Звезды на фестивальной сцене

Алиса Фрейндлих.

ФОТО: архивное фото фестиваля «Золотая Маска в Эстонии»

Одним из самых ярких событий фестиваля «Золотая маска в Эстонии» стал моноспектакль, поставленный по новелле французского писателя Эрика-Эммануэля Шмитта «Оскар и Розовая Дама», который подарил нашим зрителям встречу с замечательной актрисой Алисой Бруновной Фрейндлих.

Плакали зрители, плакала переводчица-синхронистка

А ведь перед началом фестиваля я сказала директору «Золотой Маски в Эстонии» Светлане Янчек, что при всей своей любви к Алисе Бруновне «Оскара и Розовую Даму», наверное, смотреть не буду, поскольку это моноспектакль, и, наверное, бывают даже гениальные моноспектакли, но  меня лично этот жанр не привлекает. Уж не помню, какие она нашла слова, чтобы убедить меня в том, что пропустить этот спектакль ни в коем случае нельзя.

Моноспектакль «Оскар и Розовая Дама» –  история неизлечимо больного маленького мальчика, который пишет письма Богу и рассказывает о своей жизни, о своих желаниях, о том, какой бы ему хотелось видеть окружающую жизнь – стал для меня самым сильным художественным потрясением за последние лет двадцать. Впечатление от спектакля было настолько сильным, настолько мощным, что спустя столько лет (а это был третий по счету спектакль «Золотая маска в Эстонии») при одном воспоминании о нём перехватывает дыхание, и бешено колотится сердце.

Алиса Фрейндлих играла мальчика и сиделку, которая скрасила его последние дни – научила писать эти письма и перевела его переживания в иную плоскость…

Публика в зале плакала. И плакала в наушники актриса Мария Кленская, которая синхронно переводила спектакль. И только Алиса Фрейндлих продолжала играть...

Среди публики были зрители из Литвы. Не театральные работники, а обычные зрители, которые специально приехали в Таллинн на микроавтобусе – посмотреть спектакль с участием Алисы Фрейндлих. Они позвонили в дирекцию фестиваля заранее, попросили забронировать им билеты и заказать гостиницу. После спектакля их пригласили на фуршет – люди были счастливы увидеть любимую актрису вблизи, увидеть, какой она доброжелательный, на редкость скромный человек.

О некоторых проявлениях творческой натуры

Событием третьего фестиваля стал и ленкомовский спектакль «Полёт над гнездом кукушки». «Мне очень хотелось показать этот спектакль нашей публике, но с ним сразу же возникли проблемы», – вспоминает Светлана Янчек.

Дело в том, что «Полёт над гнездом кукушки» – копродукция. Этот спектакль принадлежит не только Театру «Ленком», но ещё одной продюсерской компании, чьё согласие также было необходимо получить.

«Мы долго вели переговоры, нам под разными предлогами отказывали. В конце концов, упёрлись в то, что в Таллинне нет ни одной площадки, куда поместилась бы вся сегментарная декорация этого спектакля. Однако мы все же нашли инженерное решение – один сегмент достраивали на месте, в Центре русской культуры».

Все старания не были напрасными – спектакль прошел великолепно, а успех Александра Лазарева-младшего у молодых зрительниц был весьма впечатляющим. К слову, многие обратили внимание на то, что, несмотря на популярность, актеру совершенно не свойственны какие бы то ни было проявления звездности. И вообще, с Театром «Ленком», по словам Светланы Янчек, не было проблем, связанных с чрезмерными требованиями или капризами.

– Коль уж разговор коснулся столь деликатной темы, скажите по секрету, были ли театры с какими-то капризами и амбициями?

– Нет, конечно же, не скажу. Но, если честно, я не отношусь к подобным проявлениям с осуждением. Говорю это абсолютно искренне.

– То есть вы при необходимости можете взять себя в руки?

– Нет, просто понимаю, что актёр работает «собой». И мы не знаем, что ему нужно для того, чтобы он привёл свой организм, свой инструмент в рабочее состояние. Природа у всех разная. Некоторые приходят к этому состоянию через то, что заведут всех вокруг, запустят в космос – выйдут на сцену и сыграют гениально. Но точно знаю, что если я заведу в два раза больше людей, если отправлю в космос весь Таллинн, все равно не выйду и не сыграю. Поэтому отношусь к актерам с огромным уважением и очень  терпеливо.

– А кто требует большего терпения – актеры или актрисы? Иными словами, у кого чаще бывают, скажем так, неадекватные проявления творческой натуры?

– Мой опыт – возможно, это исключительно мой личный опыт – показывает, что с мужчинами в этом смысле сложнее. И хотя порой это вызывает недоумение, в итоге мы всегда находим общий язык.

НАВЕРХ