Глава фонда природы: массовое сжигание леса – не решение для сланцевого кризиса

Кивиылеский химзавод.

ФОТО: Eero Vabamaegi /

Заводы по производству масел и массовое сжигание древесины – это ошибочные решения для смягчения ситуации в Ида-Вирумаа, пишет в Postimees заместитель председателя правления Фонда природы Эстонии Сийм Куресоо.

В ближайшее время многим шахтерам и энергетикам Ида-Вирумаа угрожает потеря работы и доходов. Правительство отреагировало на ситуацию и начало предлагать решения. Однако непонятно, почему не пытаются ответить на главный вопрос: что мы предпримем сейчас, чтобы семьи, общество и весь регион вернули себе чувство уверенности и могли достойно принять будущее?

Вместо этого сосредотачиваются на вопросах: «что мы теперь будем сжигать?» и «что  мы теперь будем добывать?». Массовое сжигание леса и расширение производства масел может выглядеть как ответ: хотя бы до следующих выборов можно решить проблемы части людей. Но оба решения по своему характеру вредны для окружающей среды и не являются жизнеспособными ни в экономическом, ни в социальном смысле.

Я хочу обратить внимание на предложенное в качестве быстрого решения проблемы массовое сжигание леса в котельных Eesti Energia. Речь идет о горько-сладком решении, которое в самые сложные моменты приходит на ум тем, кто принимает решения, и соблазняет их испытать себя.

Возможность для сжигания древесины в сланцевых котельных создали уже много лет назад, и эта возможность значительно увеличилась после того, как была завершена реконструкция новой электростанции в Аувере. Такое совместное сжигание ископаемых и биологического топлива разрешает директива по возобновляемой энергии Европейского союза. Однако это не самое дружественное по отношению к климату производство энергии – его нейтральность к углероду больше не является научным пониманием, скорее это чисто политическая договоренность.

Совместное сжигание, имеющее меньшую эффективность, явно считают паршивой овцой возобновляемой энергии, точно так же, как планирующееся на ближайшее десятилетие сжигание пальмового масла в двигателях дизельных автомобилей. Влияние на климат такого сжигания древесины противоположно желаемому, кроме того, это бросит необоснованный спасательный круг энергетике, основанной на топливе из ископаемых, отказ от которой в ближайшие годы неизбежен.

Сладкой стороной сжигания древесины является то, что в краткосрочной перспективе оно окажется экономически выгодным для некоторых участников процесса. В начале десятилетия в котельных Eesti Energia уже жгли древесину, поскольку таким образом плату за возобновляемую энергию можно было направить в государственные предприятия. Это закончилось, поскольку вызвало серьезное противостояние как среди людей, ценящих лес, так и предприятий, использующих дерево в других целях.

В середине десятилетия думали жечь древесину в Ида-Вирумаа в статистически-торговых целях. Впавшее от таких идей в эйфорию правительство в какой-то момент утверждало, что лесная производительность Эстонии в состоянии давать в год до восьми миллионов кубометров до сих пор нецелесообразно использованной древесины. Такое сжигание не перегрузит платящих за возобновляемую энергию потребителей, и экономически может быть лучше, особенно в интересах сбалансированности импорта.

К счастью, ни одного такого договора со страной, которая загнала бы себя в тупик подобными целями, до сих пор заключено не было. И тут свою роль, конечно, сыграла дурная репутация такого рода сжигания леса. Например, находящаяся в подобном тупике Бельгия ужесточила интерес по отношению к статистике Эстонии после того, как в феврале прошлого года фламандский парламент, опираясь на публикации журналистов-расследователей, обсудил мутный с точки зрения влияния на окружающую среду характер предлагаемой Эстонией статистики.

