссякает, и финал, чувствуется, близок, как та зима в эпопее Джорджа Р.Р. Мартина. Темные Фениксы киноиндустрии, некогда – фантастически огромные птицы с взрывным потенциалом, скукоживаются и откладывают золотые яйца всё меньшего размера. Что будет с Голливудом, когда эти фениксы и вовсе перестанут возрождаться?

НАВЕРХ