Оценка организации транспорта в столице: «Людей в инвалидных креслах везут как ящики с бананами»

Postimees проехался с Хелен Бокманн и убедился, что ее кресло в автобусе к полу не прикрепляют. Всю дорогу Хелен приходится очень крепко держаться за поручни.

ФОТО: Sander Ilvest

Так говорит Хелен Бокманн, которая каждый день ездит на работу и домой на социальном транспорте, организованном городом Таллинн. И так уже 15 лет. В последние полтора года, по ее словам, назвать такие поездки безопасными невозможно, пишет Postimees.

Брокманн рассказала Postimees о последней неприятности, произошедшей возле ее работы: «Водитель сделал резкий маневр, и стоявший передо мной молодой человек упал мне на колени». Через пару дней Бокманн позвонила и рассказала: «По дороге домой упала в автобусе на спину, но, к счастью, обошлось без травм».

Причина происшествий: часто пассажиры автобусов, использующие инвалидные коляски, не пользуются ремнями безопасности. В автобусах социального транспорта или нет таких приспособлений, или водитель не пристегивает пассажиров, или они сами отказываются это сделать. В такой ситуации водитель не должен отправляться в путь. Но отправляется.

Департамент шоссейных дорог, конечно, говорит, что с точки зрения безопасности движения важно закреплять и инвалидную коляску, и сидящего в ней пассажира. Но Postimees прокатился с Бокманн и убедился, что этого не делают.

Пассажира завозят в автобус фирмы AS Termaki Autopark и он едет не пристегнутым. На протяжении всей поездки из Мустамяэ домой в Ласнамяэ с двумя промежуточными остановками Бокманн крепко держится за поручни.

Удержаться в амортизированном автобусе, водитель которого редко давит на педаль у светофора, оказалось тяжело даже мне. Если повезет, автобус подъедет прямо к подъезду. В тот день Бокманн не повезло.

От подъезда ее отделяет высокий бордюр. Чтобы его преодолеть, она использует крышку канализации. Она чуть возвышается над землей, как ступенька на пешеходной дорожке. Помогать людям добраться от дома до автобуса и обратно в обязанности водителя не входит.

Пассажир сломал ногу

Руководитель по связям с общественностью полиции говорит, что проверка соответствия инватранспорта введенным требованиям не входит в их компетенцию. Это можно сделать, если партнер, обладающий правом надзора (в случае социального транспорта – Департамент социального страхованияред.), выразит желание провести совместный рейд с Департаментом шоссейных дорог.

«В таком случае, полиция проверит, например, наличие ремней безопасности. В порядке ли тормоза, проверяет Департамент шоссейных дорог. Раньше в инватранспорте таких проверок не проводили», - сказал представитель полиции.

Бокманн пыталась сделать водителю замечание, но тот не понимает по-эстонски: «Я показывала ему жестами, чтобы он закрепил мое кресло. Мне было сказано, что меня защищает стоящее впереди сиденье. Защищает, но я еду, упираясь коленками в это сиденье, а это больно. Меня покалечат еще больше, чем я уже покалечена».

Одна из фото, сделанных Хелен Бокманн, доказывает, что инвалидное кресло в автобусе не закрепляют.

ФОТО: Erakogu

Чтобы доказать свои слова, она сделала несколько фото на телефон. По ним видно, что кресло либо совсем не закреплено, либо закреплено лишь частично: «В некоторых автобусах есть дырки, предназначенные для ремней, но самих ремней просто нет».

И сам перевозчик не отрицает недостатков. Руководитель AS Termak Autopark Тийт Пярн говорит, что некоторые водители не пристегивают пассажиров: «Он, может быть, видит, что ехать недалеко, и не пристегивает. Если нам сообщают о таких случаях, вызываем водителя на ковер».

Но главная проблема, по его словам, заключается в людях, которые сами не пристегиваются. У Termak такая политика, что у каждого пассажира должен быть с собой ремень, которым он может пристегнуть себя к креслу.

Пярн также рассказал о происшествии, когда весящий 160 килограммов пассажир упал и сломал ногу, несмотря на то, что был пристегнут ремнем. Ремень расстегнулся, поскольку представлял собой так называемую липучку. «Тогда человек понял, что сам виноват».