Горечь же массового сжигания заключается в его влиянии на окружающую среду, на которое по политическим мотивам пытаются смотреть сквозь пальцы. Общая позиция более ста мировых объединений по охране окружающей среде Biomass Delusion в своих выводах перечисляет проблемные места массового сжигания: не является нейтральным в плане углерода, основано на ошибочном подсчете углерода, угрожает продолжительности жизни лесов и их способности приспосабливаться к изменению климата, а также подрывает потенциал лесов смягчать климатические изменения.

Нужно сказать, что эти влияния на окружающую среду можно минимизировать, если с большой осторожностью выбрать, что и как жечь. Эстонские общества по охране окружающей среде во время составления плана развития лесного хозяйство предложили ввести критерии бережливости для использования древесины в энергетике, и это в идеале должно было гарантировать, что энергию у нас будут производить только из древесных отходов и лишь при наличие серьезных полезных   факторов. Известный до сих пор план Eesti Energia в этом плане туманнее тумана, поскольку древесину планируют сжигать в смеси с топливом из ископаемых, с очень маленькой эффективностью, а критика парируется утверждением, что дерево можно импортировать, например, из Африки или Америки, где требования по окружающей среде крайне мягкие.

Если говорить о прежней деятельности Эстонии в области энергетики, основанной на биомассе, то можно сказать, что с этим мы перестарались еще до начала сжигания биомассы в Ида-Вирумаа. В последние годы для получения электричества в Эстонии сжигают более пяти миллионов кубометров древесины. Кроме того, Эстония импортирует около четырех миллионов кубометров древесины для электричества в другие страны. Только сложение этих двух цифр говорит нам о будущих безумных вырубках для энергетики. Таким образом, мы сможем разбрасываться древесиной еще лишь ближайшее десятилетие, поскольку долгосрочные прогнозы предсказывают, что  при такой активной вырубке значительное сокращение объемов древесины возникнет уже через десяток лет, угрожая оставить без работы и тех, кто будет ее сжигать.

У нас сейчас нет очень хорошего и быстро действующего плана для решения ситуации, поскольку на государственном уровне многие годы игнорировалась сама необходимость его составления. Заводы по производству масел и массовое сжигание древесины – это не самые хорошие решения для смягчения ситуации в Ида-Вирумаа.

Кризис в Ида-Вирумаа требует срочного решения, и как государство мы должны быть глубоко солидарны с оказавшимися в тяжелом положении идавирусцами. Эту солидарность нужно выразить сразу, и не в виде идей что-нибудь добыть и сжечь, а в виде четко сформулированных и вызывающих доверие заявлений и действий. Частью плана должен быть учет местной специфики, более щедрые, чем обычно, социальные пакеты, которые содержали бы в себе пособие по безработице и возможности для переобучения.

У нас как у общества должно хватить на это сил. Налогов по страхованию от безработицы уже много лет собирают намного больше, чем тратят. Этот резерв копили, чтобы быть готовыми к кризису, а теперь кризис наступил. Почему бы не заставить эти деньги служить своим целям, чтобы дать людям надежду и чувство уверенности до тех времен, когда в Ида-Вирумаа сформируется экономика, которая не зависит от углерода и государственных дотаций, игнорирования рисков и особого отношения? Также можно попросить дотацию у Европейского союза, где во многих странах проблемы, возникшие после отказа от энергетики из ископаемых, смогли предусмотреть лучше и запланировать средства для более успешного их решения.

Я совершенно уверен, что экономика Ида-Вирумаа встанет на ноги, если у местных жителей сохранится уверенность в себе, - у них также есть возможность самостоятельно сформулировать свои виды на будущее - а возникшие и направленные туда предприятия получат именно им необходимую и адаптированную под особенности региона поддержку.

Новый облик Ида-Вирумаа должен стать многогранным, поскольку многогранность – это лучшее средство для того, чтобы справиться с изменениями условий окружающей среды. Детали этого плана еще нуждаются в серьезном обсуждении и оттачивании, и хочу вдохновить нас всех неато, чтобы начать этим заниматься.

НАВЕРХ