Нелюбовь к России можно понять, но лучше дискутировать в парламенте, чем на поле боя
Российские эксперты о вступлении РФ в ПАСЕ

Пленарное заседание ПАСЕ. Иллюстративное фото.

ФОТО: Vladimir Fedorenko/RIA Novosti

Специально для Rus.Postimees российские эксперты поделились своей позицией относительно возвращения РФ в ПАСЕ.

Алексей Макаркин, первый вице-президент Центра политических технологий, профессор ВШЭ

Есть несколько моментов. Первый носит общецивилизационный характер. Что такое Россия? Россия является европейской страной или нет? Такое ощущение, что немалая часть российских и европейских элит решили все-таки Россию в Азию не выталкивать. Потому что это можно сделать достаточно легко. По формальным признакам, так как Россия не платила взносы, отношения очень сложные и взаимное недоверие большое. В общем, все сошлось.

Но взять на себя ответственность за то, чтобы вытолкнуть Россию из Европы,  никто так и не смог. Потому что если Россия находится за пределами Совета Европы, критика в ее адрес становится бессмысленной. Раз она не в Европе — она не следует европейским стандартам. Они для нее совершенно неактуальны. Если Россия — член Совета Европы, то ее можно критиковать — за нарушение демократии, например.

Если посмотреть с исторической  точки зрения, то Россия была в Европе со времен Петра Великого. Разные исторические ситуации, коалиции и войны были. Но даже большевики, придя к власти, хотели изменить Европу. Они хотели мировой революции, но не отрицали европейского характера России. Это один момент. Он глобальный, и он, наверное, важен для самоопределения России, для ее отношений с Европой.

Но простым гражданам это не очень интересно: это никак не влияет на их текущую жизнь. Поэтому есть второй момент — Европейский суд по правам человека. Это институт, в который россиянин обращается, если у него нет другого выхода, если он не может найти правду у себя в стране. Что интересно, подавляющее число обращающихся — это люди, которые не интересуются политикой. Это обычные люди, которых обидели правоохранительные органы или государство. Сейчас у них есть возможность обратиться в Страсбург.

Есть люди, которые говорят, что нам не нужна никакая Европа, что нам не нужны никакие Страсбурги, но как только у них возникает проблема, — они именно туда. Они тут же забывают о том, что это Европа, что нам нужна суверенность и т.д. Они идут в ЕСПЧ, потому что в своей стране не могут получить защиту. Страсбург тем и важен для россиян, и если Россия уходит из Совета Европы, соответственно, она выходит из юрисдикции Страсбургского суда. Пожалуй, эти два фактора являются здесь ключевыми.

Дмитрий Дризе, политический обозреватель КоммерсантъFM

Для простых российских граждан важно сохранять контакт с Европой. Главное, что означает развод с ПАСЕ — выход из юрисдикции Европейского суда по правам человека. А это для немалого числа россиян последняя возможность оспорить решения российских судов, которые, как мы знаем, не всегда бывают однозначными.

Плюс к этому — у российского истеблишмента есть провинциальный комплекс. От этого пока никуда не деться. В частности, те же депутаты хотят быть респектабельными, чтобы на равных говорить с европейцами, ездить в Страсбург. Если их лишить этой игрушки, они обидятся. А на ком вымещать свою обиду, как не на своих же гражданах? Иными словами, это может привести к новым запретительным законам и провоцированию антизападных настроений.

Что касается позиции восточной Европы, то ее нелюбовь к России можно понять. Но лучше дискутировать в парламенте, чем на поле боя. Можно доказывать свою позицию и словесно уничтожать противника. Мы же соседи, и нам важен диалог, а не противостояние. ПАСЕ — это как раз подходящая площадка. Нынешняя Россия — это, конечно, хулиган, но загонять его в угол опасно. Для всех для нас, в первую очередь для россиян. Плюс к этому важно разделять руководство страны и ее граждан. Но стремление даже такой России к Западу – бесспорно.

Андрей Кортунов, генеральный директор Российского совета по международным делам

Возвращение России в ПАСЕ, безусловно, является шагом вперед в восстановлении российско-европейских связей. Членство России в Совете Европы не только создает возможности для российских граждан обращаться за поддержкой в европейский суд по правам человека, но и позволяет России более активно использовать европейский опыт для модернизации своих институтов (достаточно сослаться на роль членства в Совете Европы в реформе российской пенитенциарной системы).

Однако решение ПАСЕ не следует рассматривать как первый шаг к отмене европейских санкций в отношении России, введенных в 2014 г. в связи с событиями на Украине. Более того, участие российской делегации в работе ПАСЕ будет, безусловно, использоваться критиками Кремля для усиления нажима на Россию в вопросах прав человека, верховенства закона и соблюдения западных стандартов демократии. Хотелось бы надеяться, что участие российских парламентариев в заседаниях ПАСЕ не сведется к обмену пропагандистскими выпадами, но будет также содействовать налаживанию содержательного диалога по вопросам, объединяющим Россию и Европу.   

НАВЕРХ