Домой и в школу в обнимку с передним сиденьем

Одним из экспертов по перевозке пассажиров в инвалидных креслах в Эстонии можно считать Свена Реэмета. Реэмету, у которого протез голени, принадлежит фирма по ремонту инвалидных кресел и два привезенных из Европы полностью оснащенных автобуса, на которых он перевозит пассажиров с инвалидными креслами, преимущественно туристов. Он также входит в правление Эстонского союза людей с ограничением в движении.

Несколько раз на колени Хелен Бокманн падали стоящие впереди люди, в результате этого она и сама однажды упала на спину.

ФОТО: Sander Ilvest

В 2017 году союз обучал водителей фирмы Termak Autopark. Из-за постоянной смены работников, Реэмет весьма критически настроен в отношении обученности персонала: «Удивляюсь, что в Эстонии из-за того, что людей не пристегивают, до сих пор не произошло ни одной крупной аварии! Если в моем автобусе есть человек на инвалидном кресле, он является таким же пассажиром, как и любой другой, то есть, должен быть оснащен ремнем безопасности».

Он припомнил курсы для водителей автобусов фирмы Sebe, где он в числе прочего показал кадры одной аварии, произошедшей за границей. В ней погибли несколько человек на инвалидных креслах: «У них не было ремней безопасности. Инвалидные кресла – металлические конструкции, весящие несколько десятков килограммов – по сути перемололи людей в фарш. Опытные водители побледнели».

Реэмет демонстрирует ремень, который прикрепляет к раме кресла Бокманн. Им Хелен пристегнулась к креслу: «Это ремень предназначен для фиксации тела при движении на обычной скорости. Ремень удерживают два шестимиллиметровых болтика, но, что они могут в ситуации, если кто-то врежется в автобус? Ничего!»

Один раз Бокманн попала в аварию на автобусе Termak Autopark. В автобус врезались сзади. Заднюю дверь, через которую должны въезжать пассажиры на инвалидных креслах, заклинило, и она не открывалась. Бокманн пришлось несколько часов просидеть в автобусе. Каждый удар, особенно такой, разрушает кресло.

При этом социальным транспортом пользуются и те, у кого нет возможности держаться за поручни. Бокманн говорит, что сама видела, как пассажиры в более тяжелом состоянии, чем она, изобретали способы, как удержаться во время поездки. «Некоторые обнимают спинку кресла впереди себя. На это неловко смотреть».

Двухметровый молодой человек, который парализован ниже шеи, согласился на условиях анонимности рассказать о своем опыте: «Утром поехал в школу. В первый раз ехал с Termak, и это был первый рабочий день водителя на инваразвозке. Внезапно он затормозил, и я вылетел из кресла. К счастью, ничего плохого не произошло, отделался царапинами».

Он добавил, что ответственность должен нести не только водитель: «Если водитель автобуса тебя не закрепил, нужно ему об этом сказать».

Такого оборудования, как ремни с тройной фиксацией в автобусах Termak Autopargi нет.

ФОТО: Ээро Вабамяги

Отвечает местное самоуправление

Исполнительный директор Эстонского союза людей с ограничением в движении Лили Тири говорит, что такая ситуация не может продолжаться: «Вначале мы были счастливы, что вообще есть хоть какая-то услуга. Но потом стали умнее». По словам Тири, главное - чтобы, когда самоуправление или государство проводят тендер, в нем были указаны и требования к безопасности.

Что касается социального транспорта, то, по словам представителей Министерства экономики и коммуникаций, самоуправления должны стоять за то, чтобы в заказанных автомобилях имелись ремни безопасности в рабочем состоянии а водители использовали их при транспортировке людей, передвигающихся на инвалидных креслах.

Старший специалист Таллиннского отдела социальной опеки и здоровья Тийа Тийк выразила надежду на то, что безопасность в автобусах Termak Autopark улучшится в середине сентября, когда на дороги выйдут новые автобусы.

Тийк сказала, что если вообще и жалуются, то потому, что клиент не смог заказать транспорт к нужному времени: «Несколько лет назад мы получали жалобы и по поводу падений».

«У нас несколько лет действует условие, что городские легенды – кто-то где-то что-то видел, как с кем-то что-то случилось – мы во внимание не принимаем. Вы считаемся только с письменными жалобами клиентов», - добавила она.

По информации Министерства социальных дел, в перспективе социальный транспорт объединится с обычным транспортом. Прежде всего, это означает взятие на вооружение автобусов с низкой посадкой. Занимающаяся в министерстве этим вопросом Трийн Рааг тоже говорит, что безопасность социального транспорта важна и об этом нужно говорить и в рамках идущего пилотного проекта, связанного с социальным транспортом.

«Возможно, что одним из результатов проекта может стать предложение изменить закон. При необходимости мы готовы это обсуждать и со своими коллегами в Министерстве экономики и коммуникаций, а также в Департаменте шоссейных дорог».

Социальный транспорт предназначен для тех, у кого из-за инвалидности нет возможности пользоваться общественным транспортом или личным автомобилем. В Таллинне на социальном транспорте совершают 500 поездок в месяц.

Termak: вызываем безалаберных водителей на ковер

Руководитель фирмы Termak Autopargi AS Тийт Пярн сказал, что тех водителей, которые не закрепляют пассажиров, берут на карандаш. Но главной проблемой, по его словам, является то, что сами пассажиры не пристегиваются в кресле.

- Чем вы объясните то, что люди в ваших автобусах получают травмы?

- В автобусах есть все для того, чтобы закрепить инвалидное кресло. Проблема в том, что люди не пристугиваются в самих креслах. И на последнем совещании мы обсуждали, что с ними делать. Водители постоянно дерутся с пассажирами. Один раз мы провели акцию, купили какое-то количество ремней и раздали их бесплатно. Ремень нужно иметь при себе, так что ситуаций, когда у человек нет ремня, возникать не должно.

Мы постоянно говорим клиентам: понимаете ли вы, что если в автобусе закреплено только кресло и автобус тормозит, то вы из него вылетите? Они не хотят этого понять. Есть и  различные крепежки – заезжаешь в автобус, кресло закрепляется на полу и из пола вытягивается ремень, который охватывает пассажира.

- Вы говорите о ремне с тройной фиксацией?

- Да. Такие механизмы существуют, но они занимают много места. В таком случае в один автобус поместится один человек. Мы не смогли бы перевозить такую массу.

На последнем совещании мы обсуждали, что, может быть, составить, например, документ о том, что если с пассажиром что-то случится, то водитель ответственности не несет. Но это не защитит нас в суде. Тут просто нужно провести кампанию, чтобы все, у кого нет ремня, закреплялись.

Трудно и с водителями. Наша клиентура подходит не многим. Некоторые после половины пробного дня говорят, что им такая компания не походит.

- И в такой ситуации водитель может отправляться в путь? Он же  несет ответственность, если что-то случится.

- Да, водитель может сказать, что он не поедет. Мы прошли этот путь, но увеличивается недовольство. К счастью, мы ездим с городской скоростью. А было и такое, что весящий 160 килограммов пассажир, который был пристегнут ремнем, во время торможения выпал из кресла и сломал себе ногу.

У него был ремень, но он расстегнулся, не выдержал. Это была такая липучка – 10 сантиметров шириной. Такие ремни, которые продаются для инвалидных кресел в магазинах, но выглядят, как настоящие ремни безопасности. Они не выдерживают. В той истории человек понял, что виноват сам. Но такой урок никому не нужен.

- Я проехалась с Termak и убедилась, что иногда кресла вообще не закрепляются.

- Ну, это зависит от водителя. Это удобно водителю. Он, может быть, посмотрел, что ехать недалеко, и не стал закреплять пассажира. Если нам сообщают о таких происшествиях, вызываем водителя на ковер. Они думают, что фиксируются тормоза кресла, а ремни пристегивать не нужно. Наша обязанность - взять такого водителя на карандаш и объяснить, что так делать нельзя.

Однако не вся информация о подобных происшествиях доходит до нас. Иногда мы раздаем клиентам опросники, чтобы узнать, насколько они довольны услугой. Теперь у нас есть программа, где можно анонимно отставить свой отзыв.

НАВЕРХ